Ссылки для упрощенного доступа

26 Сентябрь 2022, Ташкентское время: 10:40

Кто такой Дмитрий Козак и мог ли он (или кто-то еще в окружении Путина) быть против войны – рассказывает бывший журналист кремлевского пула


Дмитрий Козак (слева) разговаривает с Владимиром Путиным во время подготовки Олимпиады в Сочи в 2013 году. Фото: пресс-служба Кремля.

Владимир Путин в самом начале войны отказался от готового мирного соглашения с Украиной, сообщило агентство Reuters со ссылкой на три источника, близких к Кремлю. По данным журналистов, незадолго до войны или сразу после ее начала замглавы администрации президента Дмитрий Козак добился предварительных договоренностей с Киевом о том, что Украина не будет вступать в НАТО, сообщил об этом Путину и рекомендовал согласиться на договор – но последовал отказ. В Кремле всю эту информацию отрицают: Дмитрий Песков в комментарии Reuters заявил, что она «не имеет абсолютно никакого отношения к реальности». Подтверждений тому, что президент Украины поддерживал договор, тоже нет.

Кто такой Дмитрий Козак, которому источники Reuters приписывают попытку предотвратить полномасштабную войну, где он сейчас, каковы его взгляды – и есть ли вообще в окружении Путина люди, которые против войны? Об этом в эфире Настоящего Времени мы говорили с журналистом Петром Козловым, бывшим автором газеты «Ведомости», Русской службы BBC, а также участником кремлевского пула.

Журналист Петр Козлов о Дмитрие Козаке и расследовании Reuters
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:23 0:00

Первый вопрос такой: кто такой Дмитрий Козак? Какие у него взгляды? И веришь ли ты, что он мог пытаться каким-то образом предотвратить войну в Украине?

– Дмитрий Козак – человек, который прошел очень большой путь вместе с Владимиром Путиным, это достаточно близкий к нему чиновник, аппаратчик. И поскольку я работал в пуле, как ты уже упомянул, и в принципе те люди, которые следили за работой правительства последние годы и даже десятилетия, знают о том, что это человек, которому Владимир Путин всегда доверял какие-то специальные, особые задания, давал особые поручения. Я думаю, что не буду прямо перечислять все, но хотя бы такие задачи, как, например, контроль за подготовкой проведения Олимпиады (именно техническая составляющая, контроль за строительством этих всех объектов) или же работа по интеграции аннексированных Крыма и Севастополя в Россию, которые были поручены Дмитрию Козаку, сами говорят за себя. То есть это человек с большим, высоким уровнем доверия, которым он пользовался последние годы. Переехал он, кстати говоря, в Москву буквально вслед за Владимиром Путиным в конце девяностых годов и сразу же пришел работать в администрацию президента в 2000 году. То есть это не просто какой-то чиновник, аппаратчик, а человек, который с начала девяностых годов знаком с Владимиром Путиным еще по работе в ленинградской, петербургской мэрии.

–​ А мы что-то знаем про его взгляды относительно происходящего сейчас? Как-то это проявляется?

– О его взглядах, конечно, мы не знаем сейчас ничего. Я не знаю, насколько даже ближайшие люди к Дмитрию Козаку знают об этом, поскольку мы не понимаем вообще, в каком положении он сейчас находится. Несколько месяцев назад, в мае, я опубликовал материал для Русской службы BBC, где писал о том, что именно в период, когда началось российское военное вторжение в Украину, Дмитрий Козак попал в опалу. И это отчасти коррелирует и корреспондирует с тем, что сегодня публикует Reuters. Но это объективно заметно, потому что Дмитрия Козака буквально как раз с этих времен не видно и не слышно, хотя формально он действительно до сих пор является заместителем руководителя администрации президента и формально в его портфеле полномочия по курированию этих территорий.

Как мы видим, сегодня эти территории полностью отданы спецслужбам, армии, и с точки зрения политики их курирует Сергей Кириенко, который является первым замглавы администрации президента, и в его полномочиях как раз политика. Я напомню, что не так давно, в конце августа, газета Washington Post целую серию материалов опубликовала о том, как начиналась эта война, как в первые месяцы, в первые дни она развивалась. И там они публиковали такие данные, что 24 февраля, в день вторжения, главе офиса президента Украины позвонил Дмитрий Козак на мобильный телефон и характерным для него хриплым голосом сказал ему: «Сдавайтесь!» Как бы тут вопрос по поводу его взглядов – насколько это правда или нет? Насколько он действительно этого хотел?

Насколько знаю я и насколько я понимаю, все-таки Козак выступал на стороне той «партии», которая выступала за переговоры, за урегулирование путем каких-то контактов. И после ухода Суркова с этой позиции именно он занимался этой частью. Он ездил в Париж, когда была первая и единственная встреча Путина и Зеленского. Он как бы это курировал. Насколько мы понимаем, все-таки он был на стороне так называемых ястребов, если можно сегодня выделить.

–​ А кто состоит в «​партии»​, выступающей за переговоры? Понятно, что это все довольно условные понятия. Но кого можно относительно к этим людям определить?

– На самом деле сегодня, даже не сегодня, а с начала войны, конечно, серьезные изменения произошли в этих условных «партиях», условных «блоках», сторонников тех или иных сценариев или той или иной политики. Яркий пример – Дмитрий Медведев, который всегда считался представителем такого блока, тяготеющего к «голубям», бывший президент-либерал. Мы видим, что с ним произошло. Человек абсолютно, полностью поменял свои подходы и занял какую-то ультраконсервативную, ультраястребиную позицию. Здесь, я думаю, можно такой подвывод сделать: все-таки с учетом того, что ситуация и внутриполитический климат серьезнейшим образом изменились, и когда было принято считать, что в России с каждым годом с приходом Владимира Путина постепенно закручиваются гайки, после 24 февраля, конечно, никаких так называемых системных либералов в России не осталось. Началась гонка за попытку доказать и продемонстрировать свою максимальную лояльность Владимиру Путину, который занял эту позицию и продавливал позицию такого радикального и жесткого сценария по отношению к Украине.

Поэтому сейчас каких-то таких «ястребов» и «голубей» нет, сейчас все прильнули к этой партии. И те, кого считали либералом или людьми, занимающими такие более прозападные позиции и настроенными на диалог, коммуникацию и переговоры, – они максимально четко и ясно пытаются доказать свою верность и приверженность к тому курсу, который выбран. И это все мы видим начиная с начала войны и до сегодняшнего дня.

–​ Петр, а кто наиболее успешен в этом? К кому сейчас прислушивается Владимир Путин?

– На этот вопрос безусловно, наверное, могут ответить только те люди, которые входят в так называемый узкий круг, и, наверное, Владимир Путин сам. Разговаривать и перечислять каких-то людей, чьи фамилии мы знаем прекрасно: условно говоря, Совбез – Патрушев, Бортников, министр обороны и так далее, – сейчас, наверное, будет все равно не совсем правильно. Поскольку были публикации и были версии и в российских, и в западных медиа, которые, например, доказывали и утверждали, что тот же Сергей Шойгу, министр обороны, попал в опалу в связи с тем, что сценарий, который закладывался для этого вторжения – быстрой, мимолетной победы, – потерпел крах. Поэтому, конечно, сейчас сложно рассуждать насчет того, кто все-таки входит в ближайший круг. Не буду спекулировать на эту тему, скажу лишь, что очевидно, что это силовая группа.

И опять же надо иметь в виду, это очень важный момент, что с начала пандемии, которая началась в 2020 году, доступ к Владимиру Путину серьезнейшим образом был усложнен, доступ к нему был ограничен. Насколько мы знаем по официальным заявлениям пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, несмотря на то, что уже два года с тех пор прошло, в Кремле до сих пор соблюдаются эти пандемийные ограничения. Поэтому каков сегодня круг ближайших соратников и ближайших людей, которые имеют максимально полный доступ к общению с Владимиром Путиным, сказать довольно трудно, я не буду браться за это.

Форум

XS
SM
MD
LG