Ссылки для упрощенного доступа

14 Июль 2024, Ташкентское время: 14:47

Аресты и отказы в убежище. Казахстан поддерживает репрессии Узбекистана против каракалпакских активистов?


Акылбек Муратбай сообщил Азаттыку 1 февраля, что студентов в Каракалпакстане наказывают за то, что они «поделились или просто поставили лайк» в социальных сетях, поскольку власти считают это угрозой для государства.
Акылбек Муратбай сообщил Азаттыку 1 февраля, что студентов в Каракалпакстане наказывают за то, что они «поделились или просто поставили лайк» в социальных сетях, поскольку власти считают это угрозой для государства.

Гражданин Узбекистана Акылбек Муратбай (он же Муратов) рассказал, что в прошлом году он получил тревожное предупреждение от узбекского дипломата после приглашения в консульство его родной страны в крупнейшем городе Казахстана Алматы.

Дипломат, советник генерального консула Узбекистана, предупредил Муратбая, что ему следует «смягчить тон» своих высказываний относительно Каракалпакстана, номинально автономной и суверенной республики в составе Узбекистана, в которой в 2022 году вспыхнули волнения, жестко подавленные силовиками.

По словам Муратбая, дипломат выразил обеспокоенность тем, что некоторые высказывания активиста в интернете и в интервью прессе могут быть «раздуты» средствами массовой информации.

Муратбай, 35-летний этнический каракалпак, живущий в Казахстане уже более 10 лет, счел вмешательство дипломата актом запугивания.

Он напомнил, что узбекские дипломаты возражали против «тона» его друга и коллеги-активиста в августе 2022 года, через месяц после того, как в Каракалпакстане вспыхнули протесты по поводу конституционных изменений, которые приравняли бы ее правовой статус к остальным регионам Узбекистана.

Менее чем через две недели этот активист был задержан казахстанской полицией и провел в тюрьме ровно год – максимум, разрешенный казахстанским законодательством для тех, кто ожидает решения об экстрадиции в другую страну, – прежде чем выйти на свободу.

«Советник генерального консула в ответ на это улыбнулся и заверил меня, что мне не о чем беспокоиться», – сказал тогда Муратбай в комментариях, опубликованных казахскими СМИ (представительство Узбекистана в Казахстане не ответило на просьбу подтвердить разговор, который, по словам Муратбая, состоялся в консульстве Узбекистана в Алматы в октябре 2023 года).

Ночной арест Муратбая на прошлой неделе и последующее заключение в следственный изолятор в Алматы на выходных говорят о том, что активист был совершенно прав в своих опасениях.

По словам его адвоката Инары Масановой, причиной его задержания 15 февраля стали обвинения в призывах к массовым беспорядкам и нарушении общественного порядка, выдвинутые узбекскими властями.

Масановой запретили присутствовать на слушании 17 февраля, после которого Муратбая перевели в изолятор временного содержания в Алматы на 40 дней.

Юрист-правозащитник Стив Свердлов в своем посте в сети X, бывшем Twitter’е, назвал задержание IT-специалиста Муратбая по обвинению в экстремизме «абсурдным».

«За почти два года, прошедшие с начала кризиса в Каракалпакстане, не было более ясного, профессионального и полезного голоса, чем голос Акылбека», – пишет Свердлов, преподаватель Университета Южной Калифорнии.

«К сожалению, Казахстан до сих пор не предоставил убежище ни одному из каракалпакских активистов, ранее задержанных и находящихся под угрозой экстрадиции. Хотя он не вернул их принудительно, он также отказался применить международные меры защиты беженцев. Акылбек станет самым большим испытанием на сегодняшний день», – добавляет Свердлов.

«Злонамеренные внешние силы»

Согласно официальным заявлениям властей Узбекистана, во время беспрецедентных волнений в Каракалпакстане, пик которых пришелся на 1 и 2 июля, погиб по меньшей мере 21 человек. В основном это были мирные жители.

Группа правозащитников, опубликовавшая доклад о кризисе под эгидой правозащитной группы Freedom for Eurasia («Свобода для Евразии»), базирующейся в Вене, называет более чем в три раза большую цифру.

В прошлом году в ходе судебных процессов, проходивших в Узбекистане, но за пределами Каракалпакстана, было арестовано более 500 человек и десятки приговорены к тюремному заключению.

Не было вынесено ни одного обвинительного приговора в отношении военнослужащих, которые, как сообщается, были причастны к насилию, приведшему к гибели и ранениям людей.

Вскоре после кровопролития президент Узбекистана Шавкат Мирзияев заявил, что насилие «готовилось годами внешними злонамеренными силами», стремящимися «посягнуть на территориальную целостность Узбекистана и создать межэтнический конфликт».

Протесты в Каракалпакстане 1 июля 2022 года.
Протесты в Каракалпакстане 1 июля 2022 года.

Эту теорию трудно согласовать с тем фактом, что протесты возникли сразу после публикации проекта конституционных изменений. Предложенные Ташкентом поправки затрагивали правовой статус Каракалпакстана и лишали республику возможности проведения референдума о выходе из состава Узбекистана – опять же, чисто номинальной, учитывая общую политическую обстановку в стране.

Мирзияев распорядился отменить поправки после пика кризиса. Но насилие уже случилось.

Хотя Мирзияев ни разу не назвал страну, говоря о внешних злых силах, узбекские власти вскоре обратили свое внимание на Казахстан, соседа по Центральной Азии, с которым у Ташкента очень хорошие официальные отношения.

Казахов и каракалпаков связывают тесные языковые и культурные узы, и Казахстан имеет общую границу с регионом, в котором проживает около 2 миллионов человек и который составляет 40 процентов территории Узбекистана, что делает его естественным домом для каракалпакской диаспоры.

После вспышки насилия Муратбая и других членов диаспоры вызвали на переговоры при посредничестве комитета национальной безопасности Казахстана с участием представителей правоохранительных органов Узбекистана, а также на встречи с узбекскими дипломатами.

На тот момент Муратбай был активным членом диаспоры и организовывал этнокультурные встречи в Алматы, однако воздерживался от каких-либо резких политических заявлений.

Он сменил направление деятельности только после задержания членов диаспоры осенью 2022 года, создав аккаунт в соцсети X и регулярно давая интервью казахстанской и зарубежной прессе о Каракалпакстане, где свобода слова сильно ограничена после кризиса.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев (справа) и его казахский коллега Касым-Жомарт Токаев на торжественной церемонии встречи в Ташкенте 15 апреля 2019 года.
Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев (справа) и его казахский коллега Касым-Жомарт Токаев на торжественной церемонии встречи в Ташкенте 15 апреля 2019 года.

Его последнее интервью состоялось 1 февраля, всего за две недели до его задержания. В нем он рассказал «Азаттыку» (Казахской редакции Радио Свобода) подробности жесткой правительственной кампании, направленной против молодежи в Каракалпакстане.

Муратбай сообщил «Азаттыку», что студентов в Каракалпакстане наказывают за то, что они «поделились или просто поставили лайк» в социальных сетях, что власти считают угрозой для государства.

Как репрессии добрались до Казахстана

По словам подруги Муратбая, Индиры Бейсембаевой, через неделю Муратбая вызвали в департамент полиции Алматы.

Муратбай сообщил, что не сможет прийти на встречу, назначенную на 9 февраля.

Через неделю его задержали у себя дома. Он позвонил Бейсембаевой и сообщил ей, что в задержании участвовал офицер из Узбекистана.

Муратбай стал шестым представителем каракалпакской диаспоры, арестованным в Казахстане.

Кошкарбай Торемуратов, активист, чьи высказывания, по словам Муратбая, ранее вызвали недовольство узбекских дипломатов, был арестован первым, вместе с Жангельды Жаксымбетовым, 13 сентября 2022 года.

Еще три представительницы диаспоры провели год за решеткой. Это активистки Тлеубике Юлдашева, Зиуар Мирманбетова и Раиса Худайберганова.

Всем им Казахстан отказал в предоставлении убежища, сделав их беззащитными перед депортацией.

Каракалпакская активистка Тлеубике Юлдашева.
Каракалпакская активистка Тлеубике Юлдашева.

Между тем, от узбекского гражданства, как известно, очень трудно отказаться.

В декабре правозащитники забили тревогу после того, как власти Казахстана аннулировали казахстанский паспорт еще одного каракалпака, сославшись на заявление узбекских чиновников о том, что он не прошел надлежащую процедуру прекращения узбекского гражданства.

Этим человеком был Ниетбай Уразбаев, считавшийся лидером диаспоры в Мангистау и заочно приговоренный узбекским судом к 12 годам лишения свободы в связи с беспорядками.

В прошлом месяце 54-летний Уразбаев умер от сердечного приступа в доме своей дочери в Алматы. Муратбай сообщил об этом СМИ, объяснив смерть стрессом.

Год, проведенный Торемуратовым за решеткой в Казахстане, добавился к трем годам, которые он провел в тюрьме в Узбекистане после ареста во время поездки на родину в декабре 2014 года.

«В тюрьме меня спрашивали: “Почему Казахстан позволяет каракалпакам создавать официальную диаспору?”, – сообщил Торемуратов в интервью «Азаттыку» в начале этой недели. – Для них это была настоящая проблема!»

Хотя он был приговорен к более чем шести годам лишения свободы, его освободили в 2017 году – через год после прихода к власти Мирзияева, поскольку при новом президенте в Узбекистане наблюдалось что-то вроде оттепели по сравнению с периодом гиперавторитарного правления покойного Ислама Каримова.

Теперь кажется, что эта оттепель была когда-то очень давно.

Как и объявление – всего через две недели после кровопролития в Каракалпакстане – о создании парламентской комиссии из 14 человек во главе с омбудсменом Узбекистана Ферузой Эшматовой.

Комиссии было поручено составить подробный отчет о кризисе, в том числе о реакции государства на протесты.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch в отчете в ноября 2022 года заявила, что государственные силы «необоснованно» применяли силу против протестующих. Составители отчета подчеркнули, что «нереально ожидать от комиссии действительно независимых выводов, особенно в отношении действий полиции и сил безопасности».

Но так ли уж нереально ожидать отчета с какими-то выводами спустя почти два года после создания комиссии?

«Когда я недавно спросила об этом омбудсмена, она сказала, что отчет скоро будет опубликован», – говорит «Азаттыку» Гульноз Мамарасулова, проживающая в Швеции узбекская правозащитница и, возможно, единственный критический голос комиссии.

«Но я не уверена, что он будет опубликован в ближайшее время», – резюмирует она.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG