Ссылки для упрощенного доступа

29 Май 2024, Ташкентское время: 13:09

Неделя Дэвида Кэмерона в Центральной Азии: больше, чем просто турне?


Глава британского МИДа Дэвид Кэмерон в Самарканде, 23 апреля 2024 года.
Глава британского МИДа Дэвид Кэмерон в Самарканде, 23 апреля 2024 года.

Визит министра иностранных дел Великобритании и бывшего премьер-министра Дэвида Кэмерона в пять постсоветских стран Центральной Азии и Монголию был, безусловно, ярким событием. Но достаточно ли этого визита, чтобы убедить регион в том, что Лондон рассматривает углубление взаимодействия как «геополитический императив», учитывая пристальное внимание России и Китая?

На фотографиях не видно слов, но они вызывают улыбку.

На одной из них министр иностранных дел Великобритании Дэвид Кэмерон врывается словно птица в традиционную туркменскую юрту в Ашхабаде.

На другом снимке, размещенном посольством Великобритании в Кыргызстане, Кэмерон задумчиво смотрит на бетонный арык.

Из Узбекистана запомнился кадр, на котором Кэмерон восхищается казаном, полным плова – визитной карточки этой страны.

«Дэвид Кэмерон в полном восторге от своего турне по Центральной Азии на этой неделе», – заметил репортер AFP Джейк Корделл в соцсети X (бывшем Twitter’е).

Но теперь, когда Кэмерон вернулся из пятидневной поездки по шести странам – пяти постсоветским государствам Центральной Азии и Монголии, – можно задаться вопросом, был ли его визит чем-то более серьезным, чем просто турне?

Ответ может зависеть от того, о какой стране вы спрашиваете.

«Геополитический императив»

Визит Кэмерона в регион состоялся через несколько месяцев после публикации доклада Комитета по иностранным делам британского парламента под названием «Страны на перепутье: участие Великобритании в Центральной Азии».

В докладе отмечается низкий уровень взаимодействия Лондона с регионом, углубление связей с ним названо «геополитическим императивом». Рекомендованы визиты в регион на уровне министра иностранных дел и премьер-министра – должности, которую Кэмерон занимал с 2010 по 2016 год.

Дэвид Кэмерон выходит из юрты в Национальном музее ковра в Ашхабаде, 24 апреля 2024 года.
Дэвид Кэмерон выходит из юрты в Национальном музее ковра в Ашхабаде, 24 апреля 2024 года.

Ключевой темой документа стали отголоски войны России в Украине и статус региона как возможности для Москвы обойти введенные Лондоном санкции.

Но чтобы использовать кнут – предполагаемую угрозу вторичных санкций, – нужно показать и пряник.

И в некоторых странах региона британский пряник выглядит несколько мелковатым.

24 апреля председатель комитета по иностранным делам Алисия Кернс выразила удовлетворение визитом Кэмерона и отметила обязательство Великобритании оказать помощь в размере 50 миллионов фунтов стерлингов (62 миллиона долларов), что «может помочь Великобритании увеличить свою мягкую силу и влияние в регионе».

«Для расположенных вдоль линии разлома между Россией и Китаем стран Центральной Азии защита их независимости и суверенитета имеет первостепенное значение», – написала она в комментарии на сайте парламента.

В видеоролике Кэмерона из туркменской столицы Ашхабада министр иностранных дел Великобритании использовал термин «сэндвич» для обозначения положения Центральной Азии, зажатой между Россией и Китаем, а также отметил, что Иран находится «всего в 40 километрах за этими горами».

«Я первый министр иностранных дел Великобритании, более того, первый министр кабинета, когда-либо приезжавший в эту страну. Я был первым министром иностранных дел, посетившим Таджикистан, Кыргызстан, и первым, кто посетил Узбекистан с 1997 года», – рассказал Кэмерон в видео от 24 апреля, признав, что «возможно, нам следовало сделать больше в прошлом» в «этих странах».

Однако Туркменистан, пожалуй, выступает наглядной иллюстрацией того, почему «эти страны» вряд ли равны для Британии по степени своего интереса.

Эта страна – одна из самых авторитарных в мире, и ее существование практически полностью зависит от закупок природного газа Китаем и Россией.

По данным министерства бизнеса и торговли Великобритании, по состоянию на последний квартал 2023 года объем двусторонней торговли между Туркменистаном и Великобританией составлял всего 66 миллионов фунтов стерлингов (82,5 миллиона долларов). Это меньше, чем товарооборот с другими странами, которые Кэмерон посетил на этой неделе, за исключением Таджикистана.

Дэвид Кэмерон дает интервью Казахской редакции РСЕ/РС. Астана, 25 апреля 2024 года.
Дэвид Кэмерон дает интервью Казахской редакции РСЕ/РС. Астана, 25 апреля 2024 года.

В интервью Радио Азатлык (Туркменской редакции Радио Свобода) Лука Анчески, преподаватель Университета Глазго, отметил, что одним из пряников, который Великобритания предлагает региону, где остро стоит проблема безработицы, является расширение квот для сезонных мигрантов, желающих работать в британском сельскохозяйственном секторе.

«Но в случае с Туркменистаном это не имеет значения, поскольку власти строго ограничивают возможность граждан покидать страну», – объясняет Анчески, утверждая, что визит в Туркменистан правящая здесь семья Бердымухамедовых рассматривает, скорее всего, как «возможность пофотографироваться».

Кэмерон, судя по фотографиям, встречался с президентом Сердаром Бердымухамедовым, а не с официальным «национальным лидером» Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым, отцом Сердара и де-факто лицом, принимающим решения в стране. Кэмерон также не смог лично встретиться с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзияевым, который находился в отпуске.

«Казахи до сих пор не понимают, что такое Запад»

Казахстан выглядит как более понятная для Кэмерона территория: объем двусторонней торговли составляет более трех миллиардов долларов в год, что превышает совокупный показатель пяти других стран, в которых он побывал в ходе турне.

В 2013 году Кэмерон стал первым британским премьер-министром, посетившим Казахстан, самую богатую страну Центральной Азии.

Его послание будет особенно желанным для Астаны, которой приходится балансировать между западными странами и все более ревнивой Москвой на фоне геополитических последствий войны в Украине.

Выступая на мероприятии с министром иностранных дел Казахстана Муратом Нуртлеу (он также встретился с президентом Касым-Жомартом Токаевым), Кэмерон подчеркнул, что Лондон не просит страны Центральной Азии отречься от Китая или России.

«Мы здесь, потому что считаем, что вы должны иметь возможность сделать выбор в пользу партнерства с нами, которое будет полезно для безопасности и процветания обеих [стран]», – сказал Кэмерон.

Москва вряд ли считает так же.

В российских СМИ и telegram-каналах прибытие Кэмерона в регион было встречено волной скептицизма, как и прошлогодний визит французского лидера Эммануэля Макрона в Узбекистан и Казахстан.

В одной из статей, опубликованной прокремлевским сайтом EurAsia Daily, автор Алан Пухаев посетовал на то, что «казахи до сих пор не понимают, что такое Запад».

«Как мы уже писали, интерес англосаксов к Центральной Азии, в особенности в последнее время, отнюдь не случаен, – написал он, используя термин, который российские дипломаты используют все чаще, в основном для обозначения Великобритании и Соединенных Штатов. – Мир стоит на пороге большой войны, в которой Западу понадобится много природных ресурсов».

Разумеется, ни Брюссель, ни Вашингтон, ни Лондон не скрывают своей заинтересованности в этом аспекте сотрудничества.

В пресс-релизах последних дипломатических контактов с регионом неизменно упоминаются критически важные сырьевые ресурсы (CRM) – полезные ископаемые, которые жизненно необходимы для электромобилей и перехода к «зеленой» энергетике в целом. При этом в отрасли в основном доминирует Китай, как с точки зрения добычи, так и с точки зрения связанного с ней производства.

Но хотя связи в этой сфере растут, особенно в Казахстане, успех западных правительств в убеждении ведущих частных компаний инвестировать в регион будет по-прежнему зависеть от восприятия инвестиционной привлекательности Центральной Азии.

И даже важнейшее направление для прямых иностранных инвестиций в Центральной Азии может показаться в этом отношении сложной задачей.

Ранее в этом месяце агентство Bloomberg сообщило, что сумма международных арбитражных исков Астаны к крупнейшим иностранным нефтяным компаниям, разрабатывающим гигантское, но проблемное нефтяное месторождение Кашаган, превысила 150 миллиардов долларов.

В консорциум, разрабатывающий Кашаган, входит Shell, британская транснациональная корпорация, которую Нуртлеу упомянул в контексте ее вклада в национальную экономику во время своего выступления перед прессой вместе с Кэмероном.

Продолжающаяся дипломатическая гонка

Война в Украине создала Центральной Азии множество проблем, но она также привела к увеличению дипломатического интереса к региону, какого не было со времен вторжения США в Афганистан в 2001 году.

В сентябре 2023 года главы государств региона встретились с президентом США Джо Байденом в рамках беспрецедентной шестисторонней встречи в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Несколько недель спустя лидеры стран региона посетили Берлин для переговоров с канцлером Олафом Шольцем. Что касается ноябрьского визита Макрона, приоритет был отдан двум крупнейшим экономикам региона (Казахстану и Узбекистану), но при этом страны с самыми маленькими экономиками также проявляют активность.

Дэвид Кэмерон осматривает ирригационный объект в Кыргызстане.
Дэвид Кэмерон осматривает ирригационный объект в Кыргызстане.

Всего через несколько дней после встречи с Кэмероном 22 апреля президент Таджикистана Эмомали Рахмон прилетел в Рим. Итальянская строительная компания WeBuild выступает главным подрядчиком строительства Рогунской мегаплотины, которая, по прогнозам, станет самой высокой в мире.

Правозащитные организации вслух задаются вопросом, не отходят ли разговоры о правах и демократии на второй план в периоды усиленного взаимодействия с Западом.

23 апреля, незадолго до визита авторитарного правителя Рахмона в Рим, по меньшей мере восьмерых находящихся в Европе активистов таджикской оппозиции задержали и оставили под стражей в течение ночи.

«На мой взгляд, эти аресты можно рассматривать как победу автократии и поражение демократии», – говорит Радио Озоди (Таджикской редакции Радио Свобода) Махмуджон Файзрахмонов, член оппозиционного Национального альянса Таджикистана.

Оппозиционная «Группа 24» объявила 25 апреля, что ее активисты освобождены и покинули Италию, отказавшись от планов проведения антиправительственных акций.

Кэмерон между тем предположил, что его переговоры с президентом Кыргызстана Садыром Жапаровым затронули тему резкого снижения уровня политической свободы в стране, которая исторически была самой свободной из центральноазиатских республик.

Стороны говорили о «важности общественных организаций, благотворительных организаций, неправительственных организаций [и] организаций гражданского общества», сказал Кэмерон в интервью Радио Азаттык (Кыргызской редакции Радио Свобода) 22 апреля, подразумевая недавно принятый в стране закон, сделанный по российским лекалам и ужесточающий ограничения на деятельность НПО.

В интервью британской прессе в Бишкеке Кэмерон также отметил, что Соединенное Королевство сотрудничает с властями Кыргызстана, чтобы не допустить реэкспорта в Россию товаров для «российской военной машины», подчеркнув при этом, что Лондон не возражает против «естественных» торговых отношений между Бишкеком и Москвой.

Что касается пряников, то Кэмерон 23 апреля упомянул об «экономических возможностях, которые выгодны нам всем, от Бридженда до Бишкека», в сообщении в соцсети X, подписав фотографию, на которой главный дипломат Великобритании находится на объекте водной инфраструктуры.

По данным британского посольства в Кыргызстане, компания Concrete Canvas, расположенная недалеко от города Бридженд в Уэльсе, помогает ремонтировать устаревшие арыки, которые считаются одним из основных элементов нерационального использования водных ресурсов в испытывающем нехватку воды регионе.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG