Ссылки для упрощенного доступа

29 Октябрь 2020, Ташкентское время: 10:09

Выборы Рахмона. Как «лидер нации» Таджикистана зачищал себе путь


Эмомали Рахмон на Рогунской ГЭС. 27 июня 2018 года.

К нынешним президентским выборам в Таджикистане Эмомали Рахмон подготовился основательно: продлил срок своих полномочий и освободил политическую арену от оппозиции. Каким был путь главного кандидата и чем запомнился его последний президентский срок?

В воскресенье, 11 октября, в Таджикистане проходят президентские выборы. Это вторые выборы в Таджикистане в этом году. Народно-демократическая партия, возглавляемая действующим президентом Эмомали Рахмоном, в пятый раз победила на парламентских выборах в марте.

Президентские выборы в Таджикистане запомнятся тем, что проходят во время пандемии. Несмотря на то, что парламентские выборы проходили на фоне имеющихся признаков эпидемии, Таджикистан о первых больных коронавирусом объявил только в конце апреля. По данным Минздрава страны, количество инфицированных на сегодняшний день составляет более 10 тысяч человек, 90 процентов из них выздоровели, скончались 78 человек. Однако достоверность официальной информации часто подвергается критике в социальных сетях. Учитывая положение трудовых мигрантов за рубежом, точность данных вызывает сомнения.

ВЫБОРЫ ПОСЛЕ ДНЯ РОЖДЕНИЯ

Состав политических партий, участвовавших в парламентских выборах, в ходе президентских выборов существенно не изменился. Если в предыдущих выборах участвовало семь партий, шесть из которых прошли в парламент, то Центральная избирательная комиссия зарегистрировала лишь пять кандидатов в президенты.

Несмотря на утверждения о разногласиях, вбросах бюллетеней, несоответствиях при подсчете голосов и других нарушениях на парламентских выборах, «конкурирующие» партии жалоб не подавали. Социал-демократы, не сумевшие победить на парламентских выборах, бойкотировали выборы, посчитав незаконным назначение президентских выборов на месяц раньше обычного срока. На сегодняшний день это единственные оппозиционные силы в стране. 22 сентября лидер Социал-демократической партии Рахматилло Зойиров заявил, что подвергся нападению и «данный инцидент имеет политическую подоплеку».

В преддверии президентских выборов некоторые политические партии так и не проявили активности, показав, что их «привели за руки» для участия в этой кампании. К примеру, другие партии, кроме правящей, не принимали участия в избирательной кампании, а офисы некоторых партий были закрыты и накануне выборов, что свидетельствует об отсутствии признаков агитации.

За несколько дней до пятых президентских выборов, 5 октября, Эмомали Рахмону исполнилось 68 лет. По словам некоторых экспертов, если Рахмон пройдет выборы и покинет пост президента до истечения своего срока, его может заменить второй человек в иерархии власти – председатель верхней палаты парламента Рустам Эмомали, старший сын Рахмона. Для этого нет никаких юридических препятствий.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон с сыном Рустамом Эмомали. Фото с официального сайта president.tj
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон с сыном Рустамом Эмомали. Фото с официального сайта president.tj

НЕОГРАНИЧЕННЫЙ СРОК, НЕ ПОЗВОЛЯЮЩИЙ НАЗЫВАТЬ ЭКС-ПРЕЗИДЕНТОМ

После победы на очередных президентских выборах в 2013 году президент Таджикистана Эмомали Рахмон сразу же расширил свои полномочия и приступил к зачистке политической арены от соперников. Именно в это время его впервые неофициально стали называть «лидером нации». В результате конституционной реформы 2016 года Эмомали получил особый статус «лидера нации – основоположника мира и национального единства» и получил возможность участвовать в президентских выборах неограниченное количество раз. На других президентов, кроме Рахмона, эта прерогатива не распространяется. Другие президенты не могут баллотироваться более двух сроков. Каждый срок составляет семь лет. Рахмон ранее неоднократно продлевал свой президентский срок в преддверии выборов.

В 2015 году после принятия закона «О лидере нации – основоположнике мира и национального единства» Рахмон еще больше укрепил свою авторитарную власть.

Согласно этому закону, Рахмон «не будет привлекаться к ответственности за действия в период исполнения полномочий», члены его семьи, а также их имущество, как движимое, так и недвижимое, пользуются неприкосновенностью. Согласно закону, лидер нации (пешво-е миллат) не может быть подвергнут задержанию, аресту, обыску, допросу либо личному досмотру. Ему будет обеспечена пожизненная государственная охрана. Служба госбезопасности также защищает членов его семьи.

Закон «О Лидере нации – Основоположнике мира и национального единства», принятый в Таджикистане в 2015 году, похож на закон «О Первом Президенте – Лидере нации», в который в 2010 году в Казахстане были внесены поправки. Такой закон принят только в этих двух странах Центральной Азии.

Нурсултан Назарбаев пожимает руку президенту Таджикистана Эмомали Рахмону по прибытии на саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Астане, 15 июня 2011 года.
Нурсултан Назарбаев пожимает руку президенту Таджикистана Эмомали Рахмону по прибытии на саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Астане, 15 июня 2011 года.

Несмотря на то, что до Рахмона Таджикистаном руководили другие президенты, в законе о лидере Эмомали Рахмона называют «первым избранным на референдуме 1994 года президентом, который внес достойный вклад в создание демократического правового государства».

Закон в Казахстане гласит, что «разрабатываемые инициативы по основным направлениям внутренней и внешней политики государства согласовываются с первым президентом». Согласно закону в Таджикистане, согласие лидера необходимо для определения «важных государственных и общественных вопросов, основных направлений внутренней и внешней политики».

Также существуют различия в законе о лидере нации в Таджикистане и Казахстане. К примеру, лидер Таджикистана, как его казахстанский коллега, не имеет права председательствовать в Совете безопасности и быть членом Конституционного совета. В Таджикистане создание Совета безопасности и управление оставлены на усмотрение президента. В Конституции Казахстана лишь указывается, что президент формирует Совет безопасности. Право председательствовать в совете принадлежит первому президенту.

В этих особых законах Таджикистана и Казахстана об экс-президентах не сказано ни слова. Только в таджикском законе говорится, что «лидер нации, как бывший президент, является пожизненным членом маджлиси милли маджлиси оли и председателем Общественного движения национального единства и возрождения Таджикистана».

КОНЕЦ СОГЛАШЕНИЯ

Следующим шагом Эмомали Рахмона после президентских выборов 2013 года стала зачистка политической арены от оппозиции. В результате в 2015 году крупнейшая оппозиционная организация – Партия исламского возрождения – была объявлена «экстремистско-террористической организацией». Ее деятельность запрещена в стране.

До 2015 года Партия исламского возрождения Таджикистана выдвигала кандидатов и принимала активное участие в политической жизни страны. В тот год партия не смогла преодолеть пятипроцентный барьер на парламентских выборах. Партия официально действует с 1991 года, во время гражданской войны входила в состав Объединенной оппозиции против правящего Народного фронта. В 1997 году председатель партии Саид Абдулла Нури и президент Эмомали Рахмон подписали мирное соглашение. С тех пор представители партии входили в состав правительства и парламента. Однако с 2000-х годов партия стала обвинять правительство в нарушении соглашений и выступала против внесения изменений в Конституцию о продлении президентского срока.

В 2015 году после неудавшегося вооруженного восстания бывшего заместителя министра обороны Абдухалима Назарзода власти обвинили Партию исламского возрождения в организации инцидента. Нынешний председатель партии Мухиддин Кабири отверг обвинения. Он считает, что власти использовали восстание, чтобы «задушить» эту организацию. После запрета деятельности партии ее лидер Мухиддин Кабири был объявлен в розыск. В стране люди, связанные с партией, подвергаются преследованиям, давлению. Партия исламского возрождения не признана экстремистской организацией ни в одной стране Запада, кроме соседних с Таджикистаном стран.

35 ЛЕТ СТАЖА ВО ВЛАСТИ И 75-ЛЕТНИЙ ВОЗРАСТ

После парламентских выборов назначение Рустама Эмомали, сына президента Таджикистана и мэра Душанбе, спикером верхней палаты парламента – мелли мажилиса, стало сигналом, что он на шаг приблизился к баллотированию в президенты. До последнего момента было неизвестно, будет ли он баллотироваться в президенты или нет. Звучали предположения, что он будет баллотироваться на пост президента от Союза молодежи. Однако в этот раз президентские выборы проходят без Рустама Эмомали.

В преддверии выборов появились сообщения, что у него диагностировали рак и он лечился в Израиле. Хокимият Душанбе, возглавляемый Рустамом Эмомали, была вынужден официально опровергнуть эту информацию.

Когда Эмомали Рахмон начал часто ездить по стране, сомнений не осталось, что он примет участие в выборах. Вместе с тем он часто посещал церемонии открытия различных предприятий, фермы и культурные мероприятия. К примеру, при посещении Гиссара и Рудаки, президент побывал в гостях у рядовых жителей региона. По пути в Дарваз, недалеко от афганской границы, афганцы по другую сторону границы использовали громкоговорители, чтобы поговорить с Рахмоном и попросить о помощи. Во время визита президента в Пенджикент школьница остановила кортеж президента и передала ему письмо с просьбой о помощи.

Такой характер приобретают все избирательные кампании Эмомали Рахмона. Сомнений в том, что он «выиграет» выборы, почти нет. Рахмон, руководивший Таджикистаном 28 лет, как ожидается, останется у власти еще на семь лет. Тогда он станет лидером в Центральной Азии, кто дольше всех – 35 лет – руководит страной. В случае избрания Рахмону к концу пятого срока исполнится 75 лет.

«ЛОДКА, НАПРАВЛЯЮЩАЯСЯ К ВОДОПАДУ»

Таджикский политолог Парвиз Мулложанов считает, что в последние годы Эмомали Рахмон усилил централизацию и иерархию власти. Учитывая гонения на Партию исламского возрождения, нынешнюю ситуацию с оппозицией – единственной законной Социал-демократической партией, он характеризует ситуацию как раздробленную.

Политолог говорит, что падение цен на нефть в 2014-2015 годах, валютный кризис в России и сокращение рынка труда привели к снижению доходов таджикских трудовых мигрантов. По его словам, тогда правительству Таджикистана удалось стабилизировать ситуацию, даже несмотря на падение национальной валюты.

– Однако правительство не разработало антикризисной программы. Вопрос с трудовыми мигрантами также остается нерешенным, – говорит Азаттыку Парвиз Мулложанов.

Открытый рынок в Душанбе
Открытый рынок в Душанбе

Он говорит, что протесты в Беларуси и Кыргызстане повлияют и на другие постсоветские страны. По его словам, Таджикистан сделает выводы, видя эту ситуацию. Власти могут принять строгие меры в связи с обстоятельствами, вызывающими их сомнения.

– В целях предотварщения волнений ужесточат контроль над обществом. В некоторых странах будут приняты необходимые экономические меры, проведены реформы. Однако в Таджикистане правоохранительные органы усилят контроль и будут отслеживать поток информации, – говорит политолог Парвиз Мулложанов.

По словам проживающего во Франции таджикского журналиста Темура Варки, население Таджикистана уже 28 лет встречает день выборов без тепла и электричества. Сезонная и почасовая подача электроэнергии также препятствует ведению бизнеса. При прежнем правлении Рахмона часть населения Таджикистана обнищала, а другая часть превратилась в экономических беженцев, считает он.

Вместо заводов и фабрик, создания рабочих мест, строятся дворцы, небоскребы, флагштоки и непонятного применения сооружения.

– Вместо заводов и фабрик, создания рабочих мест, строятся дворцы, небоскребы, флагштоки и непонятного применения сооружения. На месте разрушаемого исторического центра Душанбе создается декорация потемкинской деревни, а обшарпанные окраины похожи на гетто, – говорит Темур Варки Азаттыку.

По его словам, утечка мозгов, коррупция, неработающие законы, неспособность и нежелание провести законодательную, политическую и экономическую реформу и некомпетентность делают невозможным привлечение инвестиций.

– Даже Афганистан обогнал нас по ряду показателей. В частности, по количеству независимых СМИ, в том числе ТВ, а также по скорости и качеству интернета, – говорит он.

По словам Темура Варки, за последние семь лет Рахмон зачистил политическое поле от оппозиции для проведения операции «Преемник». Самая влиятельная оппозиционная партия – Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) – была объявлена террористической и запрещена.

Темур Варки считает, что Рустам Эмомали, будучи вторым лицом в государстве, будет иметь возможность стать исполняющим обязанности главы государства. Но не факт, что сестры, зятья, дяди и их сторонники в силовых структурах ему позволят стать президентом, говорит он.

Лодка его политической системы плывет по течению навстречу водопаду и не перевернется до водопада только в случае, если в ней центром тяжести будет сидеть живая грузная фигура Рахмона.

– За 28 лет Рахмон не смог создать не только четко стоящую на ногах и работающую экономическую структуру, но и не создал работающей стабильной политической структуры, которая бы могла работать без его ручного управления. Лодка его политической системы плывет по течению навстречу водопаду и не перевернется до водопада только в случае, если в ней центром тяжести будет сидеть живая грузная фигура Рахмона, –характеризует систему Рахмона Темур Варки.

Казахстанский политолог Азимбай Гали считает Таджикистан второй по авторитарности страной в Центральной Азии после Туркменистана.

– Авторитарный режим в Таджикистане использует новую возможность для продления своей власти. Но на этот раз Рахмон не стал использовать вариант с сыном и сам баллотируется в президенты, – говорит он Азаттыку.

Азимбай Гали говорит, что даже если Эмомали Рахмон уйдет с поста президента, он сможет влиять на события в стране как «лидер нации», и общественность не будет выступать против него.

«В Таджикистане существует нигилистическое мнение – правительство должно делать то, что хочет», – говорит он. Политолог считает, что Казахстан мог стать примером при принятии закона «О лидере нации» в Таджикистане.

Ни одни выборы в Таджикистане с момента обретения независимости не признавались западными наблюдателями и представителями международных организаций свободными и демократическими.

Президентские выборы в Таджикистане проходят на фоне протестов в Беларуси и соседнем Кыргызстане. Спустя четыре дня после событий в Кыргызстане авторитарные страны Центральной Азии выступили с совместным заявлением, в котором выразили озабоченность ситуацией в соседней стране.

XS
SM
MD
LG