Ссылки для упрощенного доступа

19 Февраль 2020, Ташкентское время: 15:01

Human Rights Watch назвала Китай главным нарушителем прав человека в 2019 году. Что отчет говорит про Россию, Узбекистан и другие страны


Правозащитная организация Human Rights Watch в своем ежегодном докладе (он выходит уже в 30-й раз) назвала власти Китая главным нарушителем прав человека и свободы слова в мире в 2019 году. Она призвала разные страны объединить усилия, чтобы «защитить общее будущее» и «противостоять попыткам Китая разрушить международно признанную систему прав человека».

По данным Human Rights Watch, в Китае уже создана «масштабная система слежки», нацеленная на то, чтобы «установить тотальный контроль над обществом». По словам исполнительного директора HRW Кеннета Рота, Пекин использует продвинутые технологии для контроля и вмешательства в личную жизнь людей: принудительный сбор образцов ДНК, анализ Big Data, где аккумулируются все цифровые «следы» человека и его действия в соцсетях, а также данные с камер наблюдения, которые обрабатываются при помощи искусственного интеллекта. «Цель всех этих действия – создать общество, свободное от инакомыслия», – подчеркивает Рот.

«Власти Китая подавляют общественные объединения, заставили замолчать независимую журналистику и сильно цензурируют общение в Сети. Они посягают на свободы Гонконга, а в регионе Синьцзянь внедрили кошмарную систему наблюдения за людьми, чтобы контролировать миллионы уйгуров и других тюркоязычных мусульман. В этом регионе был без причины задержан примерно 1 миллион человек и насильственно отправлен на политическое перевоспитание», – сказано в отчете Human Rights Watch.

Помимо этого, Китай, по данным правозащитников, использует экономические и дипломатические средства, в том числе угрозы и шантаж в адрес представителей различных стран в ООН, чтобы мировое сообщество не смогло привлечь его к ответственности за репрессии в отношении мусульманских меньшинств и другие нарушения прав человека. В этой связи правозащитники призывают противостоять Китаю. Мусульманские организации, по их словам, могли бы выступить в защиту уйгурского населения в Синьцзяне так же, как это было сделано в защиту рохинджа в Мьянме. Компаниям и университетам они предлагают соблюдать этические правила в общении с представителями Китая и отказываться от подозрительно выгодных займов и материальной помощи. Совет безопасности ООН, настаивают в HRW, также должен поставить на обсуждение вопрос того, что происходит в Синьцзяне.

Помимо Китая, в 2019 году права человека, по данным Human Rights Watch, плохо соблюдались также во многих странах бывшего СССР. Среди особенно злостных нарушителей названы Россия, Таджикистан и Туркменистан.

Россия

Власти России в 2019 году продолжили отвечать на проявления гражданского активизма новыми запретами, новыми репрессивными законами и показательными уголовными процессами. Типичным примером этого стали протесты в Москве. В HRW подчеркивают, что летом-осенью 2019 года на улицы столицы вышло рекордное количество людей, которые были недовольны безосновательным недопуском к местным выборам представителей оппозиции. Российские власти предпочли разогнать протесты силой, с массовыми арестами и поспешными уголовными процессами.

Задержания на московских бульварах: дубинки и крики от боли
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:26 0:00

HRW отдельно обращает внимание на рост количества и широкое распространение «мусорных» протестов в России и на то, что власти продолжают преследовать экоактивистов, которые выступают против новых свалок и полигонов.

Другое свидетельство нарушения прав человека в России в 2019 году –пытки и невыносимые условия содержания в российских тюрьмах, СИЗО и колониях. В докладе правозащитники напоминают о пытках в колонии в Ярославле и других тюрьмах, а также о пытках, которые применяли сотрудники ФСБ для «выбивания» показаний из задержанных.

В докладе упоминаются Константин Котов, который «получил 4 года колонии лишь за участие в несанкционированных протестах», фигуранты «московского дела» Егор Жуков, Айдар Губайдулин и другие, а также преследование сотрудников ФБК (Фонда борьбы с коррупцией), у которых были заморожены личные счета якобы по подозрению в отмывании денег.

С декабря 2018 года 12 общественных организаций в России были признаны «иностранными агентами», в том числе упоминавшийся выше ФБК, чешская НКО «Человек в нужде», «Открытая Россия» и ликвидированное «Движение за права человека».

HRW также обращает внимание на преследование в России журналистов, таких как Светлана Прокопьева (ее обвиняют в экстремизме за текст о взрыве в приемной ФСБ в Архангельске), огромные штрафы, которые были наложены на издание The New Times, дело журналиста «​Медузы»​ Ивана Голунова и распространение закона об «иностранных агентах» также на иностранные СМИ и их журналистов.

Также в России в 2019 году часто нарушалась свобода вероисповедания. Свидетельство этого – преследования и уголовные дела в отношении Свидетелей Иеговы и членов некоторых исламских групп, которые никогда ранее не были замечены в случаях насилия или организации терактов.

Российские власти также преследовали правозащитников: завели дела на Оюба Титиева (он провел в тюрьме 17 месяцев) и краснодарского адвоката Михаила Беньяша.

Полиция и Следственный комитет при этом не расследовали информацию журналистов и правозащитников о преследованиях геев, секретных тюрьмах и массовых убийствах в Чечне. На представителей ЛГБТ продолжают нападать и в других российских регионах, а одна гомосексуальная семья была вынуждена уехать из страны, опасаясь, что у них отберут детей.

Еще одной проблемой России правозащитники называют семейное насилие, подчеркивая, что власти делают недостаточно для улучшения ситуации.

Также российские власти продолжают преследовать крымских татар в аннексированном Крыму и продолжают оказывать вооруженную поддержку сепаратистам в Восточной Украине.

Азербайджан

Азербайджанские власти продолжают преследовать политических активистов: более 30 человек все еще находятся в тюрьмах, несмотря на амнистию. Среди тех, кто подвергался преследованиям: Байрам Маммадов, блогер Мехман Гусейнов, политик Паша Умудов, Али Керимли, а также 17 членов исламского движения «Мусульманское единство», журналист Сеймур Хази (он отбывает пятилетний срок по обвинениям в хулиганстве), Полад Асланов, Мустафа Хаджибейли, Анар Маммадов, похищенный в Тбилиси Афган Мухтарлы, Зия Асадли, Араз Гулиев, Элькин Исмаили.

Армения

HRW обращает внимание на то, что власти Армении не решили проблему семейного насилия (в стране существует лишь один приют для пострадавших женщин) и подавляют экологические протесты, в том числе связанные с разработкой месторождения в Амулсаре. Также в стране существует проблема насилия в отношении ЛГБТ: об этом в апреле в парламенте рассказывала трансгендерная активистка Лилит Мартиросян.

Беларусь

Главная проблема – по-прежнему смертная казнь и преследование независимых журналистов. В апреле 2019 года власти завели уголовное дело на сотрудников Tut.by за нелегальное использование информации госагентств. Также, по данным Белорусской ассоциации журналистов, в отношении 18 репортеров было заведено за год 39 дел за «нелегальное производство и распространение медиапродуктов». Совокупно они были оштрафованы на сумму порядка $36 тыс.

В стране также продолжают арестовывать участников протестных митингов и продолжается преследование цыган-рома.

Грузия

В Грузии не решена проблема насилия со стороны полицейских и силовых структур. Во время летних протестов возле парламента силовики применяли для разгона толпы резиновые пули и спецсредства, в результате чего ранения получили 240 человек, в том числе 32 журналиста. В ответ на протесты власти завели дело о массовых беспорядках: по нему сейчас арестованы 15 человек.

Специфичной проблемой Грузии является несоблюдение прав рабочих. На некоторых предприятиях, в частности на марганцевых шахтах, рабочие работают по 12 часов в день. В докладе также упоминается история телеканала Рустави-2 и преследование представителей ЛГБТ.

Казахстан

Власти Казахстана продолжают запрещать мирные протесты в стране, несмотря на рост протестного движения в 2019 году. Только в июне за протесты накануне выборов были задержаны более 4 тыс. человек.

Продолжает отбывать тюремные сроки Макс Бокаев (за протесты против продажи земли иностранцам), был осужден Серикжан Билаш (за привлечение внимание к проблемам уйгуров в Синьцзяне). Непосредственно за свою деятельность в Казахстане в 2019 году были задержаны 54 журналиста. Также на журналистов 8 раз напали, в том числе на журналистов Казахской редакции Радио Свобода.

Власти продолжают преследовать членов запрещенного в стране политического движения ДВК (Демократический выбор Казахстана). Также нарушаются религиозные свободы: за год были подвергнуты административному аресту по этой причине 106 человек и преследуются представители независимых профсоюзов.

Преследуются в Казахстане также граждане страны, репатриированные из Сирии и Ирака (несколько из них получили до 14 лет тюрьмы за участие в экстремистских группировках и участие в военных действиях), а также этнические казахи, которые бегут из Китая в надежде получить убежище.

Кыргызстан

Хотя в стране в целом соблюдается свобода собраний, суд оставил в силе пожизненный приговор правозащитнику Азимжону Аскарову, несмотря на призывы международных организаций освободить его. Есть случаи уголовных дел за «подстрекательство» или «экстремизм».

Другим трендом стало политическое противостояние между президентом Сооронбаем Жээнбековым и бывшим президентом Алмазбеком Атамбаевым, результатом которого стало то, что нынешние власти арестовали активы Атамбаева и судят его по более чем десятку уголовных статей, вплоть до убийства. Недостаточно защищаются также права женщин (в том числе жертв похищений с целью женитьбы) и жертв семейного насилия.

Таджикистан

В HRW считают, что ситуация с соблюдением и защитой прав человека в стране в 2019 году резко ухудшилась. Большой проблемой остается применение пыток в тюрьмах и следственных изоляторах, которые привели к бунтам в колониях в Худжанде и Вахдате. Продолжается преследование и аресты оппозиционеров и журналистов, также власти начали применять цензуру в интернете. Известны случаи преследования таджикских оппозиционеров за границей (аресты Наимджона Саймиева в Грозном, Шарофиддина Гадоева и Амрулло Магзумова в Москве, а также Фархода Одинаева в Минске) и использование инструментов Интерпола (так называемых «красных ордеров») для их ареста и экстрадиции на родину.

Таджикистанские силовики также неоднократно приходили к оставшимся в Таджикистане родным политических активистов и беженцев, которые уехали из страны, и требовали «повлиять» на них, чтобы те вернулись на родину.

Власти Таджикистана также регулярно блокировали доступ к сайтам и соцсетям: YouTube, Facebook, сайту таджикской службы Радио Свобода и другим. Более 25 журналистов за последние годы были вынуждены уехать из страны в результате преследования.

В Таджикистане снова преследуют людей за их религиозные убеждения, в том числе заставляют мужчин сбривать бороду, считая ее символом исламского экстремиста.

В Таджикистане борода может до тюрьмы довести
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:13 0:00

Туркменистан

HRW резко отзывается о происходящем в Туркменистане, заявляя, что он продолжает «оставаться изолированной и репрессивной страной под правлением авторитарного лидера». Правозащитники обращают внимание, что из-за экономического кризиса число желающих уехать из страны резко выросло, но власти часто не выпускают людей за границу.

В стране нет свободного доступа к информации, нет независимых медиа и не допускается никакая «несанкционированная» политическая позиция. Силовые структуры пытаются вычислять людей, которые используют VPN для обхода этих ограничений, а также широко прослушивают телефоны и блокируют использование мессенджеров в мобильных устройствах. Так называемым «диссидентам» и членам их семей запрещен выезд за пределы страны, силовики также регулярно общаются с людьми, чьи родные уехали за границу, и настаивают на том, чтобы те вернулись на родину. В тюрьмах широко применяются пытки, а отбывших тюремные сроки могут отправить в ссылку в отдаленные регионы. Также в стране действует закон, который грозит уголовным сроком до двух лет в тюрьме за однополый секс.

Украина

Основные нарушения прав человека в этой стране связаны с конфликтом в Восточной Украине, где продолжается вооруженное противостояние пророссийских сепаратистов с украинскими военными, а также с ростом националистических движений внутри страны.

Жители территорий, где происходит военные действия, страдают от обстрелов с обеих сторон, взрывов мин, а также ограничены в свободе передвижения и нерегулярно получают социальную помощь (пенсии и пособия). Также у них ограничен доступ к медицинской помощи, в том числе к скорой, из-за чего только за прошлый год умерли не менее 19 человек, в основном стариков.

В 2019 году правозащитники регулярно получали сообщения об угрозах верующим, которые принадлежали к приходам УПЦ Московского патриархата, а не Православной церкви Украины (ПЦУ). В то же время в контролируемых сепаратистами районах такие же угрозы поступали в адрес верующих УПЦ (МП).

В Украине продолжается преследование журналистов за их профессиональную деятельность. За год несколько десятков репортеров получали угрозы, а один, Вадим Комаров, скончался после избиения. Умерла также активистка Катерина Гандзюк, которую облили кислотой. В аннексированном Крыму российские власти продолжили преследования крымских татар, а Минюст России требовал лишить статуса адвоката Эмиля Курбединова, самого известного юриста по делам крымских татар на полуострове. Были зарегистрированы также случаи преследования геев и нападения на фемактивисток.

Узбекистан

Президент Шавкат Мирзияев предпринял значительные усилия, чтобы улучшить в стране ситуацию с соблюдением прав человека, однако сделано недостаточно, считают правозащитники HRW. Узбекистан продолжает управляться авторитарными методами, тысячи человек, арестованных за религиозные убеждения, продолжают оставаться в тюрьмах, у спецслужб по-прежнему широкие полномочия, также в стране нет реальной политической оппозиции.

Спецслужбы продолжают активно использовать статью 157 УК Узбекистана, которая позволяет арестовать человека на основании того, что он «враг государства». Один из примеров ее применения – дела бывшего дипломата Кодиржона​ Юсупова или ученого Андрея Кубатина.

В конце 2018 года в Узбекистане перестали блокировать доступ к Youtube и Facebook, а также к сайтам Eurasianet, Fergana News, организации Human Rights Watch, узбекской службы BBC. Но сайт Радио Озодлик (Узбекской редакции Радио Свобода) все еще продолжает оставаться недоступным без VPN.

Власти страны также продолжают ограничивать работу неправительственных организаций, настаивая на том, что они могут держать свои счета только в двух подконтрольных государству банках.

В Узбекистане по-прежнему можно получить до трех лет тюрьмы за однополый секс, а живущие в стране геи регулярно сообщают о преследованиях и пытках. По-прежнему широко распространена и практика принудительного труда, особенно на сборе хлопка.

Смотреть комментарии (2)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG