Ссылки для упрощенного доступа

25 Июль 2024, Ташкентское время: 09:15

Экспортирует ли Китай свою политическую модель в другие страны? Новый доклад утверждает, что да


Новый доклад, в основе которого – анализ более тысячи неизученных документов китайского правительства, показывает, как Пекин продает свою авторитарную политическую модель странам Глобального Юга, а также Восточной Европе и Центральной Азии через специальные государственные образовательные программы и программы обмена.

Споры о том, активно ли Пекин экспортирует свою авторитарную систему за границу, не утихают уже несколько десятилетий, однако новый доклад, основанный на множестве ранее не изученных правительственных документов, показывает, как Китай экспериментирует с распространением своей модели в других странах.

Новый доклад, опубликованный 13 июня вашингтонским аналитическим центром «Атлантический совет», в своей основе имеет 1691 файл министерства торговли Китая, опубликованный им в Сети в 2021 и 2022 годах. В этих документах описываются 795 правительственных программ, состоящих из тренингов и обменов с иностранными чиновниками, которые, как утверждается в них, направлены на продвижение идей и практики китайской экономической и политической модели среди стран Восточной Европы, а также латиноамериканских, африканских и азиатских государств, составляющих так называемый Глобальный Юг.

«Это реальные доказательства, подтверждающие все более распространенное мнение среди экспертного сообщества, – отмечает в комментарии Радио Свобода Нива Яу, автор доклада и научный сотрудник Глобального китайского центра «Атлантического совета». – Теперь мы можем продемонстрировать словами самого Китая из его внутренних документов по планированию, что он пытается сделать».

Китайские чиновники неоднократно заявляли, что Пекин не экспортирует свою авторитарную систему управления, однако подборка правительственных документов, представленных в докладе, пополнила растущий массив доказательств того, что Китай пытается продать достоинства своей модели чиновникам по всему Глобальному Югу, а также разрабатывает новые инициативы и практические программы для ускорения их внедрения.

Китайская модель

Китайская коммунистическая партия (КПК) более 70 лет удерживает исключительную власть в стране и в последние десятилетия наблюдает экономический бум, используя модель, основанную на однопартийном авторитарном политическом правлении в сочетании с государственной капиталистической экономической системой.

Продвижение этой системы в другие страны мира рассматривается аналитиками как способ создания дружественного авторитарного политического блока, который мог бы помочь Пекину перестроить глобальные институты и противостоять попыткам Запада изолировать Китай экономическими санкциями и критикой его коммерческой практики, территориальных претензий или несоблюдения прав человека.

Многие из документов в докладе описывают образовательные программы в связанных с торговлей областях, например руководящие принципы управления портовым хозяйством, внедрение BeiDou – китайского ответа на созданную США Глобальную навигационную спутниковую систему (GPS), а также в таких секторах, как блокчейн и другие новые технологии.

Однако в собранных для анализа файлах затрагиваются и другие области, традиционно находящиеся вне компетенции министерства торговли. Некоторые из них предлагают программы обмена, сфокусированные на том, как местные аналитические центры могут помочь в реализации инициативы «Один пояс, один путь» (BRI) – многомиллиардного инфраструктурного проекта Китая, а также продвигают политику китайского правительства через программы, посвященные таким вопросам, как интеграция этнических меньшинств, управление новыми формами СМИ и тренинги по китайской практике управления, предназначенные для советников президентов стран зарубежья.

Сами программы создаются на основе двусторонних соглашений или через многосторонние региональные организации под руководством Китая, где они ориентированы на конкретные географические регионы и группы стран, говорящих на одном языке.

Например, во многих документах описываются учебные курсы для руководителей местных органов власти, ректоров университетов и политических советников «из русскоговорящих стран», а другие программы специально разработаны для чиновников из стран – членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в которую входят Китай, Индия, Иран, Казахстан, Кыргызстан, Пакистан, Россия, Таджикистан и Узбекистан.

Выдержка из документа министерства коммерции Китая от 2021 года, в котором изложена программа обмена и обучения для государственных деятелей из «русскоязычных стран».
Выдержка из документа министерства коммерции Китая от 2021 года, в котором изложена программа обмена и обучения для государственных деятелей из «русскоязычных стран».

По словам Яу, эти программы призваны донести до стран Глобального Юга мысль о том, что стремительный экономический прогресс, достигнутый Китаем за последние три десятилетия, является прямым результатом авторитарного подхода к управлению страной.

«Эти документы показывают, что Китай не только экспортирует практические ноу-хау, обеспечивающие его экономический успех, но и распространяет идею о том, что этот успех напрямую обусловлен методами управления [Китайской коммунистической] партии», – считает эксперт.

Аспект «сбора разведданных» и не только

В то время как многие правительства по всему миру поощряют практические обмены и тренинги с чиновниками из зарубежных стран, подборка файлов, задокументированных Яу, выделяется тем, что во многих из них сухим правительственным языком явно одобряется недемократический подход к таким вопросам, как регулирование национальных СМИ, управление юридическими делами и контроль потока информации в интернете.

Еще один аспект, зафиксированный в докладе Яу, заключается в том, что многие программы, особенно предназначенные для правительственных чиновников, по-видимому, «служат целям сбора разведданных», поскольку требуют, чтобы «каждый участник представлял отчеты с подробным описанием предыдущих обменов и взаимодействий между ним и другими иностранными государствами в конкретной области сотрудничества, связанной с тематикой обучения».

По словам Яу, это требование программ преследует несколько целей, в первую очередь обеспечивает важный поток сбора данных об иностранных правительственных чиновниках. При этом, добавляет Яу, оно также может служить способом оценки открытости каждого конкретного чиновника к взглядам и политике, которые пропагандируются в ходе обмена.

«Это может позволить [китайской стороне] решить, можно ли использовать этого человека в качестве своего рода посредника для содействия дальнейшему сотрудничеству между Китаем и его страной», – говорит аналитик.

Китайские программы по работе с иностранными правительствами и их обучению существовали на протяжении десятилетий в ведении Отдела международных связей (ОМС), агентства при ЦК КПК, основной функцией которого является межпартийная дипломатия.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев (справа) встречает председателя Китая Си Цзиньпина в аэропорту. Самарканд, сентябрь 2022 года.
Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев (справа) встречает председателя Китая Си Цзиньпина в аэропорту. Самарканд, сентябрь 2022 года.

Но если традиционно в задачи ОМС входило взаимодействие со странами с однопартийным правлением или аналогичными коммунистическими структурами, то в последние годы он расширился и стал проводить программы и обмены независимо от ориентации политической партии, а недавно провел встречи с высокопоставленными чиновниками из таких стран, как Казахстан и Сербия.

В докладе подчеркивается, что другие отделы китайского правительства также начали проводить подобные обмены. Согласно исследованию Яу, помимо Министерства торговли, за последние три года не менее 10 китайских министерств и ведомств провели свои образовательные программы для иностранных правительственных чиновников.

По мнению Яу, учитывая недавно изученные документы и другие свидетельства, становится ясно, что Пекин пытается экспортировать аспекты своей политической модели за рубеж. Менее ясно, по ее словам, то, какое влияние оказывают эти усилия по всему миру.

«В этих документах мы можем увидеть цели, которых хочет достичь Пекин, – сказала Яу. – Может быть, пока еще слишком рано говорить о последствиях, но с конца 2010-х годов эти программы существенно расширились, и в них участвуют тысячи чиновников со всего Глобального Юга».

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG