Ссылки для упрощенного доступа

21 Сентябрь 2019, Ташкентское время: 01:56

АЭС под боком? Планы Узбекистана и реакция в Казахстане


Президент России Владимир Путин и президент Узбекистана Шавкат Мирзияев у макета АЭС на церемонии, посвященной началу работ по определению места расположения будущей атомной электростанции. Ташкент, 19 октября 2018 года.

Узбекистан, подписавший соглашение с Россией о строительстве атомной электростанции, назвал «приоритетной площадкой» для будущей АЭС берег озера Тузкан, расположенного в нескольких десятках километров от казахстанской границы. В Минэкологии Казахстана говорят, что узбекская сторона официально не уведомляла Нур-Султан о планах построить АЭС. В другом ведомстве, Минэнерго, утверждают, что Ташкент не обязан информировать соседей. Казахстанские экологи с этим не согласны.

Казахстанский эколог Дмитрий Калмыков – непримиримый противник идеи строительства атомной электростанции в стране. Последний год обеспокоенность Калмыкова, за плечами которого участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС и многолетние исследования радиационного загрязнения на Семипалатинском ядерном полигоне, вызывают планы по возведению АЭС в соседнем Узбекистане.

Ташкент, заключивший в 2018 году соглашение с Москвой о строительстве объекта, определил несколько потенциальных площадок – на расстоянии от нескольких сотен до нескольких десятков километров от границы с Казахстаном. Приоритетной площадкой Узбекистан назвал в этом году берег озера Тузкан в Джизакской области, которое от Туркестанской области, самого густонаселенного региона Казахстана, отделяет приблизительно 40 километров. Рядом с Тузканом – Шардаринское водохранилище, источник питьевой воды для целого города и водоем стратегической важности, расположенный на трансграничной реке Сырдарья, длиннейшей в Центральной Азии (она протекает через территорию Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Казахстана и впадает в Аральское море).

Дмитрий Калмыков, эколог, директор общественного объединения «Карагандинский Экомузей».
Дмитрий Калмыков, эколог, директор общественного объединения «Карагандинский Экомузей».

Калмыков, глава общественного объединения «Карагандинский Экомузей», говорит, что трагедии в Чернобыле и на АЭС «Фукусима» в Японии показали «абсолютную неготовность общества» к авариям. Он убежден, что строительство атомной станции несет больше рисков, чем потенциальной выгоды, поскольку в случае аварии и утечки радиации расстояние даже «500 километров – не вопрос».

– Сюда [в Казахстан] это продать не удалось. Потому что у Казахстана постъядерный негативный опыт. И население очень негативно относится вообще к любым упоминаниям всяческих ядерных технологий. Все помнят последствия испытаний ядерного оружия, которое испытывалось на собственном населении. И российским атомщикам удалось продвинуть это [АЭС] в Узбекистане, – говорит эколог.

Калмыков отмечает, что, согласно Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте, подписанной в финском городе Эспо в 1991 году, процедура оценки потенциально опасных проектов должна проводиться не только внутри государства, где собираются реализовать тот или иной проект, но и в сопредельных странах, которые могут быть затронуты воздействием. Проще говоря, будущая узбекская АЭС должна пройти в Казахстане оценку воздействия на окружающую среду.

Согласно Конвенции Эспо, страна, намечающая строительство атомной станции, должна проинформировать о планах соседние государства, которые могут выступать «затрагиваемой стороной», причем сделать это она обязана не позднее, чем проинформирует свою общественность. Разговоры о возведении АЭС ведутся в Узбекистане с прошлого года. Пресс-секретарь министерства экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана Самал Ибраева говорит «Азаттыку» (Казахской редакции Радио Свобода), что уведомление о строительстве АЭС от Ташкента в адрес Нур-Султана «до настоящего времени не поступало».

В министерстве энергетики Казахстана объясняют: Узбекистан не является стороной Конвенции Эспо, в связи с чем не несет обязательств по уведомлению трансграничных стран о планировании строительства АЭС. Вместе с тем в Минэнерго сказали «Азаттыку», что проводят переговоры с правительством Узбекистана «о сотрудничестве и обмене информацией о ходе реализации проекта АЭС». На какой стадии эти переговоры, ведомство в своем ответе на запрос редакции не уточнило. Министерство не упомянуло также, что его делегация в прошлом месяце посещала Узбекистан и ознакомилась там с деятельностью созданного при правительстве агентства по развитию атомной энергетики «Узатом». На сайте агентства размещены фотографии казахстанских чиновников, стоящих с узбекскими коллегами перед макетом АЭС.

Представитель агентства «Узатом» демонстрирует казахстанской делегации из министерства энергетики макет российской АЭС. Ташкент, 9 августа 2019 года.
Представитель агентства «Узатом» демонстрирует казахстанской делегации из министерства энергетики макет российской АЭС. Ташкент, 9 августа 2019 года.

В пресс-службе агентства «Узатом», курирующего проект по строительству станции, «Азаттыку» отказали в комментариях относительно площадки для будущей АЭС и ее близости к Казахстану, сославшись на «отсутствие аккредитации» СМИ.

В одном из распространенных ранее «Узатомом» сообщений говорится: «Для окончательного выбора площадки АЭС будет подготовлена Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС), которая, в соответствии с правилами МАГАТЭ, в обязательном порядке будет проходить экспертизу, в том числе будет представлена на общественных слушаниях с приглашением представителей соседних стран». Дата возможных слушаний и страны, которые собираются пригласить, не приводятся.

Как реагируют на планы по возведению АЭС в самом Узбекистане?

Анвармирзо Хусаинов, в прошлом министр нефтепродуктов Узбекистана, ныне эколог общественной организации «Международная академия наук экологической безопасности», считает, что через строительство АЭС в Узбекистане «Кремль хочет закрепиться в Центрально-Азиатском регионе».

Анвармирзо Хусаинов, член общественной организации «Международная академия наук экологической безопасности».
Анвармирзо Хусаинов, член общественной организации «Международная академия наук экологической безопасности».

– АЭС в будущем нужно будет обслуживать, защищать от угроз, а это уже военно-технические вопросы. К Узбекистану большой интерес проявляют США, Евросоюз, которые видят, что здесь можно построить такую страну, которая могла бы быть примером для Афганистана и Ирана. И в этих условиях Россия, которой не удалось построить АЭС в Казахстане, решила закрепить страну в фарватере российской политики, начав строить АЭС в Узбекистане. Узбекистан вынужден как-то подыгрывать Москве. Кремль давит, не дает времени на осмысление и изучение общественного мнения. Многие в Узбекистане хотят, чтобы по данному вопросу провели референдум, – делится мнением Хусаинов.

Бывший военнослужащий Зафархужа Амиров из Джизакской области, где, возможно, начнут строительство АЭС, обращает внимание на сейсмическую активность в регионе.

– За этот год у нас в области было семь или восемь землетрясений от одного до четырех баллов. Но власти не учитывают это. К тому же у нас специфический климат и нет мест, чтобы хранить ядерные отходы от АЭС, – считает Амиров.

С местным населением строительство АЭС близ их города, по словам Амирова, власти публично еще не обсуждали. Он уверяет, что за последние два года несколько раз обращался к властям, в частности через виртуальную приемную президента, с просьбой разъяснить ему необходимость строительства АЭС и не получил ответов.

Президент России Владимир Путин (слева) и президент Узбекистана Шавкат Мирзияев на церемонии, символизирующей старт проекта по строительству АЭС. Ташкент, 19 октября 2018 года.
Президент России Владимир Путин (слева) и президент Узбекистана Шавкат Мирзияев на церемонии, символизирующей старт проекта по строительству АЭС. Ташкент, 19 октября 2018 года.

Узбекские активисты, выступающие против совместного с Россией проекта, публикуют свои доводы в Facebook'е в группе «Узбекистанцы против АЭС!». Участники направили в июле петицию на имя президента Узбекистана Мирзияева, председателя верхней палаты парламента Танзилы Нарбаевой, гендиректора Росатома Алексея Лихачева и главы МАГАТЭ Юкии Амано, в которой сказано, что решение о строительстве принято «без согласия народа Узбекистана».

Свою позицию участники группы аргументируют следующими доводами: «АЭС может стать мишенью для экстремистов из-за близости к политически нестабильному Афганистану», «в стране имеется достаточный потенциал для развития возобновляемых источников энергии без ущерба экологии», «утилизация отработанных радиоактивных отходов может навредить природе», «из-за коррумпированных чиновников АЭС будет принята со значительными недоработками и изъянами», «строительство АЭС, осуществляющееся не на конкурсной основе, ставит под угрозу суверенитет Узбекистана».

В «Узатоме» между тем уверяют, что проведенный среди населения соцопрос показал «поддержку гражданами Узбекистана решения о строительстве АЭС».

Представитель «Узатома» демонстрирует журналистам карту с потенциальным местом строительства АЭС в Фаришском районе Джизакской области. 7 июля 2019 года.
Представитель «Узатома» демонстрирует журналистам карту с потенциальным местом строительства АЭС в Фаришском районе Джизакской области. 7 июля 2019 года.

В российской госкорпорации «Росатом», которая займется строительством АЭС в Узбекистане, неоднократно говорили, что рассматривают самую современную и безопасную станцию с водо-водяными энергетическими реакторами.

Риски и экономические выгоды. Мнения экспертов

Руководитель проектов энергетического отдела «Гринпис России» Рашид Алимов считает атомные станции «самым дорогим и самым рискованным способом получения электроэнергии».

– Станция вырабатывает радиоактивные отходы, которые будут оставаться опасными на протяжении длительных периодов времени, сопоставимых со всей человеческой историей. И это все нужно будет охранять. Это будет стоить значительных средств и сил, потому что нормы безопасности со временем ужесточаются. А значит, расходы на строительство, эксплуатацию, охрану, хранение и переработку отходов будут только расти, – полагает Рашид Алимов.

Рашид Алимов, руководитель проектов энергетического отдела «Гринпис России».
Рашид Алимов, руководитель проектов энергетического отдела «Гринпис России».

Российский эксперт по ядерным технологиям Валентин Гибалов, автор сетевого дневника об атомной энергетике, утверждает, что современные АЭС безопасны. Он говорит, что после аварий в Чернобыле и на «Фукусиме» мировая атомная энергетика шагнула вперед.

– С тех пор АЭС стали на порядок безопаснее. Современные станции, в частности энергоблоки типа ВВЭР-1200, которые собираются строить в Узбекистане, предусматривают глубоко эшелонированную систему защиты от возможных аварий, нацеленную на удержание радиоактивных элементов внутри герметичных оболочек, – утверждает Валентин Гибалов.

Валентин Гибалов, российский эксперт по ядерным технологиям, Валентин Гибалов, автор сетевого дневника об атомной энергетике.
Валентин Гибалов, российский эксперт по ядерным технологиям, Валентин Гибалов, автор сетевого дневника об атомной энергетике.

Преимущества АЭС, по мнению эксперта, перед ТЭЦ и ГЭС в том, что ресурсы газа и угля исчерпаемы. АЭС к тому же не являются источниками парниковых газов. Возобновляемая энергетика, «ветряки» и солнечные панели, с его слов, не стабильны, требуют существенных вложений в систему хранения энергии и не везде экономически целесообразны.

Эколог из Караганды Дмитрий Калмыков убежден: если есть возможность, «лучше выбирать безопасные способы производства энергии». Отнести к таковым АЭС он не может. И не считает атомную энергетику экономически выгодной – опять же из-за потенциальных рисков аварий.

– Несмотря на весь ум, концентрацию всех идей, знаний физиков, ядерщиков со всего мира, МАГАТЭ за день до «Фукусимы» имело документы, абсолютно бесполезные в плане обеспечения ядерной безопасности. К будущему не готов никто, – говорит Калмыков. – По независимым оценкам, ликвидация Чернобыльской аварии «съела» всю добавленную стоимость, весь валовый продукт, созданный всей советской атомной энергетикой до аварии. То есть они [СССР] 40 лет развивали отрасль, были построены десятки станций, которые произвели огромное количество энергии, которая использовалась для развития хозяйства и производства ценностей, а потом одна станция сломалась и всё вот это заработанное уничтожила. Поэтому на месте политиков я бы десять раз подумал.

Вопрос возможного строительства АЭС в Казахстане по российским технологиям пока, похоже, отодвинут на дальний план. Предложение возвести АЭС озвучил в начале апреля этого года президент России Владимир Путин после встречи с казахстанским коллегой Касым-Жомартом Токаевым в Кремле. На фоне возмущений в соцсетях и митинга, где среди прочих требований был и запрет на АЭС, Токаев пообещал «учесть мнение населения» при вынесении решения о потенциальном строительстве атомной станции.

Экологический аспект и международное право

Строительство АЭС вблизи озера Тузкан, по мнению сотрудника «Гринпис Россия» Рашида Алимова, «может повлиять на всю экосистему». Тузкан входит в так называемую Арнасайскую систему озер, включающую также Айдаркуль и Восточно-Арнасайские озера.

– Если даже исключить какую-либо утечку, вода используется для охлаждения реакторов и обратно выбрасывается теплая вода. Если вы подогреваете озеро, то это меняет экологическую обстановку в нем. Всё это будет влиять на экосистему. Насколько строительство в данном случае приемлемо, нужно рассматривать и изучать подробно и непосредственно на месте, – говорит он.

Озеро Айдаркуль в Узбекистане, одно из входящих в Арнасайскую систему озер.
Озеро Айдаркуль в Узбекистане, одно из входящих в Арнасайскую систему озер.

С этим мнением согласен Владимир Солодухин, научный руководитель Центра комплексных экологических исследований Института ядерной физики министерства энергетики Казахстана. С 2000 по 2010 год он в составе группы ученых изучал в рамках международного проекта «Навруз» уровень загрязненности Сырдарьи и Шардаринского водохранилища. Проведенные тогда исследования показали, что бассейн Сырдарьи на территории Казахстана загрязнен – и без АЭС.

В частности, в одном из отчетов ученых сообщается, что верховья Сырдарьи (а именно отрезок реки от границы с Узбекистаном до Шардаринского водохранилища) «заметно загрязнены отдельными радионуклидами и токсичными элементами».

Основными загрязнителями были определены горно-металлургические, химические и другие промышленные комбинаты и предприятия. В частности, горнопромышленный комплекс Майлуу-Суу в Кыргызстане, предприятие по переработке урана «Востокредмет» в Таджикистане, промышленные предприятия и комбинаты в узбекских городах Кибрай, Ангрен, Янгиабад и Навои. В Казахстане так же были отмечены предприятия по добыче и переработке урана в Шиели Кызылординской области и тяжелых металлов в Шымкенте.

Арнасайская система озер в Узбекистане, включающая озера Айдаркуль и Тузкан.
Арнасайская система озер в Узбекистане, включающая озера Айдаркуль и Тузкан.

– Ситуацию трагической не назовешь. Но показатели колеблются в незначительных пределах. Загрязненность наблюдается из года в год, то в большей, то в меньшей степени. Если вдруг где-то будут выбросы и превышения предельно допустимых концентраций, мы, несомненно, это обнаружим. Ситуация требует постоянного контроля, – комментирует ситуацию Владимир Солодухин.

Эколог Дмитрий Калмыков говорит, что его организация «Карагандинский Экомузей» готовит обращение в министерство экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана с просьбой предоставить информацию о строительстве АЭС в Узбекистане согласно Орхусской конвенции «О доступе к информации». Населению Казахстана, как считает Калмыков, должны быть доступны сведения о деталях проекта будущей атомной электростанции, которая, вероятно, появится менее чем в часе езды от населенных пунктов Шардаринского района Туркестанской области.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG