Ссылки для упрощенного доступа

18 Апрель 2021, Ташкентское время: 05:45

Протесты в Узбекистане: общество взбудоражили перебои с поставкой газа и электричества


Из-за проблем с электроснабжением по окончании зимних каникул многие дети были вынуждены вернуться в школы, которые плохо отапливаются углем и дровами.

Энергетическая инфраструктура в Узбекистане не выдерживает необычайно суровую зиму в этом году. Во многих областях люди вынуждены выживать в холодных квартирах, да еще без света. Результат – непривычно большое количество протестов.

Протесты

21 января во время сильной метели в некоторых частях шести из 12 областей Узбекистана погас свет. Для жителей Хорезмской, Навоийской, Бухарской, Кашкадарьинской, Сырдарьинской и Андижанской областей, оказавшихся без электричества, особой неожиданностью это не стало. 1 ноября 2020 года министерство энергетики Узбекистана предупредило, что «нормирование природного газа» будет необходимой мерой для некоторых хозяйственных объектов. Однако для тех, кто за многие годы привык к проблемам с электричеством и газом в зимнее время года, это было признаком того, что грядут непростые времена.

20 ноября 2020 года более 50 человек в Гузарском районе Кашкадарьинской области собрались около местной электро- и газоснабжающей организации, желая выяснить, когда будет восстановлено электричество в домах.

Подобные сцены можно было видеть в конце ноября в районах Андижанской, Наманганской и Ферганской областей, когда люди выражали недовольство по поводу отсутствия отопления и электричества городским и областным властям.

Однако они получили нерадостное известие: в ближайшее время ожидается больше отключений и «с их стороны было бы разумным» запастись углем и дровами.

Доставка газовых баллонов в дома.
Доставка газовых баллонов в дома.

К тому времени СМИ – в том числе несколько местных – уже сообщали о дефиците угля и дров. Подобные сообщения заглушали официальные заверения о том, что запасов того и другого будет предостаточно и что баллонов с газом будет в избытке для приобретения их населением.

Местные СМИ вскоре получили предупреждение от правительственных чиновников, контролирующих СМИ, что им следует прекратить сообщать о холодной погоде и недовольстве разгневанных граждан.

Но народу Узбекистана не нужно читать о холодах и отключениях электроэнергии или смотреть репортажи об этом по телевидению. Они не понаслышке знают обо всех этих проблемах.

9 декабря 2020 года толпы в махаллях Бухарского и Каракульского районов на западе Бухарской области перекрыли основные дороги, требуя восстановления подачи газа в их домах.

На следующий день жители Андижана перекрыли дорогу из-за прекращения подачи газа в их дома.

И это было только начало.

Жители Музрабайского района Сурхандарьинской области 27 декабря перекрыли часть дороги в этом районе и подожгли шины у обочины в знак протеста против отключения газа в своем районе.

Группа женщин в Джизаке 11 января перекрыла дорогу, требуя восстановления газа и электричества в своих домах.

По стечению обстоятельств президент Шавкат Мирзияев в тот день посещал этот район, хотя, похоже, с протестующими он не пересекся.

На веб-сайте Oxus Society есть трекер, в котором перечисляются районы в Узбекистане, в которых с ноября 2020 года из-за проблем с коммунальными службами прошли протесты. Например, с 18 ноября только в Андижане было четыре протеста по поводу отключения электричества и газа.

Завод по переработке нефти в Фергане.
Завод по переработке нефти в Фергане.

Для Узбекистана протесты по поводу прекращения подачи газа и электричества зимой – не в новинку. Обычно их – по нескольку раз за зиму.

В большинстве случаев газ и электричество восстанавливаются в течение нескольких дней, и зачастую чиновники предлагают баллоны с газом или уголь и дрова со скидкой, чтобы помочь людям прожить дни без электричества и газа.

Но в этом году проблема стоит более остро, и число протестов было гораздо большим, чем обычно бывает в зимнее время.

Перекрытие населением автомобильных дорог оказалось эффективным способом получения быстрых, хотя и не долгосрочных решений проблем, связанных с отключением электроэнергии, так что другие тоже используют эту тактику, чтобы добиться уступок в их требованиях.

17 декабря 2020 года группа женщин в городе Нукус на западе страны перекрыла дорогу, чтобы выразить несогласие с невыплатой заработной платы.

10 января рабочие нефтеперерабатывающего завода в Фергане начали акцию протеста против плановых сокращений рабочей силы и тоже прибегли к перекрытию дороги. Это длилось больше недели.

Три дня спустя жители махалли «Буюк Турон» в городе Карши заблокировали дорогу, выражая протест планам по вырубке деревьев в этом районе.

Экономические потери

23 ноября прошлого года появилось сообщение о гибели около шести тысяч кур за три дня из-за отключения электричества в Яккабагском районе Кашкадарьинской области, а в Самаркандской области остались без электричества теплицы, в результате чего замерзли выращиваемые там зимой овощные культуры.

В начале декабря 2020 года информационный портал UzDaily.uz сообщил, что из-за низкого давления газа была остановлена работа двух цементных заводов – АО «Кувасайцемент» и АО «Ахангаранцемент», которые на своем сайте заявляют, что являются «крупнейшим производителем цемента» в Узбекистане.

UzDaily.com предоставило причинно-следственное объяснение.

«Снижение температуры окружающей среды ниже нулевой отметки привело к увеличению потребления газа населением, что, в свою очередь, сказалось на снижении давлении газа, поставляемого производителям цемента», – сообщило издание.

Нехватка электроэнергии стала причиной еще одной проблемы.

Из-за пандемии коронавируса многие школы Узбекистана перешли на онлайн-обучение. Но из-за проблем с электроснабжением по окончании зимних каникул многие дети были вынуждены вернуться в школы, которые плохо отапливаются углем и дровами.

Ко всему прочему, отопление домов углем имеет свои последствия.

«Озодлик» сообщил, что по состоянию на 16 января не менее 106 человек умерли от отравления угарным газом, а еще 190 были доставлены в больницы.

Корень проблемы

6 февраля 2020 года президент Узбекистана Шавкат Мирзияев провел встречу с представителями нефтегазового сектора и министерством энергетики, чтобы обсудить планы на год.

«В прошлом году [в 2019-м] достаточно много говорилось о недостатках в нефтегазовой сфере... Или мы сейчас поможем руководству отрасли и вытащим ее из болота, или она будет тянуть нашу экономику вниз и разрушит все наши планы касательно подъема экономики», – сказал Мирзияев.

Президент страны поручил министерству энергетики обеспечить достаточное количество газа для удовлетворения потребностей населения и промышленности «посредством дополнительного производства в 2020 году 4,3 миллиарда кубометров для внутреннего потребления».

16 декабря, по мере углубления энергетического кризиса, Мирзияев заявил, что поставки газа более чем в тысячу махаллей Узбекистана сократились и стране необходимы дополнительные 20 миллионов кубических метров газа в день для удовлетворения своих потребностей. Он поручил сократить экспорт газа, чтобы его можно было перенаправить для внутреннего потребления.

На самом деле это заявление было лишено какого-либо смысла.

Данные, опубликованные в конце января 2021 года, показали, что экспорт газа из Узбекистана в 2020 году резко снизился.

В 2019 году Узбекистан продал 7,6 миллиарда кубометров газа российскому «Газпрому», но за первые девять месяцев 2020 года Узбекистан продал «Газпрому» всего 20 миллионов кубометров газа.

В марте 2020 года Китай объявил о форс-мажоре в отношении импорта природного газа по трубопроводам из Узбекистана в Китай, который, по словам «Узбекнефтегаза», составил 10 миллиардов кубометров в 2019 году, а в 2020 году упал почти на 70 процентов.

Экспорт газа из Узбекистана в 2019 году принес доход примерно в 2,2 миллиарда долларов, но в 2020 году этот показатель упал до 478,1 миллиона долларов.

В то же время в 2020 году импорт газа в Узбекистан увеличился более чем вдвое, и страна заплатила за него около 50,4 миллиона долларов.

В ноябре 2020 года сообщалось, что Узбекистан планирует импортировать около 18 миллионов кВт⋅ч электроэнергии из Туркменистана и пять миллионов кВт⋅ч из Казахстана.

Добыча газа в Узбекистане упала с 60,5 миллиарда кубометров в 2019 году до 49,7 миллиарда кубометров в 2020 году, то есть на 17,8 процента.

Для сравнения: согласно статистическому обзору энергетики ВP, это самый низкий показатель добычи газа в Узбекистане с 1998 года, когда общая годовая добыча составила 49,6 миллиарда кубометров.

Также, по данным BP, доказанные запасы газа в Узбекистане составляют около 1,1 триллиона кубометров, так что проблема отнюдь не в недостатке газа.

Но часть проблемы, безусловно, связана с трудностями по увеличению добычи газа.

Добыча газа в Узбекистане неуклонно снижалась с 2010 по 2018 и 2019 годы. BP сообщила, что темпы добычи газа в Узбекистане в последние годы в год составляли минус 0,7 процента.

Крупнейшим инвестором в газовом секторе Узбекистана с 2004 года является «Лукойл»: российская компания подписала сделки с «Узбекнефтегазом», некоторые из которых действительны до 2039 года.

Предшественник Мирзияева, первый президент Узбекистана Ислам Каримов, неоднократно заявлял, что Узбекистан доволен продажей своего газа России. После этого Китай построил свой первый газопровод из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан, это было чуть более десяти лет назад. При этом некоторые сделки с «Лукойлом» сейчас в Узбекистане критикуются – как невыгодные для страны.

«Лукойл» в Узбекистане с 2007 года по весну 2017 года добыл 40 миллиардов кубометров газа. Однако часть этого газа предназначалась исключительно для экспорта. Часть его отправлялась в Россию, а начиная с 2013 года 10 миллиардов кубометров газа шли в Китай по квоте, выделенной Узбекистану в трубопроводной сети, идущей из Туркменистана для экспорта в Китай.

Большая часть природного топлива была добыта на группе месторождений Кандым-Хаузак-Шады в Бухарской области Узбекистана. По условиям сделки 2004 года «Лукойл» владеет 90 процентами этого проекта, а «Узбекнефтегаз» – оставшимися десятью.

5 марта 2019 года российское информационное агентство ТАСС сообщило, что Узбекистан задолжал «Лукойлу» 600 миллионов долларов за газ. «Лукойл» заявил, что часть газа, добываемого в Узбекистане, предназначенного для экспорта, была использована для внутренних нужд Узбекистана.

Российская компания заверила официальных лиц, что на внутренний рынок Узбекистана будет по-прежнему ежегодно поступать около 5 миллиардов кубометров газа, добываемого «Лукойлом» в Узбекистане, со скидкой в 12,5 процента от обычной стоимости экспортного газа.

Глава «Узбекнефтегаза» Баходир Сидиков в интервью в июне 2019 года заявил, что существует необходимость в перенаправлении газа на внутренние нужды Узбекистана.

«Это связано с увеличением потребления у населения и появлением новых предприятий, которые сегодня создаются в рамках развития нашего государства», – сказал он.

В 2019 году «Лукойл» добыл в Узбекистане около 14 миллиардов кубометров, но после февраля 2020 года сократил добычу газа в Узбекистане примерно на 40 процентов в связи с резким сокращением экспорта в Китай. Уровень не возвращался в норму почти до конца 2020 года.

Поэтому, когда президент Мирзияев приказывает увеличить добычу газа, это не означает, что все компании, добывающие газ в Узбекистане, обязаны прислушиваться к его требованиям.

Трудопроводы и линии электропередач отжили свое

Алишер Султанов – нынешний министр энергетики Узбекистана и экс-глава «Узбекнефтегаза». В конце ноября 2020 года он дал длинное видеоинтервью, в котором посетовал на недостаточное внимание, которое государство уделяло «Узбекнефтегазу» на протяжении десятилетий.

«Я пришел первым заместителем председателя в 2013 году. Один из заместителей в то время «Узбекнефтегаза» показал мне презентацию, что в 2017 году компания придет к банкротству. Почему? Каждый год утверждается баланс. Каждый год для нефтегазовой промышленности верстался баланс с падающей добычей, то есть заведомо падающая добыча была уже предусмотрена в балансе», – сказал Султанов.

Хотя он и отметил, что ситуация улучшилась с приходом Мирзияева к власти в конце 2016 года, Султанов также сказал, что на геологоразведку деньги выделены не были и поэтому страна осталась зависимой от существующих месторождений и работы нескольких иностранных компаний, с которыми заключены контракты на разведку для поиска новых источников газа для будущего Узбекистана.

По словам Султанова, «за последние 30 лет [государство] ничего не инвестировало в нефтяную, газовую и энергетическую отрасли».

Но на самом деле изменения начались. 4 апреля 2020 года было принято постановление президента «О первоочередных мерах по повышению финансовой устойчивости нефтегазовой отрасли», которое предусматривает привлечение Узбекистаном кредитов в размере около 650 миллионов долларов.

В ноябре 2020 года для «Узбекнефтегаза» была одобрена субсидия в размере 400 миллиардов сумов (около 38 миллионов долларов США) из антикризисного фонда министерства финансов, хотя и не без некоторой критики со стороны депутата парламента Дониёра Ганиева, который задался вопросом, почему компании, которая курирует один из самых прибыльных секторов экономики, была выдана субсидия, а не кредит.

Ганиев является депутатом Либерально-демократической партии Узбекистана, которая с момента своего дебюта в качестве партии на выборах 2004 года получила наибольшее количество мест в парламенте, а также является партией, которая выдвигала Каримова, а затем и президента Мирзияева своим кандидатом на всех президентских выборах с 2007 года. Так что его критику сложно проигнорировать, поскольку она, вероятно, поддерживается кем-то из высокопоставленных чиновников.

13 января Ганиев потребовал уволить Султанова из министерства энергетики.

Низкое давление в газопроводах и взорванные трансформаторы на линиях электропередач – это симптомы острой нужды в капитальном ремонте и модернизации энергетической инфраструктуры.

Узбекистан в течение многих лет для этих целей получает помощь от международных организаций, но вопрос о причинах столь затруднительного нынешнего положения остается открытым.

Будущее

Узбекистану необходимо открывать новые газовые месторождения на более выгодных для страны условиях. Еще в мае 2017 года «Узбекнефтегаз» заявлял, что к 2021 году обеспечит инвестиции в газовый и нефтяной секторы на сумму около 30,4 миллиарда долларов и удвоит добычу, добавив еще 53,5 миллиарда кубометров к годовому объему добычи в стране.

Теперь, когда наступил 2021 год, создается впечатление, что в ближайшее время ни одна из этих целей достигнута не будет.

Узбекистан реализует планы по внедрению более экологичных источников энергии, как это было обещано в 2017 году Мирзияевым. Уже начали работать первые ветряные и солнечные электростанции, новые гидроэлектростанции, хотя для удовлетворения потребностей 35-миллионного населения страны их требуется гораздо больше.

Под руководством Мирзияева Узбекистан приступил к региональной политике, направленной на сближение стран Центральной Азии и Афганистана.

Несмотря на резкое сокращение добычи газа в Узбекистане, в 2020 году страна экспортировала небольшие объемы в соседний Кыргызстан и Таджикистан, и, несмотря на проблемы с электроэнергией в Узбекистане, всё еще могла экспортировать электроэнергию в Афганистан.

Узбекистан был центром единой энергосистемы советской эпохи. На встрече министров энергетики девяти стран Центральной и Западной Азии в Ташкенте в сентябре 2019 года для обсуждения общей энергетической стратегии под эгидой программы ЦАРЭС Азиатского банка развития представители Узбекистана предложили Ташкент в качестве центра регионального распределения газа.

Уверенность в способности Ташкента выполнять эту роль, несомненно, была существенно подорвана, когда 5 января в Узбекистане произошло «внеплановое» отключение линий электропередач, которое не только почти вдвое снизило выработку электроэнергии по крайней мере на пяти электростанциях в Узбекистане, но и затронуло единую энергосистему, сократив подачу электроэнергии в Казахстане и в некоторых районах Кыргызстана.

Теперь похоже, что призыв Мирзияева вытащить энергетический сектор «из болота» потребует гораздо больше усилий, чем предполагалось всего год назад. Вероятно, протестующие этой зимой люди вновь будут блокировать дороги и следующей зимой.

Брюс Панниер

В статье использованы материалы Радио Озодлик

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки

XS
SM
MD
LG