Ссылки для упрощенного доступа

Мирзияев раскинул сети


Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев. Москва, 4 апреля 2017 года.

Похоже, что новый президент Узбекистана Шавкат Мирзияев пытается сдержать хотя бы одно из своих обещаний и налаживает региональное сотрудничество со странами Центральной Азии.

Вскоре после того, как в сентябре 2016 года скончался первый президент независимого Узбекистана Ислам Каримов, его преемник заявил, что одним из его приоритетов будет улучшение отношений с соседними странами Центральной Азии. 19-20 мая Шавкат Мирзияев встретился с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым в Авазе – туркменском курорте на побережье Каспия. Среди прочих достигнутых договоренностей – экспорт туркменской электроэнергии в Казахстан и в Кыргызстан через территорию Узбекистана.

Вроде бы ничего особенного. Однако это, похоже, поворотный момент в 15-летней тенденции разъединения и обособления постсоветской республики в Центральной Азии.

В советское время центральноазиатские страны были объединены в единую сеть снабжения энергоресурсами, и все пять республик были взаимосвязаны. В 2003 году «нейтральный» Туркменистан вышел из этого энергетического кольца, а в 2009 году откололся и Узбекистан, что вызвало серьезную нехватку электроэнергии в Кыргызстане и Таджикистане.

Некоторые считают, что Ислам Каримов сделал это в пику Кыргызстану и Таджикистану, публично продвигавшим масштабные проекты строительства гидроэлектростанций в верховьях рек, низовья которых находятся на территории Узбекистана.

Это был лишь один из аспектов процесса разделения автомобильных, железнодорожных и воздушных линий, десятилетия соединявших пять стран до обретения ими независимости. Потребовалось выделить значительные средства на создание инфраструктуры в обход территорий соседей.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон и президент Узбекистана Шавкат Мирзияев на саммите в Эр-Рияде. 21 мая 2017 года.
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон и президент Узбекистана Шавкат Мирзияев на саммите в Эр-Рияде. 21 мая 2017 года.

Туркменистан давно готов поставлять электроэнергию Таджикистану, который, как правило, страдает от ее нехватки зимой. Проще всего это было бы сделать, проложив линии электропередачи через территорию Узбекистана протяженностью около 200 километров. Но, как сообщается, узбекский президент Ислам Каримов на это не согласился, поэтому туркмено-таджикская сделка так и не была претворена в жизнь.

Прогресс в региональной интеграции?

В сообщениях о встрече Бердымухамедова и Мирзияева в Авазе Таджикистан не упоминался. Но, судя по дружеским фотографиям Мирзияева и Рахмона на саммите в Эр-Рияде 21 мая, теперь, вероятнее всего, будет не так сложно договориться о туркмено-таджикских линиях электропередачи.

Узбекистан мог прекратить подачу газа даже посреди зимы – как правило, по политическим причинам.

Для Кыргызстана соглашение в Авазе – приятная неожиданность. С первых дней независимости узбекско-кыргызские энергетические связи были по большей части нестабильными, Узбекистан мог прекратить подачу газа даже посреди зимы – как правило, по политическим причинам. Но и Кыргызстан был в вечной задолженности перед своим поставщиком.

С 2014 года газ для Кыргызстана – не самый большой повод для беспокойства, так как российский «Газпром», выкупивший за символическую сумму в один доллар «Кыргызгаз», пообещал потратить сотни миллионов долларов на модернизацию и расширение внутренней газовой сети Кыргызстана. Но Кыргызстан всё еще зависит от запасов гидроэнергии и ощущает нехватку электроэнергии, поэтому поставки из Туркменистана в зимние месяцы принесли бы стране пользу.

Казахстану тоже не помешало бы дополнительное электричество. Оно дало бы властям Казахстана дополнительное время для привлечения внутренних источников энергии в южные районы страны. Это послужило бы некоторым облегчением для государственной казны Казахстана, испытывающего собственные экономические трудности.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время встречи в Астане. 23 марта 2017 года.
Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время встречи в Астане. 23 марта 2017 года.

Процесс строительства и перенаправления энергораспределительных сетей из Северного Казахстана на юг ведется на протяжении многих лет и был спровоцирован стремлением правительства Казахстана больше не иметь каких-либо дел с Узбекистаном в части поставок газа.

Таким образом, соглашение Шавката Мирзияева об экспорте туркменской электроэнергии – своего рода прогресс в региональной интеграции. Хотя, возможно, он просто устраняет унаследованные им от предыдущей администрации препятствия.

Решение собственных проблем

Это не дерзкая и новая инициатива по региональному сотрудничеству. Но другие шаги Шавката Мирзияева по улучшению связей со странами Центральной Азии могут казаться ориентированными только на собственные интересы.

Встреча Мирзияева в Авазе – вторая поездка узбекского президента в Туркменистан менее чем за три месяца. Его первый государственный визит в Туркменистан состоялся 6-7 марта. Мирзияев также дважды посетил Казахстан – 22-23 марта и 29 апреля.

Хотя Шавкат Мирзияев в целом пытался улучшить отношения Узбекистана с Казахстаном и Туркменистаном, а также надеялся найти выходы на новые рынки, он был еще заинтересован и в поставках нефти из обеих стран.

Автозаправочная станция в Ташкенте.
Автозаправочная станция в Ташкенте.

Дефицит бензина – давняя проблема для Узбекистана. За последние 10 лет внутренняя добыча нефти в Узбекистане упала более чем на 40 процентов. Три нефтеперерабатывающих завода работают гораздо ниже своих мощностей из-за истощения запасов действующих месторождений.

Длинные очереди на заправочных станциях Узбекистана стали практически обычным явлением и источником народного недовольства. Поэтому бесперебойное обеспечение заправочных станций топливом было бы относительно простым способом завоевания некоторой поддержки со стороны населения.

Сырье будет поступать из России и Казахстана в Узбекистан по казахстанским нефтепроводам, а далее – по новому узбекскому нефтепроводу, который еще предстоит протянуть.

В марте и апреле Шавкат Мирзияев заключил сделки по поставкам нефти из Туркменистана, Казахстана и России (которую он посетил 4-5 апреля). Сырье будет поступать из России и Казахстана в Узбекистан по казахстанским нефтепроводам, а далее – по новому узбекскому нефтепроводу, который еще предстоит протянуть. После чего сырье будет перерабатываться на новом, четвертом нефтеперерабатывающем заводе, который еще предстоит построить в Джизакской области. Туркменская нефть направляется на нефтеперерабатывающий завод в Бухаре.

Таким образом, можно сказать, что поездки Шавката Мирзияева в Туркменистан и Казахстан были как минимум отчасти вызваны желанием решить одну из неотложных внутренних проблем Узбекистана.

Однако недавняя поездка Шавката Мирзияева в Туркменистан могла вызвать некоторую настороженность, особенно у жителей Южного Казахстана и Кыргызстана, которые, возможно, уже представили себе отопление и освещение в своих квартирах в зимние месяцы.

Бессмысленные соглашения

Соглашение об экспорте электроэнергии не было единственным энергетическим соглашением, подписанным двумя странами в Авазе.

Узбекистан дал согласие присоединиться к проекту строительства газопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ), а государственная компания «Узбекнефтегаз» подписала соглашение о разработке одного из нефтегазовых месторождений на шельфе Каспия.

Однако эти соглашения по своей сути абсурдны. Газопровод ТАПИ вряд ли будет проложен в ближайшее время, так как его запланировано протянуть по территории Афганистана – через районы, которые сейчас являются местами интенсивных боевых действий. Следовательно, «Туркменгазу» – основному финансисту и управленцу проекта – пока что не светит строительство газопровода, стоимость которого оценивается примерно в 10 миллиардов долларов.

«Узбекнефтегаз» не имеет опыта разработки шельфового месторождения, поэтому неясно, какую роль может сыграть узбекская компания.

Что касается разработки месторождения на шельфе Каспия, то и здесь есть препятствия. На данный момент ни Туркменистан, ни Узбекистан не располагают суммами, необходимыми для таких проектов. Другая проблема заключается в том, что «Узбекнефтегаз» не имеет опыта разработки шельфового месторождения, поэтому неясно, какую роль может сыграть узбекская компания.

Надо отметить, что за шесть месяцев пребывания Шавката Мирзияева в должности президента отношения между Узбекистаном и его соседями уже стали лучше, чем за последние 10-15 лет при Исламе Каримове.

Большинство соглашений, достигнутых Мирзияевым со своими соседями, представляют собой усилия, направленные на решение краткосрочных политических потребностей, однако мало что говорит о каких-либо долгосрочных изменениях в политике в обозримом будущем.

Экспорт туркменской электроэнергии в Казахстан и Кыргызстан – своеобразная лакмусовая бумажка, ведь Узбекистан от этой долгосрочной сделки ничего особо не выигрывает (разве что транзитные сборы). Это одобрение на строительство демонстрирует заинтересованность в региональном сотрудничестве, которую Ташкент давненько не проявлял.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG