Ссылки для упрощенного доступа

21 Апрель 2024, Ташкентское время: 11:02

«Мы для них все на одно лицо». Этнические меньшинства России и всплеск ксенофобии после теракта


Мигранты из Центральной Азии стали в России основными объектами всплеска ксенофобии после террористического акта в концертном зале под Москвой. Этнические меньшинства этой страны, насчитывающие около 30 миллионов человек, тоже готовятся к худшему.

«Мой друг – врач, калмык по национальности, – рассказывает Радио Озодлику мужчина, живущий в Элисте, столице Республики Калмыкия, входящей в состав РФ. – Вчера мне рассказал, что его внука в Москве на днях остановили силовики. Они ведь не могут даже определить, кто мы – калмыки, узбеки, татары или таджики. Мы для них все на одно лицо».

«И в этой ситуации возможны эксцессы по отношению к нерусским гражданам РФ», – добавляет мужчина, сам этнический калмык.

По всей России граждане из числа этнических меньшинств пребывают во все большем напряжении после теракта 22 марта на концертной площадке в Подмосковье, в результате которого погибли по меньшей мере 140 человек.

Службы безопасности задержали 11 подозреваемых в причастности к теракту, все они, предположительно, выходцы из Центральной Азии. Когда четверых граждан Таджикистана, обвиняемых в стрельбе по посетителям концерта, доставили в московский суд, оказалось, что во время и после задержания они подвергались жестокому обращению и пыткам. На видеозаписях, размещенных в интернете, видно, как силовики пытают подозреваемых электрическим током и отрезают одному из них часть уха.

Вскоре по всей России стали сообщать о насилии на этнической почве и других проявлениях ксенофобии. Комментаторы в государственных СМИ свободно использовали дегуманизирующие эпитеты в адрес подозреваемых.

Многие из 30 миллионов представителей этнических меньшинств России, большая часть которых исповедует вторую по величине религию в стране – ислам, обеспокоены. Повышенное внимание со стороны полиции и других силовых структур, насилие на этнической почве со стороны самозваных дружинников из числа русских националистов, комментарии ненависти в интернете и официальные посягательства на статус так называемых этнических республик, таких как Калмыкия, – вот лишь некоторые из опасений, которые в беседах с журналистами озвучивают люди.

«Очень наивно полагать, что среднестатистический ксенофоб будет проверять вашу родословную или паспорт, перед тем как вас оскорбить», – говорит этническая казашка из Астраханской области на юге России. «Озодлик» не раскрывает личности людей в РФ, с которыми были проведены интервью для этой статьи, из соображений безопасности.

Женщина добавила, что еще до теракта в «Крокус Сити Холле» Россия была местом, где «ксенофобия… давно нормализована как фоновое явление».

Этнические республики, многие из которых расположены на Волге или на Северном Кавказе, – это регионы, в которых большинство или значительную часть населения составляют представители нацменьшинств России.

Башкирка из Уфы, столицы Республики Башкортостан, также сказала, что ее беспокоит рост ксенофобии.

«Это может коснуться нерусских в России, – говорит она. – Это вообще всегда касалось нерусских: презрительное отношение к татарам, высмеивание башкир, оскорбительные прозвища для якутов – все это мы видели и знаем».

«Поощрение ненависти»

«[Кремлевское] поощрение ненависти и ксенофобии отравляет этнических русских и подвергает опасности нерусских», – написала 26 марта в социальной сети X оппозиционная группа «Форум Свободных Народов пост-России», объединяющая представителей этнических меньшинств России и призывающая к «деколонизации плененных народов». Пост сопровождался видео, на котором молодые русские мужчины в московском метро словесно оскорбляют этническую якутку и скандируют расистские лозунги, в том числе «Россия для русских», а прохожие не обращают на них никакого внимания.

Житель Уфы, татарин, говорит, что после теракта в «Крокусе» расисты в России уже «заговорили о своей неприязни громче».

Этнический татарин из Ижевска, столицы Удмуртской Республики, рассказал, что в его городе происходят инциденты, связанные с ксенофобией, направленные против выходцев из Центральной Азии. Женщина-узбечка, торгующая в табачной лавке, рассказала ему, что ее клиенты жалуются на проверки и вымогательства со стороны полицейских.

«Эта волна затронула и нас, россиян, но в "легкой форме", – добавил он. – Мои коллеги стали шутить про свинину и теракты».

Ногайка из Астрахани сказала, что «плохое отношение к мигрантам и к нерусским россиянам – это взаимосвязанные напрямую вещи», и добавила, что слышала, как в российских городах останавливают и проверяют людей с «восточной внешностью».

«Что инициаторы таких проверок под этим имеют в виду? – спрашивает она. – У меня, как я догадываюсь, "восточная внешность", а я представительница коренного народа России, как и огромное количество людей других народов. Я родилась здесь, имею гражданство, свободно говорю на русском, грамотно пишу на нем. И что? Это значит, я не буду проходить через многочисленные унизительные проверки в метро, не буду в грубой форме "отшиваться" арендодателями, не буду посылаться "обратно в свою страну", не буду слушать оскорбления на национальной почве и оскорбления в сторону моего языка… или моей религии, которая всегда будет "верой террористов"? Конечно, буду».

Она добавила, что чувствует солидарность с жертвами российской ксенофобии из Центральной Азии.

«Я не отделяю себя от этих людей, – говорит она. – У меня, в общем-то, даже нет выбора, отделять или нет – мои соотечественники не особенно отделяют».

Хотя президент Владимир Путин и другие чиновники часто превозносят Россию как «многонациональную, многоконфессиональную федерацию», активисты меньшинств уже давно жалуются, что Путин подорвал федерализм в стране и понизил статус этнических республик, таких как Татарстан и Башкортостан.

Татарский активист Руслан Айсин, изгнанный из России, в эссе для «Идель.Реалии» отметил, что в прошлом Москва использовала подобные кризисы для дальнейшей централизации власти в России. В частности, после захвата заложников в школе города Беслана в 2004 году Путин отменил прямые выборы губернаторов регионов.

«Борьба с терроризмом в РФ, как правило, оборачивается борьбой против оппозиции, свободы слова, демократических процедур и прав ее народов», – отмечает он.

«После теракта разговоры о том, что федералы могут развернуть кампанию по ликвидации [этнических] республик, могут обрести реальные очертания, – пишет Айсин. – Ведь нужен новый внутренний враг, источник всех бед: либеральную оппозицию зачистили, независимые СМИ прикрыты, интеллигенция тихо сидит, молодежь напугана. Кто остается? Национальная общественность».

После выборов 15-17 марта, которые обеспечили Путину пятый президентский срок, башкирский активист в изгнании Руслан Габбасов в интервью «Озодлику» отметил, что считает возможным ликвидацию Кремлем этнических республик в этом году.

«Такой шаг соответствовал бы логике эволюции путинского режима», – сказал Габбасов, назвав внутреннюю и внешнюю политику Кремля «империалистической и колониальной».

Татарка из Казани говорит, что у нее часто возникало ощущение, что она «чужая, потому что нерусская».

«Кажется, надо напоминать людям, что мы – многонациональное государство, мы должны быть терпимы к другим национальностям, – говорит она. – Я понимаю, откуда идет этот гнев [после теракта в «Крокусе»]. Но нельзя на уровне государства поощрять нетерпимость к мигрантам».

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG