Ссылки для упрощенного доступа

02 Декабрь 2021, Ташкентское время: 10:56

«Мама не выдержит». Российские власти хотят депортировать мать Валентины Чупик


Слева на фото Валентина Чупик, создатель правозащитной организации «Тонг Жахони» («Утро мира»).

Пожилую мать правозащитницы Валенитины Чупик пытаются депортировать из России.

Депортированная из России в Армению правозащитница Валентина Чупик сообщила о визите полиции домой к ее матери в Подмосковье. Об этом она рассказала в письме Радио Свобода. По словам Чупик, полицейский представился участковым, но удостоверения не предъявил. Он сообщил матери о вызове в суд из-за нарушения сроков пребывания в России и последующей высылке через центр временного содержания иностранцев в Егорьевске. Матери Валентины Чупик 85 лет, она инвалид первой группы и страдает остеопорозом. Правозащитница опасается, что пожилая женщина может не перенести визита в суд и возможного содержания в центре для иностранцев.

Чупик и ее мать – гражданки Узбекистана. Мать правозащитницы запросила у узбекского посольства загранпаспорт для выезда к дочери в Армению. По словам Чупик, дипмиссия предупредила российские власти о том, что пожилая женщина намерена добровольно покинуть Россию, как только будут готовы документы. После этого к ней вновь пришли полицейские.

Валентина Чупик – создатель правозащитной организации «Тонг Жахони» («Утро мира»), занимающейся правами мигрантов. В 2009 году она получила убежище в России. В ночь на 25 сентября 2021 года по прилете в Москву из Еревана Чупик задержала погранслужба ФСБ. Ее лишили статуса беженца и запретили ей въезд в страну до 2051 года. Через несколько дней Чупик удалось улететь в Армению. О том, что сейчас происходит с ее матерью в Подмосковье, и о своих дальнейших перспективах Валентина Чупик рассказала Радио Свобода:

Мама просто опешила, когда перед ней появились восемь полицейских и один сотрудник ФСБ

– Сейчас за мамой следит наш сотрудник Александр Ким, который фактически выполняет функции сиделки. Он ее моет, приносит еду, ухаживает за ней. За последний месяц, до вчерашнего визита, полиция врывалась к ней два раза. Первый раз они вломились 28 сентября, их было аж целых 8 человек, они просто выбили дверь. Мама просто опешила, когда перед ней появились восемь человек в полицейской форме и один штатский, который представился полковником ФСБ. Когда мама стала звонить мне, она услышала «Запись звонка начата», и с тех пор сигнал «Запись звонка начата» срабатывает при каждом телефонном разговоре, то есть ее активно прослушивают. Человек из ФСБ ей сказал, что они пришли выяснять, нарушаю ли я миграционный режим, требовали от нее документы. Но мама, какая она ни больная, умудрилась их выгнать. Она стала на них кричать, что она будет вызывать прокуратуру, кое-как до двери на костылях доковыляла и их выгнала. Вернуться обратно она не смогла, упала в кресло, где ее и застал наш сотрудник, который пришел ей помогать, и довел ее до кровати. Вторая история случилась 3 октября, месяц назад. Пришли четыре сотрудника полиции, которые искали мамины документы, чтобы составить на нее протокол за нарушение миграционного режима. Надо сказать, что формально это нарушение как бы есть, но этого нарушения на самом деле не существует.

Валентина Чупик в офисе организации «Тонг Жахони» («Утро мира»).
Валентина Чупик в офисе организации «Тонг Жахони» («Утро мира»).

Как это можно объяснить с точки зрения закона?

По российским законам мигрант не может сам себе продлить миграционный учет

– Лица старше 70 лет, а также недееспособные и ограниченно дееспособные люди к ответственности в форме административного выдворения в России не привлекаются. Дело в том, что административным нарушением является виновное противоправное деяние, причиняющее общественный вред. У мамы не было ни одного компонента из этого определения. У нее не было деяния, потому что она просто лежала дома. У нее не было виновного деяния, потому что собственником этой дачи являюсь я, и я предполагала, что я вернусь 24 сентября, а 27 сентября продлю ей миграционный учет, и никакого нарушения не было бы. По российским законам мигрант не может сам себе продлить миграционный учет или поставить себя на миграционный учет, это большая проблема вообще, что мигрантов наказывают за то, в чем виновата принимающая сторона. Но в данном случае виновата была не я, а виноваты были ФСБ и МВД, которые меня незаконно задержали и держали 8 дней, незаконно лишая меня свободы в этой импровизированной тюрьме в аэропорту Шереметьево. И я была лишена возможности передоверить свои полномочия кому-либо, потому что меня лишили связи и ко мне никого не допускали. Таким образом, при всем желании я не могла выполнить обязанность принимающей стороны и своевременно продлить ее миграционный учет.

Расскажите о последнем визите полиции…

Полицейский пришел, чтобы доставить мою маму в суд

– Во вторник, 2 ноября, около 8 вечера пришел один сотрудник полиции, который тоже рвался в дверь. К счастью, дверь была закрыта, и услышал этот стук в дверь Александр, сотрудник моей организации. Он вышел и стал требовать объяснений. Полицейский представился участковым 4-го отдела по городу Подольску и сказал, что он пришел, чтобы доставить мою маму в суд, для того чтобы ее принудительно выдворить из России за то самое не существующее в реальности нарушение. Ее собираются поместить в Центр временного содержания иностранных граждан в Егорьевске. Там, во-первых, условия хуже, чем в тюрьме, во-вторых, от моего дома до этого спецприемника больше 220 километров, и мама эту дорогу просто не выдержит.​


Каково состояние здоровья вашей мамы?

Ей 84 года, у мамы остеопороз, у нее переломаны все кости, кроме черепа

– Ей 84 года и 5 месяцев, и любой человек в таком возрасте не совсем здоров. Но у моей мамы остеопороз, у нее переломаны все кости, кроме черепа, они просто хрупкие, как мел. Стоит чуть-чуть нажать – и происходит перелом. У нее больные почки, у нее нефрит, у нее порок сердца, правого желудочка. У нее гипертония, у нее многочисленные миозиты, атеросклероз, артроз. Это, в принципе, характерный для такого возраста букет заболеваний, плюс еще осложненный остеопорозом и пороком сердца.

–​ Существует ли какой-то правовое и гуманное решение этой проблемы?

Мы ждем, когда будет готов мамин загранпаспорт, чтобы она уехала ко мне в Армению

– Я так думаю, что как раз такой выход из этой проблемы они и пытаются предотвратить. Мы ждем, когда будет готов мамин загранпаспорт, чтобы она уехала ко мне в Армению. Меня просто напугали, что с паспортом старого образца ее могут не выпустить из России, в связи с чем мы стали спешно оформлять ей загранпаспорт нового образца. На прошлой неделе мама поехала в посольство Узбекистана, она еле выдержала эту дорогу, чуть не умерла, мы ей скорую вызывали. Но эта дорога была меньше 100 километров, и к ней относились очень дружелюбно, совершенно не так, как к ней будут относиться в суде и в спецприемнике, не приведи господь, если это случится. В общем, она доехала кое-как, сфотографировалась, сдала отпечатки, подала на новый паспорт. И посольство Узбекистана подало уведомление в МВД России, что маму нельзя привлекать к ответственности, потому что она воспользовалась покровительством Республики Узбекистан, она находится под контролем посольства, и посольство готовит ее к добровольному выезду из России. Я так понимаю, что они это сообщение получили в пятницу и прямо вот срочно решили во вторник ее депортировать, чтобы не допустить ее нормального выезда. Я думаю, это было осознанное действие, чтобы не дать ей выехать нормально.

–​ Каков сейчас ваш правовой статус?

– У меня есть узбекский паспорт, я сейчас нахожусь в режиме визитора в Армении. Я хочу просить убежища в более безопасной стране. В Армении ко мне относятся чудесно, здесь добрые, честные, хорошие люди, у меня здесь много друзей. Но я понимаю, что если Россия начнет давить на Армению и ставить ей условия о том, чтобы меня выдать, выдворить, что-то со мной сделать, у Армении как государства не будет мотива как-то меня сохранять.

–​ У вас есть возможность забрать маму в Армению?

– Я это и хочу сделать. Мы к этому и готовимся, ждем этого паспорта, чтобы ее в Армению забрать. А они решили, как я понимаю, не дать мне забрать маму, а взять маму в заложники и потом со мной торговаться, чтобы я заткнулась и перестала помогать мигрантам. Но этого все равно не будет, я не заткнусь и мигрантам помогать не перестану.

–​ За что российские власти вас депортировали? И как вы будете продолжать свою правозащитную деятельность, находясь в другой стране?

Я продолжаю свою правозащитную деятельность

– Я ее уже продолжаю. Я звоню десятки раз в день по незаконным задержаниям мигрантов, у меня каждый день этих звонков десятки, иногда сотни. Я звоню в отделы полиции, требую соблюдения закона, и в принципе, все получается. Я пишу заявления, мне приходится, конечно, писать их дистанционно, по мессенджерам или по электронной почте, но я это делаю и вполне справляюсь. Я консультирую мигрантов, у меня сейчас 200-250 обращений в сутки, это, в принципе, нормальный рабочий режим. Чего я здесь не могу делать – так это проводить для мигрантов тренинги, хотя я провожу тренинги для потенциальных мигрантов, которые собираются эмигрировать из Армении. Я не могу ходить на заседания судов, но это делают мои коллеги. Так что в какой-то мере ассортимент моей бесплатной помощи мигрантам сократился, потому что я не могу пойти в суд и лично провести тренинг, но я продолжаю заниматься основной правозащитной работой, которую я вела уже очень много лет, – рассказала Валентина Чупик.

Коллеги правозащитницы полагают, что ее задержание может быть местью властей за активную гражданскую деятельность. Сообщалось, что на родине в Узбекистане ее жизни может угрожать опасность. 30 сентября Европейский суд по правам человека запретил России высылать ее в Узбекистан.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG