Ссылки для упрощенного доступа

21 Май 2022, Ташкентское время: 16:41

Двое детей были убиты в Алматы в ходе январских протестов, вероятно военными. Айкоркем было 4 года, Султану – 12. Вот рассказы их родителей


Фото убитого в Алматы в ходе январских протестов Султана Кылышбека на его рабочем столе.

Журналисты Радио Азаттык (Казахской редакции Радио Свобода) продолжают расследовать случаи незаконного применения силы казахстанскими силовиками во время январских событий 2022 года, в результате чего погибли люди, в том числе дети. Они вынуждены это делать: хотя прошло уже два месяца, власти Казахстана до сих пор не опубликовали полный список погибших и не сообщили, сколько человек стали жертвами случайных или намеренных выстрелов силовиков. Расследование таких смертей ведется медленно, а родственники погибших говорят, что у них очень мало шансов увидеть на скамье подсудимых тех, кто убил их родных.

Среди тех, кто погиб в Алматы в результате применения оружия, были двое детей: 12-летний Султан и 4-летняя Айкоркем. Журналисты Радио Азаттык поговорили с их родными и постарались установить обстоятельства их гибели.

«Буду звездой футбола»: как погиб 12-летний Султан

– Султик, кем ты станешь, когда вырастешь?

– Конечно, звездой футбола.

– Тогда тебе английский надо учить. Будешь давать интервью журналистам.

– Я же буду звездой! Пусть учат мой язык.

Этот разговор маленького Султана Кылышбека с его сестрой состоялся во время летних каникул. Султан – второй из четверых детей в семье. Родители говорят, что он был серьезным и трудолюбивым, помогал им по дому. Отец Султана в шестилетнем возрасте отдал сына в футбольную секцию в Алматы. Мальчик ездил на занятия из пригородного села Жамбыл в Алматы и грезил спортивной карьерой. Его жизнь оборвалась 5 января, когда Султан спешил на первую тренировку после Нового года.

«Мы живем за городом, поэтому выезжали в 5-6 утра, чтобы успеть на тренировки, которые начинались в 8 часов. В тот день Султан встал рано и вышел со мной», – рассказывает мать Султана Гаухар Каримбекова. Она работает в Алматы и часто возила Султана на занятия в секцию.

Гаухар рассказывает, что 5 января они вдвоем доехали до автовокзала Сайран в Алматы, а оттуда направились в спортивный клуб «Джейран», где тренировался мальчик. В городе в тот день были беспорядки и автобусы не ходили. Поэтому мать и сын дошли до клуба пешком. Дверь была закрыта. Гаухар позвонила тренеру, но ей никто не ответил. Она оставила Султана у своей родственницы, которая жила возле автовокзала, и ушла на работу, которую не могла пропустить.

Накануне в Алматы прошла масштабная, но мирная акция протеста. Однако на следующий день в городе начались беспорядки. Тысячи людей устремились на центральную площадь, начались погромы, были захвачены акимат и резиденция президента. Но на окраинах было относительно тихо. Вечером мать Султана вернулась с работы – в дом родственницы, где оставила мальчика. В городе не было Интернета, и, ничего не подозревая о беспорядках, Гаухар и Султан примерно в 20 часов вышли за продуктами в магазин во дворе дома их родственницы по улице Отеген-батыра.

«Почему мой сын вышел со мной в магазин в тот вечер? Меня укоряют: «Зачем ты взяла его с собой в магазин?», «Что, нельзя было обойтись без хлеба?», – объясняет Гаухар. – А он не хотел, чтобы я выходила одна».

В Алматы в тот день уже был введен комендантский час, но выходить на улицу запрещалось только с 23 часов. Приказ стрелять на поражение без предупреждения президент военным также еще не отдал: это произошло только 7 января.

Работники магазина из-за беспорядков не впускали людей внутрь, поэтому люди стояли в очереди во дворе. В небе засверкали всполохи огня, как во время салюта. Султан включил камеру телефона: это видео сохранилось в его галерее. «Это как салют… Говорю, салют», – говорит мальчик за кадром видео. Едва Султан выключил телефон и обернулся, рядом раздался треск. Ребенок упал на землю, люди в панике бросились бежать.

Магазин в Алматы, рядом с которым застрелили Султана.
Магазин в Алматы, рядом с которым застрелили Султана.

Гаухар говорит, что когда ее сын упал, она была в шоке и не понимала, что происходит.

«Мне хотелось думать, что он упал, споткнувшись. Но когда я увидела, что из головы льется кровь, я поняла, что сын получил огнестрельное ранение», – рассказывает Гаухар. Она вспомнила, что кто-то сказал: «Он дышит».

Дозвониться до «скорой» не удалось, поэтому люди остановили проезжавшую мимо машину, чтобы доставить ребенка в больницу. Но Султана не смогли спасти: он потерял много крови.

Отец мальчика Еркин Кылышбек в это время находился дома в Жамбыле.

«Мы ужинали, когда раздался звонок. Звонили с телефона жены, сообщили, что Султана ранили. Не зная, что произошло, я в панике дозвонился в больницу. Кто-то поднял трубку – наверное, дежурный – и сообщил, что сын скончался. Я поехал и увидел его тело. У него была раздроблена задняя часть черепа», – рассказывает Еркин.

Тело Султана из морга семья получила 6 января, но пулю, извлеченную из головы сына, родителям так и не показали. Мальчика похоронили на кладбище в селе Жамбыл 7 января.

Кто именно стрелял в Султана и почему – власти не раскрывают. Однако прямо напротив магазина, где был убит мальчик, на другой стороне улицы находится здание управления полиции Ауэзовского района.

Гаухар Каримбекова дважды обращалась с письмом к президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву. Она просила найти стрелявшего в ее сына и гарантировать безопасность всех детей в Казахстане. Ответов на ее обращения не поступило.

«Я порой думаю, что нужно успокоиться. Ребенок ушел из жизни, хочется, чтобы он покоился с миром. Но теперь я живу как потерянная. А те, кто стрелял, хотят безнаказанно ходить по свету?!», – говорит Гаухар.

После смерти сына 39-летний Еркин Кылышбек остался сейчас один в доме в пригороде Алматы. Гаухар с тремя детьми на время переехала жить к родственнице в город. Еркин говорит, что дети не хотят возвращаться в дом, где была комната Султана и откуда родные вынесли его тело. «Они видели это и говорят: «Мы не будем здесь жить», – рассказывает отец погибшего мальчика.

В прихожей дома по-прежнему стоит велосипед Султана. «Он ездил на нем, а теперь на нем никто не катается», – говорит отец. На стене висит фото Султана и его медали с футбольных соревнований. Всего около 30 наград. Ниже – бутсы и два мяча. «Это все, что осталось в память о нем, – тяжело вздыхает Еркин. – Я сначала записал его в секцию бокса, но он заинтересовался футболом. При возможности просил купить мяч, во дворе играл со взрослыми ребятами, а дома рисовал соперников на бумаге и изучал их игру. Знал биографии всех футболистов. Когда мои друзья приходили и спорили из-за футбола, они спрашивали мнение Султана».

Фото Султана на его рабочем столе.
Фото Султана на его рабочем столе.

«Я возлагал на сына большие надежды. Думал, он станет известным футболистом. Я не понимаю, зачем Бог создал моего сына таким особенным и забрал его», – говорит Еркин.

Старший брат Султана Арыстан очень скучает по брату.

«Они росли вместе. Когда Султан погиб, он мне сказал: «Мама, у Султана было так много планов. Даже у меня столько не было. Почему Бог не забрал меня?», – говорит Гаухар.

Младшая сестра Султана Медина тоже очень тяжело переживает смерть брата и больше месяца не могла ходить в школу.

«Медина и Султан были очень близки, они делились друг с другом секретами. Услышав, что скорая помощь не приехала, когда упал Султан, дочь возненавидела врачей. Она боится выходить на улицу. Не разрешала и нам выходить на улицу. Боится, что кто-то застрелит нас. Сейчас она стала ходить в школу. Но ребенок не понимает, как смириться с потерей. Она много плачет по ночам», – говорит мать.

Одна из просьб Гаухар к президенту Токаеву – построить мемориал, посвященный жертвам январских событий 2022 года. «Пусть имя моего сына будет высечено в камне вместе с именами других погибших и не будет забыто», – говорит она.

«Папа, я не смог спасти сестренку»: как погибла 4-летняя Айкоркем

7 января четверо детей семьи Мелдехан в Алматы сели в машину отца и выехали в город поисках открытого магазина. В тот день в городе было относительно тихо. Чрезвычайное положение уже было введено и действовало по всей стране, в Казахстан ввели войска ОДКБ. Интернет был недоступен, а в магазинах товар отпускали только за наличные.

Мелдехан живут в нижней части города, на проспекте Суюнбая. 18-летний старший сын и старшая дочь Жанель (ей было 15 лет) хотели выехать в центр города, чтобы купить продукты и подгузники. Родители остались дома с самым младшим ребенком, Рамазаном, а младшие дети Бекислам и четырехлетняя Айкоркем увязались за старшими. Вчетвером они доехали до пересечения улиц Сейфуллина и Сатпаева, а потом поехали в сторону площади, чтобы спуститься по улице Желтоксан и вернуться домой. В этот момент кто-то открыл по машине огонь.

"Папа, я не смог спасти сестренку". Четырехлетняя Айкоркем была застрелена в Алматы во время январских событий
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:03 0:00

«Они увидели три огненные вспышки со стороны акимата. Затем начали стрелять слева, не переставая. Машина остановилась, чуть проехав вперед. Дети кого-то остановили и добрались до больницы», – рассказывает Айдос Мелдехан, отец погибшей Айкоркем.

Об обстреле родители узнали от врачей. Когда они добрались с младшим ребенком на руках в больницу, в реанимации находились две их дочери. Врачи вскоре сообщили, что 15-летняя Жанель получила семь (!) огнестрельных ранений, у нее были повреждены легкие. Спасти Айкоркем не удалось.

«Пуля попала ребенку в голову и оторвала часть кости, – рассказывает отец, показывая фото окровавленной машины. – Сестра Жанель сказала, что Айкоркем была еще жива, когда ее доставили в больницу. Несмотря на тяжелое ранение, Жанель донесла Айкоркем на руках до больницы и там потеряла сознание».

В легкие Жанель попали две пули.

«Когда ее госпитализировали, легкие нормально не функционировали. На следующий день ее оперировали семь часов, удалили часть пуль. Ей стало лучше. Она была ранена еще в бедро, живот и пояс. Врачи говорят, что она выжила чудом», – говорит Айдос.

Обстрелянная машина семьи, фото сделано 15 марта.
Обстрелянная машина семьи, фото сделано 15 марта.

Айкоркем похоронили 9 января, Жанель свое 16-летие встретила в больнице. Ее выписали только через полтора месяца после трагедии.

Айдос рассказывает, что Айкоркем родилась, когда ему было 40. Сам он в это время много работал, занимался частным извозом, чтобы прокормить семью, трое старших детей в основном воспитывались у бабушки с дедушкой. «Тогда я стал меньше выезжать из дома, просил у Бога девочку, которая называла бы меня папочкой», – говорит Айдос.

«Они с Рамазаном, младшим братом, ходили в один детский сад. Жена работает там бухгалтером. Вечером я забирал двоих детей и гулял с ними в ожидании прихода жены с работы. Все это счастье я потерял в один день. В моем доме сейчас воцарилась тьма», – рассказывает отец.

«Она была особенной», – плачет мать девочки Динара.

«Это день рождения Айкоркем прошлой осенью, мы отмечали в ресторане. Прежде мы не отмечали так дни рождения своих детей. Но я сделал это для своей дочери. Она любовалась своим белым платьем и говорила: «Я как невеста». Она была избалованной, но я никогда не ругал ее», – говорит Айдос.

Айдос и Динара Мелдехан, родители погибшей Айкоркем.
Айдос и Динара Мелдехан, родители погибшей Айкоркем.

«Жанель была очень счастлива, когда у нее появилась младшая сестра. Когда меня дома не было, она сама присматривала за Айкоркем. Они вместе спали. У них волосы были одной длины. Теперь она плачет и говорит, что скучает», – рассказывает мать погибшей девочки.

Восьмилетний Бекислам в тот день тоже находился в машине. Айдос говорит, что сейчас сын часто плачет и винит себя, что не смог спасти сестренку. Он боится любого шороха.

Жанель и двое мальчиков ходят к психологу, пытаясь справиться с горем. Жанель только недавно вернулась в школу.

******

По факту смерти Султана Кылышбека и Айкоркем Мелдехан в Казахстане были возбуждены уголовные дела. Но подозреваемых по ним нет.

Адвокат Айдоса Мелдехана Канат Бейсебаев говорит, что дело Айкоркем передали из городской прокуратуры в Генеральную прокуратуру, затем в военную прокуратуру, а оттуда вновь в городскую прокуратуру. По его словам, доказано, что по машине с детьми стреляли военные. Но конкретные виновные так и не были установлены.

«Баллистическая экспертиза пуль, извлеченных из тела Жанель и машины, показала, что эти пули используются только военными. Однако дело все время передается из одной инстанции в другую, – говорит Бейсебаев. – По результатам экспертизы можно легко определить, из какого оружия были выпущены пули и кто его использовал. Вместо этого по неизвестным причинам военная прокуратура возвращает дело в Алматинскую городскую прокуратуру. Они намеренно всё запутывают, хотят, чтобы мы увязли в этом деле».

Адвокат Бейсебаев хочет провести независимую экспертизу пуль, но сотрудники больницы не выдают ему эти куски металла, говорят, что их «передут только в военную прокуратуру». Представители военной прокуратуры и прокуратуры города Алматы не ответили за вопросы корреспондентов Радио Азаттык.

Аналогичным образом проходит и следствие по делу Султана Кылышбека. По словам отца погибшего ребенка, по делу о смерти его сына сменилось уже пять следователей, но баллистическая экспертиза до сих пор не была проведена. Зато в начале марта тело Султана было эксгумировано полицией без уведомления родственников.

«Приехали двое рабочих и трое сотрудников полиции и выкопали тело. Люди, которые там были, хотели снять это на видео, но их прогнали», – рассказывает Еркин.

Бакытжан Сагинтаев, который в январе был мэром Алматы, еще 14 января опубликовал фото с семьей Мелдехан. Он выразил соболезнования и сказал, что власти «предоставят семье трехкомнатную квартиру». После этого власти не публиковали никаких сообщений о двух детях, погибших в городе в январе.

21 февраля семье Мелдехан принесли документы на новое жилье. Трехкомнатную квартиру им обещают предоставить в ближайшие два месяца. Соболезнования семье Султана Кылышбека никто из чиновников не выразил. Однако детский омбудсмен Аружан Саин и несколько волонтерских организаций возмещают расходы двух семей на психолога и другие нужды.

Изначально текст о погибших в Алматы детях опубликован на сайте Казахской редакции Радио Азаттык.

XS
SM
MD
LG