Ссылки для упрощенного доступа

28 Май 2022, Ташкентское время: 19:09

Война в Украине – новое испытание для китайского влияния в Евразии


Си Цзиньпин и другие лидеры стран-членов и государств-наблюдателей Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), а также представители региональных и международных организаций фотографируются во время 19-го заседания Совета глав ШОС в Бишкеке, Кыргызстан, 14 июня 2019 года.

Вторжение Москвы в Украину уже вызвало волну последствий для Пекина – от будущего Шанхайской организации сотрудничества до экономического влияния – во всей Центральной и Южной Азии.

В первый день 2022 года Чжан Мин ушел с поста посла Китая в Европейском союзе и стал генеральным секретарем Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). В Центральной и Южной Азии тогда была совершенно другая обстановка.

«Талибан» уже находился у власти в Афганистане, движение установило контроль над страной в августе. Но несколько решающих событий 2022-го стали неожиданными и повлияли на дальнейший путь карьерного дипломата.

В начале января по всему Казахстану вспыхнули волнения, приведшие к ожесточенным столкновениям, которые были вызваны давно копившимся недовольством населения и закулисной борьбой за власть. События обернулись вводом иностранных войск в центральноазиатскую страну под прикрытием Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – блока безопасности, доминирующая роль в котором отведена Москве.

Примерно семь недель спустя Кремль вторгся в Украину, начав самый крупномасштабный конфликт в Европе со времен Второй мировой войны. Ответ Запада оказался более жестким, чем ожидалось, и привел к ряду политических и экономических последствий, которые продолжают менять ситуацию в соседних с Украиной и Россией странах.

Оба кризиса стали показательными испытаниями для масштабов и границ китайской внешней политики, особенно в Евразии, где ШОС была одним из основных инструментов взаимодействия Китая с Центральной и Южной Азией.

Созданному после распада Советского Союза многостороннему блоку в области безопасности и экономики под руководством Китая, членами которого являются Индия, Казахстан, Кыргызстан, Пакистан, Россия, Таджикистан и Узбекистан, теперь предстоит справиться с последствиями вторжения России в Украину, включая риск продовольственного кризиса, волновой эффект от западных санкций против российской экономики и растущее беспокойство по поводу возможных политических интриг России в Центральной Азии.

«Война в Украине глубоко разочаровала китайцев, а также в значительной степени сорвала их цели в отношении ШОС», – поделился в беседе с корреспондентами Радио Свобода профессор Государственного университета Фростбурга Хайюнь Ма, изучающий отношения Пекина со странами Центральной и Южной Азии.

ШОС уже давно стала для Китая объединением для более конкретных интересов страны в регионе, а также для представления баланса сил между Пекином и Москвой, которые закрепили свои углубляющиеся связи во время встречи президента России Владимира Путина и его китайского коллеги Си Цзиньпина в начале февраля.

Однако война в Украине разрушила этот баланс, и эксперты считают, что он может никогда не восстановиться.

«Китай пытается развивать двусторонние отношения с Россией, но также и многосторонние, и ШОС должна была играть более значимую роль во взаимодействии Пекина с Москвой, – объясняет Хайюнь Ма. – Однако вторжение России и негативные последствия, которые повлекла за собой война, означают, что ШОС сейчас вступает в период переоценки. Организации нужно будет найти новую идентичность».

Новый облик Евразии

Поиск нового облика станет задачей 64-летнего Чжана на трехлетний срок его пребывания у руля ШОС.

За время работы в Брюсселе Чжан, по словам представителя ЕС, который взаимодействовал с ним в Европе, он снискал репутацию человека, способного прийти к консенсусу и придерживающегося «традиционного» подхода к дипломатии, в отличие от агрессивного и конфронтационного стиля молодого поколения китайских дипломатов-«воинов-волков», о которых заговорили в последние годы.

Генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Чжан Мин встречается с членом Госсовета, министром иностранных дел Ван И в Пекине. 17 марта 2022 года.
Генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Чжан Мин встречается с членом Госсовета, министром иностранных дел Ван И в Пекине. 17 марта 2022 года.

«Он человек компромисса и прагматизма», – сказал другой чиновник ЕС, работавший с Чжаном и попросивший не называть его имени.

Эти отличительные черты пригодятся Чжану, чтобы справиться с негативным воздействием в регионе, вызванным войной в Украине.

В Центральной Азии Узбекистан и Казахстан направили гуманитарную помощь Украине и заявили, что уважают территориальную целостность Киева.

Хотя эти действия не означают прямой отпор Кремлю, они подчеркивают, что правительства стран Центральной Азии в настоящее время обеспокоены вторжением России и в то же время пытаются сохранить традиционно тесные рабочие отношения с ней.

В условиях ожесточенных боев в Украине и роста национализма в России страны региона стараются не попасть под прицел Кремля, сохраняя пространство для маневра. Кроме того, они стремятся защитить себя от последствий экономического спада в России, который уже привел к снижению прогнозов экономического роста во всем регионе.

По мнению научного сотрудника Московского центра Карнеги Темура Умарова, Россия по-прежнему сохраняет устойчивые позиции в Центральной Азии, но политические последствия войны в Украине могут привести к тому, что Пекин станет более привлекательным партнером в регионе, куда он уже вложил миллиарды и стал ведущей экономической силой.

«С одной стороны, репутация России пострадала, и ее бренд стал токсичным, – говорит Умаров в беседе с корреспондентами Радио Свобода. – С другой стороны, российские активы в Центральной Азии никуда исчезли. Ее экономическое присутствие и присутствие в сфере безопасности все еще сохраняется, кроме того, у Москвы все еще есть глубокое понимание того, как работает внутренняя политика, чего не скажешь о Китае».

Блок, основанный в 1996 году Китаем, Россией, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном и называвшийся «Шанхайская пятерка», был переименован в ШОС в 2001 году после вступления в организацию Узбекистана. В 2018 году к блоку присоединились Индия и Пакистан, а в 2021 году была одобрена заявка Ирана на членство, хотя стране еще предстоит пройти технические и юридические процедуры, прежде чем она сможет официально вступить в ШОС.

ШОС стала для Пекина форматом урегулирования затянувшихся территориальных споров с другими членами, и Китай изначально планировал укрепить экономическое ядро блока, но эти усилия были в значительной степени оттеснены Россией, другой крупной державой в организации, которая хочет сохранить свое влияние в Центральной Азии.

В результате ШОС сосредоточилась на так называемых «трех осях зла» – терроризме, сепаратизме и религиозном экстремизме, а также сделала упор на борьбе с организованной преступностью, наркоторговлей и выполнении определенного в общих чертах мандата по борьбе с терроризмом.

С момента основания ШОС подвергалась критике за то, что организация представляет конкурирующие идеи ее членов, страдает от недостатка финансирования, а между правительствами установилось недоверие.

В частности, Пекин с осторожностью относится к интересам Кремля в Центральной Азии, которую он считает своей «сферой влияния», хотя в последние годы две страны укрепляют свое сотрудничество.

Когда Путин и Си Цзиньпин встретились в Пекине 4 февраля и подписали стратегический документ, подтверждающий «безграничное» партнерство между странами, они также заявили об усилении роли и значимости ШОС под руководством Пекина и Москвы.

Однако теперь Китай должен решить задачу, связанную с желанием многих членов организации отдалиться от России. При этом Пекин политически поддерживает Москву в войне, повторяя риторику Кремля о конфликте и отказываясь осуждать предполагаемые военные преступления в Украине.

«В силу масштаба и географии Китая его роль будет расти, но у ШОС будет не так много достижений, – утверждает Умаров. – Пекин сейчас считается сторонником России и страной, которая мало что делает для сдерживания Москвы, в то время как многие [члены ШОС] видят в ней потенциальную угрозу».

Китайские солдаты во время совместных военных учений Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) «Мирная миссия-2016» на полигоне «Эдельвейс» в Балыкчи, примерно в 200 км от Бишкека, 19 сентября 2016 года. В совместных антитеррористических учениях принимали участие более 1100 человек. войск России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Китая в качестве членов Шанхайской организации сотрудничества.
Китайские солдаты во время совместных военных учений Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) «Мирная миссия-2016» на полигоне «Эдельвейс» в Балыкчи, примерно в 200 км от Бишкека, 19 сентября 2016 года. В совместных антитеррористических учениях принимали участие более 1100 человек. войск России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Китая в качестве членов Шанхайской организации сотрудничества.

Западные соседи Китая

Пекину будет непросто решить эти проблемы.

Чжан Мин и министр иностранных дел Китая Ван И обсуждали перспективу того, что ШОС будет играть роль посредника в украинском кризисе, но эта идея не нашла отклика в стране и с тех пор исчезла из официальных тезисов.

Представители ШОС не ответили на просьбу Азаттыка прокомментировать, как война в Украине может повлиять на будущее организации, но научный сотрудник Итальянского института международных политических исследований Джулия Шорати, изучающая этот блок, поделилась в беседе с корреспондентами Азаттыка, что, по ее мнению, организация будет искать новые возможности, переключая внимание на Ближний Восток и Южную Азию и делая упор на экономические инициативы, а не на безопасность, как в последние годы.

«У Китая появилась возможность развивать новые направления ШОС, – комментирует она. – У Пекина будет больше работы, чем раньше, но в Китае по-прежнему существует мнение, что ШОС дополняет другие направления китайского влияния в регионе и за его пределами».

Прежде чем стать послом Китая в ЕС, Чжан работал на Ближнем Востоке и в Африке. По словам трех представителей ЕС, он был одним из тех, кто заложил основы политики Пекина в Африке, где Китай превратился в одного из самых экономически влиятельных игроков.

Структура и мандат ШОС не позволяют одному лицу повлиять на деятельность организации, но чиновники ЕС, работавшие с Чжаном в Брюсселе, утверждают, что его новая роль рассматривается скорее как продвижение по службе и знак доверия Пекина.

Как отмечает доцент Государственного университета Фростбурга Хайюнь Ма, этот опыт может сыграть большую роль в адаптации Пекина и ШОС к изменениям в регионе и поиске новой актуальности.

«Сегодня ШОС потеряла свою привлекательность, – считает он. – Однако у Чжана внушительный опыт, который демонстрирует, что он может помочь реформировать и переосмыслить организацию, превратив ее в экономический механизм».

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG