Ссылки для упрощенного доступа

19 Июнь 2019, Ташкентское время: 20:10

«Внутренний секрет Китая». Фильм о «лагерях политического перевоспитания» (видео)


Родственники пропавших в Китае этнических казахов встречаются с прессой в Казахстане. Кадр из фильма «Внутренний секрет Китая».

Корреспонденты Радио Свобода Константин Саломатин и Юлия Вишневецкая сняли фильм «Внутренний секрет Китая» о «лагерях политического перевоспитания» в Синьцзяне. По утверждению авторов фильма «власти Китая, опасаясь сепаратизма в провинции Синьцзян, подвергают притеснениям этнические меньшинства: уйгуров, казахов, кыргызов и монголов».

От представителей этнических меньшинств требуют отказаться от родного языка и религии – в соответствии с доктриной «этнической гармонии» и «одной семьи».

Тех, у кого есть связи с Казахстаном, китайские власти называют «людьми с двойным сердцем» и отправляют в «лагеря политического перевоспитания», сообщается в фильме.

В фильме рассказывается о том, что в лагерях читают лекции о компартии Китая, заставляют петь патриотические песни и говорить только по-китайски. Живущие в Казахстане родственники задержанных месяцами не знают, что с ними случилось.

Фильм «Внутренний секрет Китая»:

​Гражданин Китая, этнический казах Орынбек Коксебек провел пять месяцев в китайском лагере «политического перевоспитания»:

То, что происходило там, никогда не уйдет из моей памяти. Если мы нарушали правила и разговаривали между собой, нас сажали в маленькую узкую и холодную комнату. Там было очень страшно и холодно.

Сокамерники успокаивали меня и делились советами. Они помогали мне учить песни, потому что если не выучишь, могли не кормить семь дней. Мне сказали – если я не выучу песню, то мне не будут давать еду семь дней.

Сразу при входе я получил палкой, потому что забыл слово «Дао». Меня и человека рядом избили за это. И на следующий день мы попали в больницу с травмами.

Они повели нас на второй этаж, там было человек девять, и все разговаривали на китайском, ни один не говорил на казахском. Я чувствовал там себя немым.

Ночью ложусь, с рук наручники снимают, но ноги так же закованы. Днем сижу в камере, стены полностью исписаны китайскими иероглифами.

Однажды нас всех побрили и начали делать то же самое с женщинами. Они начали делать это с бабушкой лет 70. Я резко встал с места и побежал на китайского солдата, но меня ударили сзади палкой, и я потерял сознание.

Я рассказал абсолютно все про себя, потому что боялся их: что был в Казахстане, получил гражданство, что там у меня есть имущество, дом. В конце, когда я повторил, что не понимаю их, они сказали: сейчас поймешь. И потащили меня к колодцу. Их было четверо. Колодец был где-то в здании. Они опустили меня в колодец и полили водой. Не знаю, что это за вода, но я потерял сознание.

Я хотел наложить на себя руки, но ребята меня спасли. Это было на седьмой день. Я хотел наложить на себя руки в туалете, но не знал, что там есть камеры. Оказывается, наверху везде висели белые камеры и красные, какие-то из них записывают, какие-то прослушивают, я не понял. Я зашел в туалет и хотел задушить себя там одеждой, которую мне сестра купила.

Рисунок студентки.
Рисунок студентки.

​Студентка, которая приехала из Казахстана домой в Китай на каникулы и была отправлена на «перевоспитание» на шесть с половиной месяцев. Сделала серию рисунков о лагерях «перевоспитания». Пожелала остаться анонимной.

Я кричала полицейским: зачем вы меня арестовали? Как я буду продолжать учебу в Казахстане? А полицейские ответили: ты в Китае, ты должна слушать нас и подчиняться. Ты должна мыслить китайскими ценностями и смотреть на мир китайскими глазами. И никогда больше не думай об учебе за границей. Они пригрозили мне электрошоком, если я не буду с ними вежливо говорить.

Они сказали мне показать руки, опять надели наручники, и полицейский подписал бумагу вместо меня. Полицейский спросил своего начальника: на 15 дней или на шесть месяцев? И тот ответил: на шесть месяцев и 15 дней.

Меня отвели в камеру номер 8, там было больше 20 человек. В той же комнате – туалет и камера наблюдения на 360 градусов. В одной комнате спали, ели и ходили в туалет. Ислам – нельзя, намаз делать нельзя, «Аллах Акбар» и «Бисмиллях» говорить нельзя.

Во время еды мы должны были говорить по-китайски: «Си Цзиньпин, живи, живи 10 тысяч лет». Каждый день мы повторяли, что Китай очень сильный, что это страна номер один в мире в бизнесе и экономике, что у нас полтора миллиарда человек, и все живут счастливо и богато.

Еще один рисунок студентки.
Еще один рисунок студентки.

Муралы Гулден, 13-летняя девочка, мать которой была задержана в Китае. Живет в Казахстане с отцом.

Я учусь в восьмом классе. Мою маму 4 ноября 2017 года поймали сразу же, как она пересекла границу. Прошел год, как мы не видели маму, и мы очень скучаем.

Есть еду, которую я готовила, было невозможно, – мне было 12 лет, все масло капало на меня, еду я готовила вся в слезах. Отец тоже не умеет готовить, ему уже больше 50 лет. Когда в слезах готовишь – то масла мало, то соли много.

Я не знала, что делать. Я не умела делать уборку дома. Дома всегда было грязно, я в школе. Стыдно было, когда домой кто-то приходил.

Кадр из фильма «Внутренний секрет Китая».
Кадр из фильма «Внутренний секрет Китая».

Туран Тилеубайкызы, гражданка Казахстана, поехала встретиться с мужем, гражданином Китая, на погранпункт «Хоргос»:

Я увидела, что они подняли моего сына и бросили в машину, полицейские заломили мне руки, чтобы затолкнуть в машину, толкнули меня к сыну, и полицейский, который был внутри, схватил меня за одежду и потащил. Мой сын застрял между сиденьями вниз головой, и полицейские говорили ему вести себя тихо.

С того дня я не получаю никаких вестей о моем муже. Китайская полиция его задержала, и я даже не знаю, жив он или нет. С ним была моя сестра, о ее судьбе я тоже ничего не знаю.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG