Ссылки для упрощенного доступа

25 Апрель 2024, Ташкентское время: 02:14

Год в казахстанской тюрьме, выезд в Европу и угроза высылки в Узбекистан. Путь каракалпакского активиста


Кошкарбай Торемуратов.
Кошкарбай Торемуратов.

Активист каракалпакской диаспоры в Казахстане гражданин Узбекистана Кошкарбай Торемуратов оказался в уязвимой ситуации в центре Европы. Его ожидает высылка из одной страны Старого Света в другую, а дальше, по мнению правозащитников, ему может грозить экстрадиция в Узбекистан. На родине Торемуратову и нескольким его единомышленникам предъявляют обвинения, которые правозащитники считают частью репрессивной кампании, начатой Ташкентом после кровавого подавления протестов в Нукусе. 

«Нет никаких гарантий, что я вновь не окажусь под стражей», – говорил журналистам Кошкарбай Торемуратов минувшей осенью, когда освободился из следственного изолятора в Алматы.

За решеткой в Казахстане, стране, где 48-летний этнический каракалпак жил в последние годы, он провел ровно год. Его задержали по запросу Узбекистана, который объявил Торемуратова в розыск как подозреваемого в «посягательстве на конституционный строй».

Уголовные дела против него и еще четырех живущих в Казахстане каракалпакских активистов были возбуждены в Узбекистане в прошлом году после того, как они провели пресс-конференцию в Алматы – в поддержку Каракалпакстана, жители которого выступили против предложения Ташкента убрать из Конституции нормы, позволяющие республике выйти из состава Узбекистана через процедуру референдума. Протесты в Нукусе в июле 2022-го были жестоко подавлены, погибли не менее 20 человек. Вслед за кровопролитием власти отозвали спорные поправки. Затем они обвинили в организации беспорядков внешние силы и начали репрессии в Каракалпакстане и за пределами страны. Под каток этой машины попали и живущие в Казахстане каракалпаки.

Торемуратова выпустили из алматинского СИЗО 13 сентября 2023 года, когда истек срок ареста, установленный судом – 12 месяцев. Но сам он не исключал, что его вновь могут отправить в камеру – если запросу об экстрадиции дадут новый ход.

«Мы по-прежнему в розыске в Узбекистане», – объяснял он свои опасения.

Через несколько месяцев Торемуратов оказался в изоляции. Но не в казахстанской тюрьме, а в депортационном центре в Австрии.

Путь из Казахстана в Европу

Торемуратов выехал из Казахстана в октябре, чтобы принять участие в конференции Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая проходила в Варшаве.

Правозащитница Лейла Назгуль Сейитбек, глава базирующейся в Вене группы Freedom for Eurasia («Свобода для Евразии»), говорит, что после выступления на конференции, где Торемуратов поднимал проблемы системной дискриминации каракалпаков на своей родине, он сообщил об угрозах со стороны узбекских дипломатов. Вскоре он отправился в Австрию, где подал прошение об убежище.

Лейла Назгуль Сейитбек, глава организации Freedom for Eurasia.
Лейла Назгуль Сейитбек, глава организации Freedom for Eurasia.

Вена прошение отклонила, приняв 6 ноября решение о высылке в Польшу – в соответствии с Дублинским соглашением (в нем, в частности, прописано, что ответственность за рассмотрение ходатайства об убежище лежит на государстве, выдавшем визу).

В организации Freedom for Eurasia говорят, что Торемуратов находился в Австрии сначала в центре содержания беженцев в Зальцбурге, 26 февраля был переведен в депортационный центр. При переводе у него изъяли телефон, связи с ним в настоящее время нет.

На последний день зимы назначена его высылка в Варшаву. Лейла Назгуль Сейитбек сообщает, что в Польше Торемуратов намерен подавать документы на предоставление убежища.

– Но каким образом будет развиваться ситуация – большой вопрос. Примут ли участие в его судьбе правозащитники, примут ли власти Польши к сведению угрозы, с которыми он может столкнуться? Это невозможно предугадать, – говорит в комментарии «Азаттыку» (Казахской редакции Радио Свобода) правозащитница.

Она отмечает, что ситуация, в которой оказался Торемуратов, очень сложная. Европейские страны в прошлом отвечали отказами на запросы об убежище диссидентов из Центральной Азии, выдавали их Таджикистану и Узбекистану.

– Если оценивать обстоятельства, то шансы Торемуратова на убежище высокие. Но мы видели случаи, когда людей высылали, несмотря на решения Европейского суда по правам человека, – продолжает Сейитбек. – Европейские власти не демонстрируют понимания ситуации диссидентов из Центральной Азии. У них отсутствует понимание, что человек, которому предъявляют экстремистские статьи, не является экстремистом или террористом, его преследуют за реализацию права на свободу слова. В этом плане отношение к людям из же Беларуси в Европе лучше, чем к людям из Центральной Азии, хотя ситуации у них одинаковые: диктатура и подавление прав человека.

Она говорит, что Freedom for Eurasia пытается подключить к кейсу каракалпакского активиста другие правозащитные организации.

Уязвимое положение

Положение Торемуратова сейчас еще более уязвимое, чем если бы он оставался в Казахстане, считает Лейла Назгуль Сейитбек. В Алматы Казахстанское бюро по правам человека, ведущая правозащитная организация страны, оказывало юридическую поддержку каракалпакам, наняло для них адвокатов, помогало с подачей документов на предоставление убежища (в убежище власти Казахстана отказали, выдав свидетельства лиц, ищущих убежище).

В случае экстрадиции каракалпакских активистов в Узбекистан, как неоднократно отмечали международные правозащитные организации, их ждут пытки и длительное тюремное заключение.

Представитель бюро Андрей Гришин в комментарии для платформы OpenDemocracy ранее отмечал, что каракалпаки «могут столкнуться со сфальсифицированными судебными процессами» в Узбекистане.

«Мы знаем это из предыдущей практики того, как узбекские власти обращались со своими оппонентами, а также с арестованными ранее за протесты в Каракалпакстане», – подчеркнул Гришин.

Десятки человек в Узбекистане были приговорены к тюремным срокам по следам Нукусских событий. В основном это гражданские активисты. Среди осужденных – журналист Даулетмурат Таджимуратов, которого отправили за решетку на 16 лет, обвинив в «организации массовых беспорядков».

Суды не вынесли ни одного обвинительного приговора в отношении силовиков, которые, по оценке правозащитников, использовали чрезмерную силу при подавлении протестов.

Каракалпакская молодежь сообщает, что за минувшие два года столкнулась с давлением: им угрожают тюремными сроками за открытое выражение политических взглядов, которые не совпадают с позицией властей.

Одним из тех, кто рассказывал о происходящем в Каракалпакстане и давал интервью международным СМИ, был Акылбек Муратов (Муратбай), лидер диаспоры в Казахстане. В октябре он сообщил, что его вызвали в консульство Узбекистана в Алматы, где настоятельно просили «смягчить тон заявлений». Через несколько месяцев за ним пришли...

Поздним вечером 15 февраля Муратбая забрали из дома сотрудники полиции, пришедшие вместе с силовиком из Узбекистана. Затем алматинский суд санкционировал его содержание под стражей сроком на 40 суток. Казахстанская полиция сообщила, что рассматривает запрос Ташкента об экстрадиции. Узбекистан обвиняет Муратбая в «призывах к массовым беспорядкам», и в случае выдачи Ташкенту ему может грозить длительный срок.

Адвокат Муратбая утверждает, что власти Узбекистана посчитали «публичным призывом к массовым беспорядкам и насилию» акцию памяти в честь 500 дней с событий июля 2022 года в Нукусе: каракалпакские активисты просили выключить свет 13 ноября 2023 года на 16 минут (Таджимуратова приговорили к 16 годам тюрьмы). Кроме того, основанием для возбуждения дела назвали и публикацию Муратбаем видео с выступления Кошкарбая Торемуратова на той самой конференции ОБСЕ в Варшаве в октябре 2023 года, вменив «распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности».

Правозащитные группы призывают Астану не экстрадировать Муратбая и освободить его из-под стражи.

Каракалпакская активистка в Казахстане Тлеубике Юлдашева, которая тоже объявлена Узбекистаном в розыск и, как Кошкарбай Торемуратов, целый год пробыла под арестом, считает, что ее единомышленники находятся в крайне тяжелой ситуации. Торемуратов в Европе в ожидании депортации, Муратбай под стражей в Казахстане, еще несколько активных членов диаспоры – в неопределенности.

– Мы словно осиротели. Каракалпакстан не может стать нам опорой. У нас есть страна, но она нам не опора. Казахстан не выдал нам статус беженца. Статьи, по которым нас обвиняют в Узбекистане, тяжелые, – говорит Тлеубике Юлдашева. – Я думаю, ООН, правозащитные организации могли бы обратиться к Польше с просьбой предоставить статус беженца Кошкарбаю и таким же каракалпакским активистом, оказавшимся в сложной ситуации. Мы ходим по инстанциям, это изматывает, ломает человека. Пропадает желание жить...

В подготовке материала участвовала Жанагуль Журсин.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG