Ссылки для упрощенного доступа

17 Июнь 2024, Ташкентское время: 09:12

«Пути назад у Пригожина нет: если проиграет, его убьют или посадят». Военный эксперт оценивает шансы владельца ЧВК «Вагнер» дойти до Москвы


"Пути назад у Пригожина нет: если проиграет, его убьют или посадят": военный эксперт о мятеже вагнеровцев
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:08 0:00

«Пути назад у Пригожина нет: если проиграет, его убьют или посадят»: военный эксперт о мятеже «вагнеровцев».

В России уже почти сутки продолжается то, что власти называют «военным мятежом», а эксперты – попыткой военного переворота, организованной главой ЧВК «Вагнер» Евгением Пригожиным и возможным началом гражданской войны. Пригожин обвинил руководство Минобороны РФ и генштаба в некомпетентности и отправил подчиненные ему части на Москву – на данный момент «вагнеровцы» контролируют Ростов-на-Дону и ведут бои в Воронежской области. Владимир Путин назвал действия Пригожина «изменой» и «предательством», в нескольких регионах России, в том числе в Москве, был введен в действие режим контртеррористической операции.

Что происходит в России, как это можно охарактеризовать и есть ли у Пригожина шансы на свержение режима Путина? Военный аналитик Ян Матвеев полагает, что шансы на то, что Пригожина поддержат российская армия и силовики, есть, как и то, что беспорядком в России воспользуются украинцы.

– Можете определить, что именно сейчас происходит в Ростове?

– Происходит полноценный военный мятеж, восстание, которое начал Евгений Пригожин со своей частной армией – так называемой ЧВК «Вагнер». И он пытается раскрутить это.

Судя по обращению Путина, возможно, Путин с Пригожиным пытались как-то договориться: все-таки у них связь всегда была довольно долгая и довольно тесная. Но, видимо, не смогли [договориться], потому что Путин произнес все сакральные слова – «измена», «будем действовать жестко» – и не называл Пригожина по имени. Видимо, все: пути назад у Пригожина нет. Если он проиграет, его убьют или посадят и будут судить, либо он попытается сбежать. Но если он выиграет, то события пойдут по совершенно непредсказуемому сценарию.

– Вы упомянули обращение Владимира Путина утром 24 июня, и я бы хотел акцентировать на нем внимание, потому что Путин говорит, что те, кто подняли мятеж, «будут нейтрализованы»​, но при этом не говорит, кто поднял мятеж, не называет Пригожина по имени. Почему он это делает, как вам кажется?

– Это его обычная такая практика. Как уже шутят в интернете, теперь уже двух человек Путин не называет по имени – Алексея Навального и Евгения Пригожина. Вот так он как бы пытается их обезличить. Может быть, его кто-то научил когда-то такому психологическому приему, что надо своего противника как-то попытаться обезличить, расчеловечить. Но получается довольно смешно, если честно, и жалко. Потому что действительно сильному лидеру, сильному человеку, у которого власть, не требуется таких мер. Но вот Путин до этого доходит.

Не знаю, может быть, сейчас по Первому каналу начнут какие-нибудь стишки матерные про Пригожина рассказывать, ведь недавно уже такое выступление было с участием Путина. Пытаются представить Пригожина и «вагнеровцев» как террористов, как врагов. Но, по правде говоря, они бандитами и являются: военные наемники, которые подчиняются своему главарю.

– Вы в принципе допускаете возможность того, что Пригожин в этой схватке может победить? Что для этого должно произойти?

– Я думаю, что в целом вот этот мятеж может победить.

На счет того, останется ли во главе этого мятежа Пригожин, или он только стал первым таким ярким игроком, той спичкой, которая подожжет этот пожар... В какой ситуации все это может произойти, в какой ситуации Путин здесь может проиграть? Если военные, силовики сейчас начнут массово переходить на сторону «вагнеровцев», в целом на сторону протеста, на сторону мятежа, и таким образом у Путина просто не останется сил.

Армия связана на фронте. Путин не зря упомянул 1917 год: ситуация очень похожа, потому что армия как таковая есть, но она в основном связана боями на фронте и просто так снять ее с фронта невозможно. Путин сам находится не с армией, как и Николай II, он не под защитой этой армии. И там еще посмотреть надо, на чьей стороне будет армия, если хорошенько ее спросить, если Путин к ним приедет. Что они сделают? Защитят его или, наоборот, повесят?

Поэтому Путину остается надеяться только на всяких росгвардейцев, фээсбешников и прочих, и прочих. Но они не особо вояки. Тех, кто из них более-менее умеют воевать, уже отправили на фронт, и их уже там много погибло. А остальные, во-первых, не имеют какого-то мощного вооружения, а во-вторых, их стало поменьше за последнее время. Ну и, собственно, часть этих сил была растрачена на фронте.

Как они будут сопротивляться «вагнеровцам»? Захотят ли вообще сопротивляться – вопрос. Потому что одно дело ходить и избивать протестующих на митингах и получать за это премии. А другое дело – когда на тебя наставлены автоматы, и нужно идти с непонятными условиями, и тебя могут и убить, а жизнь у каждого одна. И раз эти же омоновцы, росгвардейцы и прочие однажды уже совершили сделку с совестью – они решили, что жизнь им важнее, чем совесть, они сказали: мы будем поддерживать Путина, потому что хотим раньше на пенсию выйти, хотим спокойно зарплату получать, ничему не волноваться, стабильность и все дела – и сейчас они тоже могут так решить, правильно? Подумать: ну а зачем нам это надо, мы просто отойдем в сторонку и все, пусть Путин сам разбирается. Так что такого варианта вполне тоже можно ожидать.

– Как вы считаете, это банально страх у российской армии воевать с наемниками ЧВК «​Вагнер»​ или у них есть уважение к Евгению Пригожину, к наемникам ЧВК «​Вагнер»​ в том числе?

– Насчет армии я не говорил, я больше говорил про силовиков. Но у армии тоже, я думаю, безусловно, уважение какое-то к нему точно есть.

Военные, простые солдаты, я думаю, должны плюс-минус Пригожина уважать. Потому что, к сожалению, надо признать, что в армии на его военные преступления не особо обращают внимание и как-то их акцентируют. Ну и плюс тех, кто против военных преступлений, наверное, не так много в российской армии уже осталось. Насчет страха – я не думаю, что будет какой-то страх перед его военными, но тут все зависит от количества. То есть если бросят маленькое количество российских солдат на усмирение Пригожина, то, конечно, они будут его бояться. Но если их будет превосходящее количество, то вряд ли. Плюс у них будет поддержка авиации, тяжелая техника и т.д. Сейчас как раз стоит вопрос, у кого будет больше силы – у Путина или Пригожина. И я думаю, что Пригожин пытается всеми возможными способами сейчас нарастить свое количество сил, потому что без этого он, конечно, долго не продержится.

– Могут ли украинцы как-то воспользоваться тем, что сейчас происходит в России?

– Я думаю, конечно, могут. Пока нет никаких сообщений о том, что какие-то российские части снимают с фронта, то есть непосредственного ослабления именно в зоне боевых действий с российской стороны нет. Но внимание, понятно, сейчас все приковано к действиям внутри России – российского командования, Путина и всех, всех, всех. А внимание командующих очень важно. Особенно это важно в российской армии, потому что там выстроена очень глупая, очень неправильная, но давно работающая вертикаль, когда самый старший генерал все разрешает, решает, что можно, чего нельзя, и без его слов ничего не делается, ничего существенного, естественно.

Украинцы ведут свое контрнаступление, сейчас они наверняка пользуются возможностью: мы, может быть, еще чего-то не знаем, но они умные, они все понимают. И российская армия, может быть, где-то локально будет справляться, решать свои вопросы сама, без, скажем, советов или приказов, разрешений от верховных генералов. Но когда наступит плюс-минус критическая ситуация и нужно будет, скажем, передвинуть дивизию, перебросить какие-то полки, перевезти большое количество артиллерии, перенастроить снабжение, то окажется, что генерал, который должен сказать «да» на это все, занимается событиями в Ростове-на-Дону, Воронеже и т.д. И этого не произойдет. И вот это может стать очень большой слабостью российской армии.

Ну и плюс, конечно, настроение. Сейчас все военные это все увидят и начнут задумываться: а может быть, стоит просто уйти с фронта? И вообще всем бы им советовать это, потому что настоящие враги понятно, что в Кремле. Естественно, что Пригожин – бандит, преступник, на его сторону вставать тоже как бы дело такое, но и Путин, естественно, главный враг сейчас всей России и любого гражданина России.

XS
SM
MD
LG