Ссылки для упрощенного доступа

20 Июнь 2024, Ташкентское время: 18:25

Экс-дипломат о суде по иску Петра Каримова к вдове отца: Татьяна Акбаровна не захочет скандалов, поэтому рассчитается с пасынком вне суда


Алишер Таксанов (слева) и Петр Каримов. Москва, 1997 год.
Алишер Таксанов (слева) и Петр Каримов. Москва, 1997 год.

Петр Каримов, сын ныне покойного первого президента Узбекистана Ислама Каримова, подал в суд на Татьяну Каримову, вдову своего отца. Иск будет рассматриваться в Яккасарайском межрайонном суде Ташкента.

Супруга покойного Ислама Каримова Татьяна Каримова подала ходатайство о проведении судебного заседания в закрытом режиме, и суд удовлетворил его.

Бывший узбекский дипломат и независимый журналист Алишер Таксанов, ныне проживающий в Швейцарии, в свое время дружил с сыном Ислама Каримова Петром и был его однокурссниском.

В интервью «Озодлику» Таксанов рассказал о первом ребенке Ислама Каримова и поделился своими суждениями о предстоящем суде по иску Петра Каримова к вдове своего отца.

«Озодлик»: Господин Таксанов, вы дружили с Петром Каримовым и были его однокурсником. Расскажите немного о нем. Поддерживал ли он тесные отношения с отцом, как отец при жизни относился к своему сыну? Какие отношения были у Петра со второй семьей отца, с сестрами?

Алишер Таксанов, бывший узбекский дипломат и независимый журналист.
Алишер Таксанов, бывший узбекский дипломат и независимый журналист.

Алишер Таксанов: С Петром Каримовым я знаком с 1983 года, когда мы поступили на учебу на планово-экономический факультет Ташкентского института народного хозяйства. Правда, мы учились в разных группах – он был на специальности «экономика промышленности». Но поточные лекции проходили вместе, и мы сидели всегда рядом, обсуждая студенческую жизнь. Все знали. Что он сын тогда министра финансов Ислама Каримова, преподаватели и деканы перед ним заискивали, но Петр оказался простым парнем, не заносчивым, не высокомерным, вполне адекватным. Да, учился он не ахти как отлично, но все экзамены сдавал сам. Ему пришлось помучится по высшей математике, так как преподавательница Тамара Михайловна была нигилистом и не признавала должности и статусы студентов, она его гоняла по предмету сильно, но в итоге Петр преодолел этот барьер, сдал.

Я заметил, что Петр никогда не называл Ислама Каримова «отцом» или «папой», всегда говорил в третьем лице: он, ему, для него... и никогда не начинал разговор об отце, если кто-то не начинал говорить об этом с ним сам. При том, что отец входил в партийно-советскую элиту, Петр не имел доступ к дефициту: ничем не отличался от студентов, он одевался очень скромно: обычные брюки, рубашка, никаких джинсов, футболки «лакоста», дорогих часов, личного автомобиля, как у детей высокопоставленных родителей. Его увлечение было фотографирование, он часто приносил фотоаппарат и фотографировал друзей (вот откуда у меня есть наши студенческие фотографии).

Я разговаривал с матерью Петра – Натальей Петровной Кучми, она работала ученым секретарем Ботанического сада, была знакома с моей мамой по линии агрономии и химии растений. Она не очень лестно отзывалась о своем муже, говорила, что не заботился он никогда о сыне Петре и винила в этом Татьяну Акбаровну, мол, она запрещала отцу встречаться с сыном. Когда Наталья Петровна звонила Исламу Абдуганиевичу, то Татьяна Акбаровна не хотела разговаривать и клала трубку, и Наталье Петровне приходилось звонить, пока к телефону не подходил сам Каримов.

В 1985 году Ислам Каримов стал секретарем Кашкадарьинского обкома КПСС, и он пришел к Наталье Петровне и потребовал, чтобы сын Петр пошел служить в армию. Дело в том, что Петр страдал какой-то болезнью, вызванной сепсисом крови, и поэтому был комиссован от службы. Однако Каримов настоял на этом, так как боялся, что Москва обвинит его в желании откосить сына от призыва, ведь тогда начиналось «узбекское дело», проверяли всю партийно-советскую элиту. И пришлось Петру идти на два года на службу, и служил он в Ленинграде.

Он вернулся и продолжил учебу. Остался на второй год, так как не сдал экзамен. Но после окончания вуза преподавал на кафедре Международные валютно-финансовые отношения, а после уехал в аспирантуру в Москву. О том, что он защитил кандидатскую диссертацию в 1995 году в Санкт-Петербурге, как мне позже сказал Петр, его отец не знал.

С отцом Петр встречался очень и очень редко, с кровнородными сестрами Гульнарой и Лолой общался тоже редко. Однажды при мне его мама спросила Петра: «Слушай, а что не познакомишь Алишера с Гульнарой, она же твоя сестра?», на что мой друг ответил: «Никакая она мне не сестра!» – этим самым показав свое отношение к детям своего отца. О Татьяне Акбаровне он ни разу не заикнулся, видимо, не считал нужным упоминать это имя.

Петр работал в Москве вначале заместителем представителя НацБанка ВЭД в России, а потом банка «Азия-траст». Не скажу, что Петр качественный руководитель, так как не обладал для этого необходимыми характеристиками, да и работал он в странном режиме: приходил на работу в 3 часа дня и уходил в 9-10 вечера, когда в здании никого не было. То есть сам себе устанавливал режим. Согласитесь, что никто не потерпел бы такого работника. Но его терпели, так как все знали, что он сын президента. Я работал рядом – в посольстве, и знал, что за Петром ведется контроль со стороны посла и спецслужб. Каримов боялся, чтобы сын не натворил каких-либо дел.

Петр любил свою маму и был откровенен только с ней. Когда мама умерла, видимо, это его сломало, и у него началась череда неприятностей. Отец его ничем не поддержал, видимо, после смерти первой супруги он потерял к нему какой-либо интерес.

Могу добавить, что Петр хоть и пишется узбек в паспорте, ему чужда узбекская культура, так как воспитывался мамой в славянской атмосфере, он не знает узбекского языка, традиций и обычаев, дома я не видел ни чапана, ни тюбетейки – атрибутов узбекского образа жизни. Почему-то я уверен, что и во второй семье Ислама Каримова было такое.

Дочери Ислама Каримова не общались практически с родственниками по линии отца. Племянник Джамшид Каримов упоминает, что Гульнара даже не признала его двоюродным братом. В Самарканд ни Гульнара, ни Лола не ездили, так что не имеют никаких контактов с ними. Другое дело, что мать свела детей со своими родственниками. Вот откуда и тесная связь Гульнары и Акбарали Абдуллаева, племянника Татьяны Акбаровны, который ныне проживает в Доминиканах.

«Озодлик»: Сын покойного Ислама Каримова при жизни отца никогда не общался с прессой и всегда держался в тени. Впервые о том, что детей у Ислама Каримова не двое, а трое, официально было упомянуто только после смерти первого президента – на созданном в 2017 году сайте научно-просветительского комплекса Ислама Каримова. Как вы думаете, почему Петр Каримов именно сейчас решил заявить о себе и подал в суд на Татьяну Акбаровну, вдову своего покойного отца-диктатора?

Алишер Таксанов: Действительно, в автобиографии Ислама Каримова нет упоминания о сыне Петре, хотя есть уточнение, что сейчас у него второй брак. Пока отец был рядовым партийцем и номенклатурным советским работником это никак не высвечивалось, но когда он стал лидером нации, руководителем страны, то такая «забывчивость» говорит о многом. Возможно, Каримов считал это «темным пятном» в своей истории и поэтому не хотел говорить. А может, на этом настаивала его супруга Татьяна Акбаровна, так как ненавидела первую семью мужа.

Сообщение о наличии трех детей в информации после смерти Ислама Каримова – это уже свидетельство того, что замалчивать о сыне стало невозможно, поскольку об этом начали говорить в Интернете, появились мои, пока единственные в сети фотографии Петра, хотя многие его друзья, соседи и знакомые имеют фото, но не выкладывают на общее обозрение. Удивляюсь, что СМИ и блогеры пользуются фотографиями не 57-летнего Петра, а когда ему было 21-35 лет. Это говорит о том, что никто всерьез не интересовался Петром, да и он сам избегал публичности. Но все равно он оставался в центре внимания после смерти отца и сейчас, когда интерес к «Узбекбоши» («Глава узбеков», или Юртбоши – так в Узбекистане возвеличивали президента Ислама Каримова – Ред.).

Я не думаю, что Лола и Гульнара Каримова проявляли заботу о старшем брате, их дети не знакомы с дядей Петром. Лола не приглашала Петра к себе в США погостить. С Татьяной Акбаровной произошел конфликт по праву наследования, так как Петр оказался в сложном финансовом положении и решил выправить дела за счет собственности Ислама Каримова. Нужно отметить, что закон это ему позволяет.

Другое дело, что Татьяна Акбаровна встретила это во штыки, так как вся собственность Ислама Абдуганиевича находится под секретом семьи и государства. А это большая сумма, ведь Каримов «зарабатывал» как президент не плохо. Зарплата, гонорары от книг, подарки от парламента (резиденция стоимостью в десятки миллионов долларов, квартира), плюс коррупционные отступные. Там может тянуть все на миллиарды. И Петр лишь по процентам от них может получить приличные деньги, возможно, на десятки миллионов долларов.

Татьяна Акбаровна не хочет озвучивать эти суммы не на суде, ни лично Петру, потому что придется делиться. И народ может поинтересоваться: а как зарабатывал 27 лет Ислам Каримов? Как он платил налоги? Как декларировал имущество? Платит ли супруга налоги по настоящее время? Кто содержит резиденцию и квартиру? Ведь президент все это скрывал от своих избирателей. Рассказывать об этом у вдовы нет желания.

Но Петр в этом отношении человек настырный, он упрямый и поэтому будет идти до конца. Терять ему нечего. Он в детстве был обделен финансами и жил аскетично, весьма скромно. В конце 1980-х годов его самая дорогая вещь в квартире – это видеомагнитофон «Электроника ВМ16». Он мечтал о личном автомобиле, но в Москве гонял на служебной «Волге» как Шумахер. И сейчас он не богатый, работая в банке вряд ли он участвовал в каких-то махинациях. Он человек совершенно не мыслящий в криминальной стезе. Его таким воспитала Наталья Петровна.

«Озодлик»: Татьяна Каримова подала ходатайство о проведении судебного заседания в закрытом режиме, и суд удовлетворил его. Как вы думаете, почему экс-первая леди хочет, чтобы судебное заседание проходило в закрытом режиме. Может она боится разглашения информации о масштабах имущества, оставленного ей супругом?

Алишер Таксанов: Несомненно, Татьяне Акбаровне придется рассказать об имуществе мужа. Нужны справки о зарплате, о банковских счетах, о собственности и их оценки риэлторами. Может даже об офшорных счетах, о чем не знает узбекский народ. В совокупности это огромная сумма, речь может идти на миллиарды долларов. Ведь нашли 1,5 млрд. долларов Гульнары, не меньшая сумма у Лолы Тилляевой от «Абу Сахий», и вы думаете, президент был беднее своих дочерей? Он оставил им огромное наследство, и поэтому Гульнара Каримова легко рассталась со своими активами. Ведь мать Татьяна Акбаровна после своей смерти оставит ей в наследство имущество отца. И она все равно останется миллиардершей.

Президент Шавкат Мирзияев не трогает активы «Дода», поскольку ими управляет «ферганская крыса» (так он назвал Татьяну Акбаровну и ее сестру Тамару), а там имеется договоренность между ними. Сейчас он занят тем, чтобы получить те деньги, что возвращаются по соглашению из Швейцарии, Франции, потому что эти суммы стали достоянием общественности в результате политического скандала. Другие суммы пока в «тени».

Татьяне Каримовой не хочется, чтобы суд превратился в склоку. Скорее всего, будет достигнута договоренность вне суда, Петр получит отступные, и весьма немаленькие, но все же не те, на что мог рассчитывать, если бы суд был независимым, справедливым и обладал реальной властью в государстве. Нужно лишь заметить, что большая часть имущества Каримовых – это коррупционные деньги, и Петр будет жить на них, что покроет и его пятном.

«Озодлик»: Господин Таксанов, вы думаете, что у Петра Каримова есть шансы отвоевать хоть какую-то часть наследства?

Алишер Таксанов: Как я сказал, в сегодняшнем суде он получит мало, так как суд не потребует раскрытия всех данных об имуществе Ислама Каримова, так как это находится под грифом «секретно». Но Татьяна Акбаровна не захочет слухов и скандалов, пересудов в Интернете, поэтому рассчитается с Петром вне суда. Просто на суде обе стороны подтвердят, что пришли к согласию.

Для вдовы лучше, если семейные разборки не выдут на площадку публичности.

«Озодлик»: Вы писали о том, что, будучи дипломатом узбекского посольства в Москве, вы общались с Петром, когда он работал представителем Национального банка Узбекистана в России. Говорил ли он что-нибудь о президентстве своего отца, о его политике?

Алишер Таксанов: О политике своего отца Петр чаще общался не со мной, а с моим отцом, который работал в Институте философии и права. Они дискутировали долго и без меня.

С ним я поговорил на тему внешней политики в 1996 году, когда встретился в Москве. На мое удивление, он занимал позицию отца, а она заключалась в том, что Узбекистане следует дистанцироваться от России. Для меня это было удивительно, так как Петр по своей сути был русским, а не узбеком, он хотел жить именно в России, а не в Узбекистане. Тогда я настаивал на другом: для меня Россия это была бурлящая переменами в политике и экономике страна, с демократическими начинаниями, свободой прессы и митингов, зарождением рыночной экономики. Узбекистан к этому моменту уже закончил свой инерциональный ход и пришел к тупику, Ислам Каримов не был реформатором и поэтому страна просто встала. Поэтому я считал, что нужно следовать в реформах за Россией.

Это были мои убеждения на середину 1990-х годов. После я изменил свое отношение к Москве. Но каковы взгляды Петра сейчас и как он оценивает российско-украинскую войну – я не знаю. Мы в последний раз виделись летом 2000 года. Прошло 23 года, и это слишком много.

«Озодлик»: Спасибо за интервью, господин Таксанов.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG