Ссылки для упрощенного доступа

21 Май 2022, Ташкентское время: 07:47

«Десятки погибших, но может быть и больше сотни». Казахстанский правозащитник – о реальном числе жертв январских событий в Алматы


Власти Казахстана по-прежнему не раскрывают число убитых и раненных во время протестов и беспорядков в январе 2022 года. Зато продолжают арестовывать людей, которых считают к ним причастными. Утром 14 января стало известно, что только в Алматы за сутки в городе задержали еще 2 159 человек: это означает, что общее число задержанных за неделю превысило 10 тысяч. Местонахождение многих задержанных неизвестно: родным не сообщают, где они, и не допускают к ним адвокатов. Зато, по данным правозащитников, ко многим задержанным применяют пытки и просто избивают, требуя нужных показаний.

Глава казахстанского Бюро по правам человека Евгений Жовтис в разговоре с Настоящим Временем предположил, что число жертв протестов и беспорядков в одном Алматы может превысить несколько десятков, а то и сотню человек. По его словам, среди погибших есть те, кого властям крайне сложно представить как «террористов», и чиновникам приходится думать, что с ними делать.

– Скажите, пожалуйста, по вашим оценкам, о каком количестве жертв беспорядков сейчас уже можно говорить? Я имею в виду прежде всего Алматы.

– Пока речь, скорее всего, идет о десятках погибших. Но их может быть и больше сотни. Более точные цифры сейчас сказать достаточно трудно, пока власти не дадут более точной информации, что они обещают сделать.

– Власть вообще как-то сотрудничает с правозащитниками Казахстана в подсчетах общего числа погибших и раненых?

– В пятницу мы выпустили заявление о том, что мы создали из основных членов коалиции правозащитных организаций альянс в поддержку фундаментальных свобод и сейчас пытаемся скоординировать наши действия с другими организациями, которые собирают информацию о погибших, раненых и пропавших без вести. И, естественно, собираемся направить эту информацию властям с указанием контактных номеров этого альянса, чтобы они с нами сотрудничали.

Но пока никаких налаженных контактов у властей с нашими правозащитными организациями и с только что созданным альянсом нет. Но мы надеемся все-таки на более тесное информирование и сотрудничество.

Что известно об убитых и пропавших без вести в Казахстане
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:47 0:00

– Все-таки почему, как вы считаете, власти скрывают истинное число убитых, раненых, покалеченных людей? Есть у вас ответ на этот вопрос?

– Пока власти, главным образом правоохранительные органы, пытаются воспользоваться ситуацией и максимально получить информацию, иногда выбить эту информацию, признательные показания, какие-то данные из задержанных и раненых людей и так далее. В этих условиях им не так выгодно полностью делиться информацией, особенно по вопросам, где содержатся задержанные и что с ними происходит, и предоставлять доступ к ним.

Аналогичная ситуация, я думаю, сейчас происходит с погибшими. Они решают, что делать, как это представлять, потому что среди погибших, как мы можем себе представить, есть не только те, кто нападали на полицейские участки, или те, кого они называют «бандитами», «террористами» или «боевиками». Возможно, среди них есть и мирные граждане – люди, которые погибли, возможно, при злоупотреблении силовиками своими должностными полномочиями или при использовании ими смертоносного оружия, летального оружия без необходимости.

– Власти Алматы объявили, что за сутки задержали больше 2 тысяч человек за участие в беспорядках. Как вы считаете, кто все эти люди и сколько среди них «​террористов»​, как их называют власти?

– Первая – это группа мирных протестующих, которых задерживают в достаточно больших количествах по всей стране на основании видеозаписей видеокамер, которые были на акиматах, и так далее.

Вторая группа – это те, которых мы называем мародерами, кто непосредственно грабил магазины. И таких достаточно большое количество, в частности, в нашем следственном изоляторе, их обвиняют в основном по статье 188 («Кража»).

И третья группа – те, о которых вы говорите. Здесь ситуация не очень понятная, потому что это в том числе те, кого обвиняют в совершении преступлений по террористическим статьям: это массовые беспорядки, это захват зданий и это насилие в отношении представителей власти, полицейских и прочих. Их меньше, но в последние день-полтора мы начали получать информацию, что обвинять в массовых беспорядках стали и тех, кто в них непосредственное физическое участие не принимал.

Ряд активистов сейчас тоже обвинены по этим статьям. Понять, кто из них реально принимал участие в насилии, или подстрекал, или организовывал беспорядки, пока очень сложно по тем же причинам, о которых я сказал вначале. Есть проблемы с доступом этих людей к адвокатам, нет достоверной информации не только об обвинениях, которые предъявлены этим людям, но и о доказательствах их вины.

– Давайте немного поговорим о будущем правозащитного движения, независимых СМИ, гражданских объединений в Казахстане. Токаев недвусмысленно обвинил их в причастности к беспорядкам. Чего вы ожидаете для себя и ваших коллег в ближайшем будущем?

– Возможно, у властей есть соблазн использовать эту ситуацию для того, чтобы прижать политическую оппозицию, гражданских активистов, правозащитные организации, независимые СМИ. Такой соблазн есть. Поэтому я в последние несколько дней во всех своих интервью, в контактах с ОБСЕ, с Европейским союзом, с Госдепартаментом США, с американским конгрессом, с коллегами из международных правозащитных организаций все время говорю, что нужно наши власти убеждать не пытаться с больной головы на здоровую переложить проблемы, которые вызвали протесты.

Есть определенные факторы, которые привели к тому, что мирные протесты превратились в насильственные. Но понятно, что правозащитники, независимые журналисты не имеют никакого отношения к насилию, никогда его не пропагандировали. Более того, и мы, и вы не участвуем в мирных собраниях. Мы мониторим, освещаем, предоставляем информацию, оцениваем. Я надеюсь, пока что у властей все-таки хватит здравого смысла.

XS
SM
MD
LG