Ссылки для упрощенного доступа

Узбекистан при новом руководстве


Шавкат Мирзияев на встрече со своими сторонниками после внеочередных президентских выборов, по итогам которых Мирзияева назвали победителем. Ташкент, 5 декабря 2016 года.

Узбекистан выбрал второго за последние 25 лет президента. 4 декабря бывший премьер-министр Шавкат Мирзияев, как и ожидалось, легко победил на выборах. Эксперты обсуждают, что может измениться при новом руководстве.

Инаугурация Шавката Мирзияева 14 декабря официально отметила начало новой эры для Узбекистана – без Ислама Каримова, скончавшегося в начале сентября и возглавлявшего Узбекистан с момента провозглашения независимости.

С приходом нового президента многие делают всякого рода прогнозы и высказывают новые надежды относительно будущего страны. Что следует изменить Шавкату Мирзияеву? Что он обязан изменить, чтобы сохранить целостность страны и продвинуть ее вперед? Какие перемены он уже начал проводить и почему?

Для ответа на эти вопросы Азаттык организовал дискуссионную панель. Обсуждение прошло под председательством президента Радио «Свободная Европа» / Радио «Свобода» Тома Кента, работавшего долгое время журналистом Associated Press и возглавлявшего Московского бюро AP. В обсуждении участвовали директор «Озодлика» (Узбекской редакции радио «Свобода») Алишер Сиддик, эксперт по Центральной Азии Ной Такер – руководитель сайта Registan и корреспондент радио «Свобода» – и автор данной статьи Брюс Панниер.

Алишер Сиддик рассказал о том, с помощью каких методов, в том числе в обход Конституции, Шавкат Мирзияев стал президентом. Он также рассказал о некоторых шагах, которые Шавкат Мирзияев предпринял за три месяца нахождения в статусе исполняющего обязанности президента, например об «освобождении бизнеса от жесткого давления и вымогательства» и о «немедленном принятии закона о защите предпринимательства».

– [Шавкат Мирзияев] повысил ответственность, открыв виртуальную горячую линию: люди могут поведать о своих проблемах напрямую премьер-министру и надеяться, что они разрешатся, – говорит Алишер Сиддик.

Люди в очереди за получением наличных у банка в Узбекистане.
Люди в очереди за получением наличных у банка в Узбекистане.

Одной из самых больших проблем Узбекистана является экономическая ситуация. Официальные данные, на которых строят прогнозы международные финансовые организации, рисуют картину процветающей экономики. На 2016 год МВФ предсказывает шестипроцентный рост ВВП, Азиатский банк развития предсказывает рост в 6,9 процента, а узбекские власти говорят о росте в 7,8 процента. Свидетельства на местах указывают на нечто другое.

Экономические трудности

Узбекистан сталкивается с дефицитом бензина, несмотря на тот факт, что в стране есть своя нефть и нефтеперерабатывающие заводы; все еще есть перебои с энергией, и каждую зиму десятки деревень, городов и даже части крупных городов внезапно отключаются от поставок газа. Курс доллара США на черном рынке почти в два раза превышает официальный.

По государственной статистике, население Узбекистана приближается к 32 миллионам. Как минимум два миллиона трудоспособных людей (а возможно, и в два раза больше) – трудовые мигранты, в основном работающие в России и Казахстане.

Ной Такер сказал, что «в Ташкенте когда-то располагались большинство крупных международных организаций, СМИ, в Ташкенте на самом деле происходило все, и поступали огромные международные инвестиции от участия в национальной экономике на протяжении 1990-х и начала 2000-х годов». Однако это в основном прекратилось по большей части в связи с политикой режима Каримова и прожорливой элиты.

– Международные инвесторы ушли, когда все большее их число начали подвергаться экспроприации, народ начали отстранять от управления страной, и участие стало всё более непривлекательным, – говорит Ной Такер.

Бездорожье в сельской местности в Узбекистане.
Бездорожье в сельской местности в Узбекистане.

Узбекистан стал полуизоляционным. Страна препятствовала грузопотоку по своей территории на маршрутах в соседние центральноазиатские страны. Она выбрала несколько в основном восточноазиатских стран в качестве торговых партнеров и источника инвестиций. Ной Такер считает, что благосостояние, накопленное в Узбекистане в 1990-х и начале 2000-х годов, истощилось и что это заставит власти Шавката Мирзияева изменить экономическую и торговую политику Узбекистана.

– Элиты, которые сейчас у власти, разделили все что можно, они устранили столько конкурентов, сколько смогли. Это уже не в их интересах жить в экономике, в политической экономике, настолько закрытой, насколько она стала сейчас, – говорит Ной Такер.

Узбекские власти уже заявили, что в 2017 году сделают шаг к тому, чтобы местная валюта стала конвертируемой. Участники круглого стола предположили, что этот процесс будет нелегким, в особенности в связи с тем, что, как предполагается, в обмен валюты на черном рынке вовлечены влиятельные люди.

Также на круглом столе обсудили шансы России. Отношения Москвы и Ташкента были напряженными на протяжении большей части времени правления Каримова. Премьер-министр России Дмитрий Медведев присутствовал на похоронах Ислама Каримова 3 сентября в Самарканде. Президент России Владимир Путин прибыл несколько дней спустя на обратном пути после саммита «Большой двадцатки» в Китае. Шавкат Мирзияев сказал накануне своей инаугурации, что его первый зарубежный визит в качестве президента будет в Россию.

Алишер Сиддик упомянул, что с приходом к власти Шавката Мирзияева российский ЛУКОЙЛ, так же как и Газпром, расширил свои связи с Узбекистаном. Алишер Сиддик говорит, что Мирзияев имеет тесные связи с Россией и население Узбекистана положительно смотрит на Россию. В ответ на вопрос о возможном участии России в процессе смены власти в Узбекистане Ной Такер говорит, что оно маловероятно, но добавляет, что, как кажется, Кремль хочет, чтобы люди верили в то, что он сыграл роль в становлении Мирзияева президентом.

Президент России Владимир Путин (слева) разговаривает у могилы Каримова с Шавкатом Мирзияевым, на тот момент премьер-министром Узбекистана. Самарканд, 6 сентября 2016 года.
Президент России Владимир Путин (слева) разговаривает у могилы Каримова с Шавкатом Мирзияевым, на тот момент премьер-министром Узбекистана. Самарканд, 6 сентября 2016 года.

Настоящие перемены?

Особое внимание в обсуждении уделили тому, можно ли толковать эти первые заявления и действия как настоящие признаки изменения в узбекской политике. Шавкат Мирзияев освободил двух пожилых политзаключенных, однако нет никаких признаков того, что кто-либо из тысяч других людей, как кажется заключенных по сомнительным обвинениям, будет освобожден. В попытке поощрить туризм власти опубликовали список 27 стран, туристы из которых могут посетить Узбекистан в безвизовом режиме.

Однако, как отметил Алишер Сиддик, Шавкат Мирзияев пока никак не выразил свою политику в отношении независимой прессы или возвращения в Узбекистан иностранных НПО. И пока внутренняя политика при Мирзияеве изменилась не сильно. Использование принудительного труда на хлопковых полях в этом году продолжилось. Все еще поступают сообщения о том, что силы безопасности проводят рейды в квартирах в поисках исламских экстремистов или им сочувствующих.

Исламу Каримову понадобилось 25 лет, чтобы построить действующую систему Узбекистана, и Шавкат Мирзияев – продукт этой системы. Изменить ее будет очень нелегко.

Материал «Азаттыка» (Казахской редакции радио «Свобода»)

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG