Ссылки для упрощенного доступа

03 Декабрь 2022, Ташкентское время: 04:48

«На хлеб с маслом хватит». Как жители Северной Осетии зарабатывали на бегущих от мобилизации


Люди пытаются пересечь границу на КПП «Верхний Ларс» после объявления мобилизации. Северная Осетия, сентябрь 2022 года.

После объявления 21 сентября президентом Владимиром Путиным мобилизации, которую он назвал частичной, на границах России появились очереди из людей, пытающихся покинуть страну.

В Северной Осетии на выезде в Грузию образовалась автомобильная пробка длиной более 20 километров – время ожидания в ней составляло более двух суток. 27 сентября в российском МВД заявили, что количество грузовых и легковых автомобилей на дороге превышает пять с половиной тысяч.

Жители Северной Осетии активно предлагали свои услуги тем, кто пытался выехать в Грузию: продавали им велосипеды, воду, еду, бензин, оказывали «услуги сопровождения». Собеседники Кавказ.Реалии рассказали, сколько стоило им пересечь границу и с какими трудностями они столкнулись.

10 тысяч за ржавый велосипед

«Цены на авиабилеты после объявления мобилизации выросли до небес и доходили до нескольких сотен тысяч. Моя тетя предложила пересечь грузинскую границу через Верхний Ларс (поселок в Северной Осетии – Ред.) – она жила и работала на Кавказе, и у нее там были знакомые. За 24 тысячи рублей мне удалось найти билет до Минвод. Там меня встретил ее знакомый, который еще за 15 тысяч отвез меня во Владикавказ (расстояние между Минеральными Водами и Владикавказом – чуть более 200 километров. Обычно цена на такси не превышает 4 500 рублей. – Ред.). Это оказался самый надежный человек на дороге из тех, что мне встретились», – вспоминает Микаил.

По дороге к Верхнему Ларсу нужно было пересечь четыре поста ДПС, рассказывает Микаил. При въезде на территорию Северной Осетии проверяли особенно тщательно – в пробке нужно было, по его словам, стоять полтора-два часа. Здесь они дали взятку сотруднику ГИБДД в три тысячи рублей, чтобы объехать пробку, но оказалось, что этого недостаточно. Еще один работник поста, не объяснив причин, заявил, что Микаила он пропустит, а таксиста – нет. «Пришлось оставить на посту еще семь тысяч», – резюмирует собеседник.

Во Владикавказе Микаил пересел в другое такси. Водитель обещал довезти его до начала пробки перед КПП «Верхний Ларс».

«Стоило это 20 тысяч рублей (обычная цена на такси из Владикавказа до Верхнего Ларса – около 700 рублей. – Ред.). Еще за 10 тысяч он обещал мне найти велосипед. На тот момент людей пешком через границу не пропускали, ты должен был быть на транспортном средстве, хотя бы на велосипеде. Мы поехали к водителю домой, мне выкатили старый ржавый «Школьник», и мы отправились в путь», – говорит Микаил.

С велосипедом повезло: он худо-бедно ехал и на нем был багажник, к которому можно было привязать чемодан

По его словам, ему повезло с велосипедом: он худо-бедно ехал и на нем был багажник, к которому можно было привязать чемодан. А вот знакомому повезло меньше: за семь тысяч рублей ему продали такой же ржавый и старый велосипед, но детский.

На выезде из Владикавказа стояла патрульная машина. Полицейские заявили, что пропускают дальше только людей с местной пропиской и предложили заплатить еще 20 тысяч рублей. Впоследствии водитель Микаила сказал, что сумел договориться «всего за 10».

Пробка перед контрольно-пропускным пунктом начиналась за 20 километров и двигалась очень медленно.

«Один из отрезков пути длиной в 50-60 метров мы проходили с семи утра до 15 часов дня, т.к. впереди был тоннель», – рассказывает Микаил. По его словам, для тех, у кого не было велосипеда, стоимость одного места в машине доходила до 50 тысяч рублей.

Местные продавали стоящим в пробке воду.
Местные продавали стоящим в пробке воду.

«А литр бензина у перекупщиков стоил около тысячи. Заправок там нет, приезжали местные и продавали его в пятилитровых баклажках», – вспоминает Микаил.

Всего дорога вместе с перелетом заняла у него 32 часа и обошлась в 90 тысяч. На грузинской стороне, он попытался продать свой велосипед, чтобы «отбить» хоть часть денег, но приобрести его желающих не было.

«Тогда я его просто оставил, и буквально сразу его забрали, – вспоминает Микаил. – Местные отвозили эти велосипеды на российскую сторону и снова продавали».​

50 тысяч за место в машине

Марине и ее супругу понадобилось на пересечение границы больше пяти суток. Они стали собираться в дорогу сразу же после выступления Путина и 23 сентября рано утром выехали из Санкт-Петербурга. По пути решили не останавливаться из-за новостей о скором закрытии границ. Когда доехали до Владикавказа, их, как и Микаила, не пропустили без оплаты.

«Цены у всех были разные. Нам отказали во въезде на первом же посту, но местный житель предложил нам помочь за 30 тысяч. Мы были в шоке. Он утверждал, что нас нигде не пропустят, и это единственный вариант. Мы сторговались до 15 тысяч и проехали. В пробке на границе узнали, что многих с неосетинскими номерами только за 50 тысяч пропускали», – вспоминает Марина.

В субботу 24 сентября Марина с супругом оказались в пробке перед «Верхним Ларсом». В сутки, по ее словам, удавалось продвигаться лишь примерно на 200-500 метров.

«Всем начали предлагать услугу «сопровождения». Местные либо садились за руль твоей машины, либо провозили на авто со своими номерами. Это стоило 50-100 тысяч и было необходимо, чтобы преодолеть оставшиеся до КПП 800 метров. Начался полный беспредел. Мы стояли намертво, а «проплаченные» ехали. У всех потихоньку заканчивались еда, вода и бензин. В туалет люди ходили на обочины. Везде стоял резкий запах мочи», – говорит Марина.

В этот период людям очень помогли волонтеры, которые бесплатно раздавали бутылки с водой и кое-какую провизию, вспоминает собеседница.​

222-й кабинет

27 сентября на пост, чтобы избежать прорыва границы, прибыл БТР. Еще через день там развернули пункт призыва. Следом приехал спецназ и ФСБ. Тогда же глава Северной Осетии Сергей Меняйло подписал указ о введении режима повышенной готовности во Владикавказе и в некоторых районах республики. Въезд водителям из других регионов был запрещен.

Все были напряжены, вспоминает Марина. Многие болели, так как в горах днем очень жарко, а ночью холодно.

На самом КПП «разворачивали чеченцев и дагестанцев в основном», говорит собеседница.

«Требовали «явиться в военкомат по месту прописки для выяснения обстоятельств». У людей, конечно, были паника и отчаяние: они проделали такой путь, простояли в этой ужасной пробке, где каждый норовит содрать с тебя копейку, и все зря. Но вернуться тоже было невозможно – все полосы были заняты машинами на выезд», – рассказывает Марина.

Очередь на границе.
Очередь на границе.

По ее словам, у всех на слуху был «легендарный» 222-й кабинет, где людей держали сутками. Это же подтверждает и жительница Дагестана Диана, которая вместе с мужем и двумя детьми также пересекала в эти дни границу. По ее словам, их семью отпустили практически сразу, но были и те, кому приходилось в ожидании допроса грузинскими пограничниками спать на картоне. По ее словам, это могло длиться даже 17 часов.

Как свидетельствуют участники чата в Telegram'е «Верхний Ларс», в 222-й кабинет на дополнительную проверку отправляли людей с кавказской пропиской, фамилией или местомрождения. В конце сентября, по словам очевидцев, на нейтральной территории одномоментно находились без еды и воды 600 человек. Официально эта информация не подтверждена.

Один из участников чата «Верхний Ларс» публиковал скриншоты своей переписки с людьми, которые «гарантированно» помогают пройти российско-грузинскую границу, включая 222-й кабинет. Путешествие из аэропорта до Тбилиси «под ключ» для группы из шести человек стоило 860 тыс рублей. Но за каждый пост, на котором могли задержать в Северной Осетии «предприниматели» просили дополнительные 25 тысяч. За помощь в прохождении 222-го кабинета они требовали 45 тысяч с человека. 50% от суммы требовалось заплатить заранее.​

Хватит на хлеб с маслом

Чат «Верхний Ларс» стал также площадкой для объявлений о продаже велосипедов и выкупе автомобилей. Например, подержанный Stels самой простой модели продавался за 15 тысяч, а чуть более «навороченный» с ручным тормозом и бутылкой для воды в комплекте, но тоже не новый – уже за 50. В целом цены на подержанные велосипеды доходили до 80 тысяч рублей. Такую же сумму перекупщики предлагали и за автомобили.

Повышение цен – нормальный ответ на такой спрос, поделился с Кавказ.Реалии один из таксистов, занимавшихся в эти дни перевозками.

«Если бы это было в Рязани или в любом другом российском городе, люди также поднимали бы цены. Почему я не могу чуть-чуть заработать? У меня семья», – объясняет таксист. Собеседник не ответил, сколько удалось получить в дни после объявления мобилизации лично ему, но пояснил, что этой суммы «хватит на хлеб с маслом».

Просто не понимаю, как люди могут так сильно измениться из-за денег

«Лично я троим помог перегнать машины в Грузию, знаю, там еще ребята были. Мы не делали никаких объявлений, те, кому надо было, сами нас находили и потом благодарили, – рассказывает Николоз Пховелишвили – житель Тбилиси, грузинский предприниматель и владелец турагентства.

Он утверждает, что в Осетии были те, кто обещал помочь, взяв машину на хранение, а потом требовал за нее выкуп.

«Просто не понимаю, как люди могут так сильно измениться из-за денег», – говорит Пховелишвили.​

В штатном режиме

После того, как на КПП «Верхний Ларс» открылся мобилизационный пункт, очередь на границе стала уменьшаться. Спикер Госдумы Вячеслав Володин в ходе пленарного заседания предложил отдать брошенные возле КПП на Верхнем Ларсе несколько сотен машин семьям тех, «кто поехал воевать». Но во второй половине октября МВД начало эвакуировать оставленные россиянами автомобили на спецстоянки. При этом, полицейские оформляют машины как «найденные». Это позволит владельцам сэкономить на их возвращении – платить нужно будет только за транспортировку.

Пятерых сотрудников ГИБДД и ППС Северной Осетии уличили в получении взяток от автомобилистов, ожидающих в очереди на пересечение грузинской границы: предварительно установлено, что они брали от пяти до десяти тысяч рублей за помощь в объезде пробки. Полицейские отстранены от исполнения служебных обязанностей.

Режим повышенной готовности, введенный 28 сентября во Владикавказе и других районах Осетии, отменен.

***

Сотни тысяч россиян покинули страну после объявления 21 сентября мобилизации. В конце октября министерство внутренних дел Грузии сообщило, что там сейчас находятся 112 733 гражданина России, приехавших с января по сентябрь этого года. Ранее МВД Казахстана передало, что в страну за первую неделю после объявления мобилизации въехало 200 тысяч россиян. Среди них также множество уроженцев Северного Кавказа. Сколько их, неизвестно, но по сравнению с прошлым годом население южных республик впервые за несколько лет за счет миграции не растет, а, наоборот, уменьшается.

28 октября министр обороны Сергей Шойгу доложил президенту Путину о завершении мобилизации. Позже Путин подтвердил, что «точка в мобилизации поставлена». При этом издание «Верстка» со ссылкой на источники утверждает, что вторая волна мобилизации россиян на войну в Украине может начаться сразу после Нового года.

«А литр бензина у перекупщиков стоил около тысячи. Заправок там нет, приезжали местные и продавали его в пятилитровых баклажках», – вспоминает Микаил.

Форум

XS
SM
MD
LG