Ссылки для упрощенного доступа

14 Декабрь 2019, Ташкентское время: 18:01

«Сейчас появляется настоящий Ататюрк»: правда и мифы об «отце турецкого народа» через 80 лет после его смерти


Эксперт о наследии Ататюрка 80 лет после его смерти
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:26 0:00

На этой неделе торжествами отметили в Турции 80 лет со дня смерти Мустафы Кемаля Ататюрка. По всей стране приспустили флаги. В 9:05 утра, точное время его смерти, загудели сирены. Тысячи людей пришли в Мавзолей Ататюрка. Среди них – многочисленные чиновники и действующий президент Реджеп Тайип Эрдоган.

Хотя власти Турции понемногу исламизируют страну, но «отец народа» – неприкосновенен. Оскорбления в адрес Ататюрка – верный способ попасть под арест, а то и схлопотать срок до трех лет.

Как уважение к Ататюрку и растущее влияние ислама уживается в турецком обществе? Поговорим об этом с журналистом Османом Пашаевым.

– 80 лет назад, когда Мустафа Кемаль умер, его уже называли Ататюрком, отцом всех турок. Можно ли сказать, что возводить его на пьедестал в какой-то степени начали еще при жизни?

– Конечно, культ личности начался еще при жизни Ататюрка, и связано это было с теми результатами и победами, которые были в момент, когда распадалась Османская империя, начиналась война за независимость и образовывалась Турецкая республика.

В 1923 году, когда его избрали президентом в Меджлисе, в парламенте страны, то, как это происходило, было понятно, что он – фигура, которой на тот момент не было ни конкурентов, ни замены, ни альтернативы.

– Естественно, что личность такого масштаба обрастает легендами и мифами. Некоторые из них спускают свыше – вроде историй о «добром дедушке Ленине»​, которыми кормили советских детей. Происходило ли нечто подобное в Турции?

– Один из мифов – в республике с 30-х по 90-е годы писали, например, что Ататюрк был поэтом, и приводили в пример различные стихи, которые он отправлял в различные журналы Османской империи в те годы, когда учился в военной школе. И вот Йылмаз Оздиль нам рассказывает, что это был не тот Мустафа Кемаль, это был другой Мустафа Кемаль из той же военной школы, только на два года младше, это его стихи появлялись в журналах.

Какого качества эти стихи, я лично не знаю, но попытка приписать Ататюрку все, что возможно, делалась в годы республики со стороны светски, скажем, ориентированных историков и исследователей. И то, что сейчас это отмирает и появляется такой настоящий Ататюрк, только сейчас, почти через 100 лет после образования республики, это такой процесс, при котором происходит деконструкция ненужных мифов и открывается Ататюрк, и масштаб его личности только сильнее.

– Ататюрк – основатель модели светского государства для Турции, а действующий президент, как мы видим, превращает страну в исламскую республику и при этом на публике поддерживает культ личности. Как уживаются эти противоречия?

– Нельзя говорить об исламской республике, если мы под этим понимаем исламскую республику Иран или исламскую республику Афганистан или Пакистан. Совершенно об этом речи не идет. Турция – светская страна. И если сейчас у власти находится партия происламски ориентированная, то, на мой взгляд, конечно, с какими-то оговорками, но это не более, чем попытка обвинять страны Европы в клерикализации, если у них при власти находятся христианские демократы.

И если говорить о каких-то признаках, то можно Турцию критиковать за нарушения в области прав человека, свободы слова, но когда берем какие-то фундаментальные вещи, например, о правах женщин. […] Права у женщин, например, избирательные права, появились в 1934 году при Ататюрке, но именно в последние годы это стало носить не бутафорский характер, потому что к 2002 году, когда Эрдоган пришел к власти, в парламенте было 24 женщины, сейчас – больше 100.

– Можно ли сказать, что Ататюрк, как «​отец народа»​, объединяет все политические лагеря? Или это только видимость, дань традиции?

– Смотрите, никто же не оспаривает сильно фигуры отцов-основателей Соединенных Штатов Америки, да? Вот у Турции тоже есть отец-основатель, и с этим уже не спорит даже правящая сила.

Здесь попытка сейчас договориться, такого молчаливого договора: Ататюрка не трогаем. Республика есть, республика сохраняется, ее светскость на данный момент сохраняется.

Нынешний его кабинет – кабинет, которым руководит уже не премьер-министр, а непосредственно президент страны. Раньше у женщин был министерский портфель по делам семьи, детей. Это, знаете, традиционный женский портфель во многих патриархальных обществах. Сегодня самое важное министерство – Министерство экономики – возглавляет женщина.

XS
SM
MD
LG