Ссылки для упрощенного доступа

21 Ноябрь 2019, Ташкентское время: 10:48

Душанбинка просит не судить парня, который засунул ее в багажник и избил за прогулку «без разрешения»


23-летняя Малика Сохибназарова.

Реакцию девушки специалисты объясняют не только психологическими, но и общественными причинами: в Центральной Азии девочек с детства учат повиноваться мужчинам.

В Интернете разошлось видео, где мужчина в центре Душанбе вытаскивает девушку из багажника, избивает ногами и заталкивает в салон автомобиля. Еще больше шокировала реакция потерпевшей: 23-летняя Малика потребовала отпустить своего парня, потому что в избиении виновата она сама – вышла на прогулку «без его разрешения».

С Хуршедом Малика встречается с 17 лет. Ее семья и соседи утверждают, что тот избивал ее с первых дней отношений. Брат Малики, заметив, что девушка постоянно приходит домой избитая, решил поговорить с ее молодым человеком: «Я сказал, что если вы любите друг друга – присылайте сватов и играйте свадьбу. Но я уверен, что он не хочет и не женится. Она ему нужна только для издевательств».

Малика рассказала, что в день избиения Хуршед отмечал день своего рождения в ночном клубе с друзьями. В пять утра девушка поехала к нему, предварительно предупредив по телефону. Но Хуршеда вывело из себя то, что она вышла на улицу без его разрешения.

«Он засунул меня в багажник. Потом вытащил из него. У меня ничего не болит! Не знаю, почему я кричала. Я его люблю и писать на него ничего не буду», – говорит девушка.

После публикации видео в сети милиция задержала 23-летнего Хуршеда Азизова, в его отношении возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство». Ему грозит штраф от $5000 до $10 000 или лишение свободы на срок до пяти лет.

Малика признается, что не может нормально спать со времени ареста Хуршеда. В воскресенье она понесла ему в изолятор обед, но ее не пустили.

«Мы пять лет встречаемся, он меня на улице не бросал голодать или умирать от жажды. Как я сейчас напишу на него заявление? Ничего писать не буду!», – заявила девушка.

По словам юристов, при отсутствии претензий к нему со стороны потерпевшей приговор Хуршеду может быть намного мягче.

В социальных сетях бурно обсуждают инцидент, часть пользователей призывает к честному расследованию и наказанию виновника, часть считает избиение заслуженным. «Не подобает девушкам в пять утра гулять», они согласны с Маликой, что «виновата сама».

Врач-психотерапевт Диана Похилько считает, что Малике необходима психологическая помощь: «По статистике, до 50% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семьях, и в большинстве случаев жертвы – женщины. Они погибают, инвалидизируются, ломаются психологически от рук "любимого человека"».

По словам Похилько, Малика – однозначно жертва в этой ситуации, безвольная, беспомощная и сломанная. Когда у жертв насилия нарушены физические и психологические границы, они могут не видеть проблемы в том, что другой человек стремится контролировать и управлять их поведением.

«Стокгольмский синдром», идентификация с агрессором, «синдром жертвы», «созависимость», «расстройство личности», «депрессия» – пишут в комментариях. Это, с точки зрения психотерапевта, поверхностные диагнозы, а они крайне опасны. Несмотря на схожесть проявлений, каждый случай индивидуален. Возможно, в его и/или ее семье насилие было привычным делом – отец издевался над мамой и дети были свидетелями, бабушка подавляла маму, дядя поднимал руку на детей или было хроническое обесценивание, изоляция, игнорирование, психологическое насилие и прочие травмирующие моменты.

По словам Дианы Похилько, в данном случае необходима аккуратная, бережная, глубокая психотерапевтическая работа по восстановлению целостности личности, проработке травматического опыта и выстраиванию психологических границ, нормализации состояния. Пока это не сделано, человек не сможет заново противостоять агрессии и насилию, защищать cебя недеструктивными способами и делать дальнейший выбор в отношении собственной жизни свободно и самостоятельно.

Мунара Бекназарова, руководитель общественного фонда «​Открытая Линия»​, который занимается защитой прав женщин и девочек, говорит, что с подобным поведением жертвы сталкивается не впервые.

«Как она на камеру скажет, что он плохой? Ей с ним в одном городе жить, – объясняет Бекназарова логику жертвы. – Общество не будет на ее стороне, если его посадят, оно уже не на ее стороне, ее стыдят за то, что она вышла на улицу в пять утра. В Центральной Азии мы учим своих дочерей слушаться мужа, терпеть, спрашивать разрешения на все, не позорить себя, его, свою, его семью. И самое страшное, мы говорим: «Не возвращайся в родительский дом, будет стыдно».

Мунаре Бекназаровой понятны мотивы, которыми руководствовалась в своих действиях Малика: «Возможно, поехав к нему под утро без разрешения, она попыталась вырваться из-под контроля, протестовать. Ведь он ее парень и он был в ночном клубе».

В реальности же своей реакцией на ее приезд и избиением Хуршед утвердил власть над девушкой, показал ей ее место в этих отношениях. Бекназарова указывает на ключевую роль воспитания и общественного мнения в этой ситуации: «То, что она говорит на камеру, – это ее воспитание, ее реалии, она раскаивается в своем «протесте» и чувствует себя виноватой».​

Материал Алины Жетигеновой, Настоящее время

XS
SM
MD
LG