Ссылки для упрощенного доступа

16 Апрель 2024, Ташкентское время: 18:39

«Меры упреждающего характера». Россия начинает охоту на НПО в Центральной Азии


Россия нацелилась на «прозападные» НПО, пытающиеся ослабить ее влияние в Центральной Азии. Министр обороны Сергей Шойгу заявил, что Москва принимает «меры упреждающего характера». Казахстан отреагировал с недоумением, а в Кыргызстане принимают закон об «иностранных представителях».

27 февраля министр обороны России Сергей Шойгу заявил о том, что Москва принимает «меры упреждающего характера» против «прозападных» НПО в Центральной Азии. Это заявление он сделал аккурат во Всемирный день НПО.

Этот день не отмечается в России, где некоторые из наиболее известных и политически активных НПО в последние годы были признаны «иностранными агентами» и «нежелательными организациями» или просто закрыты.

И действительно, когда Шойгу говорил о «сложной» ситуации в Центральной Азии, то наряду с угрозой потенциальных вторжений боевиков из Афганистана и ожидаемым ростом производства наркотиков в странах Центральной Азии в ближайшие годы он упомянул «свыше 100 крупных прозападных неправительственных организаций, действующих в регионе».

Министр обороны России Сергей Шойгу.
Министр обороны России Сергей Шойгу.

Другими словами, он видит в НПО экзистенциальную угрозу региону или по крайней мере интересам России в нем.

«На фоне специальной военной операции эти НПО значительно нарастили свою антироссийскую деятельность с целью снизить военно-техническое, экономическое и культурное сотрудничество государств Центральной Азии с Российской Федерацией», – пожаловался Шойгу, используя кремлевский эвфемизм «специальная военная операция» для обозначения полномасштабного вторжения Москвы в Украину.

Паранойя России по поводу того, что НПО могут подорвать влияние Москвы в соседних странах, не нова, считают аналитики.

«Российское руководство верит или убеждает себя в том, что западные страны через сети неправительственных организаций пытаются разрушить режимы в недемократических странах», – говорит Темур Умаров, научный сотрудник Берлинского центра Карнеги по изучению России и Евразии.

«Чем больше Россия будет находиться в изоляции от международного сообщества и в конфликте с ним, тем больше ее риторика будет направлена на борьбу с западным влиянием повсюду – от интернета и школ до территории других стран», – считает Умаров.

Оставляя в стороне тот факт, что комментарии Шойгу более чем намекают на внешнее вмешательство, в котором он обвиняет НПО, очевидно, что большинство стран Центральной Азии по крайней мере идут вровень с Россией, а в некоторых случаях и намного впереди, когда речь заходит о пресечении деятельности групп гражданского общества.

Так какие же страны Центральной Азии мог иметь в виду Шойгу?

Казахстан сопротивляется, кыргызские депутаты продвигают и поддерживают

Единственной страной, которая отреагировала на заявления Шойгу, был Казахстан.

«Я не знаю о каких-то мерах упреждающего характера», – сказал журналистам заместитель министра иностранных дел Роман Василенко на следующий день после того, как российский чиновник выступил со своими комментариями.

Демонстранты – участники антивоенной акции протеста в поддержку Украины в условиях украинско-российского конфликта в Алматы. Казахстан, 6 марта 2022 года.
Демонстранты – участники антивоенной акции протеста в поддержку Украины в условиях украинско-российского конфликта в Алматы. Казахстан, 6 марта 2022 года.

«Поддержка гражданского сектора, поддержка НПО является важнейшим приоритетом для президента [Касым-Жомарта] Токаева, для правительства, для министерства культуры и информации, которое отвечает за эту сферу, – добавил Василенко. – Если я правильно помню, в нашей стране 18 000 НПО. Они действуют в соответствии с нашим законодательством и являются очень важной частью нашего общества. То есть гражданское общество поддерживается государством».

С тех пор как Россия начала полномасштабное вторжение в Украину в феврале 2022 года, Казахстан, сохраняющий нейтралитет в конфликте, использует дипломатические заявления, чтобы установить некоторую дистанцию между собой и своим северным соседом.

Но реальность такова, что Казахстан не всегда был самым комфортным местом для НПО. Об этом как никто другой знает Дина Смаилова (Тансари), глава группы по защите прав женщин NeMolchi.kz.

Известная своей защитой жертв домашнего насилия и изнасилований, в том числе инцидентов, к которым, предположительно, была причастна полиция, Смаилова в настоящее время живет за границей, и если она вернется на родину, то ей будет грозить судебное разбирательство – недавно против нее выдвинули обвинения в вымогательстве.

Дина Смаилова.
Дина Смаилова.

В связи с делом против нее сотни казахстанцев, пожертвовавших средства в фонд «Не молчи», были вызваны на допрос в полицию. По словам Смаиловой, так власть пытается подкрепить свои обвинения.

Казахстан также внимательно следит за общественными организациями, получающими иностранное финансирование, публикуя регулярно обновляемые списки одних групп и неоднократно отказывая в регистрации другим.

Однако сейчас Казахстан может по умолчанию стать самым лояльным к НПО государством Центральной Азии, поскольку Кыргызстан, долгое время носивший этот титул, следует примеру России в самом буквальном смысле.

22 февраля парламент Кыргызстана принял во втором из трех чтений противоречивый законопроект, который позволит властям применять строгие меры к организациям, считающимся «иностранными представителями», подражая закону об иностранных агентах, принятому Россией в 2012 году.

Но «подражание» – это, пожалуй, слишком мягко сказано.

Анализ, проведенный некоммерческой организацией «Правовая клиника "Адилет"», показал, что формулировки законопроекта более чем на 90 процентов скопированы с российского оригинала, который Москва с тех пор расширила, сделав закон еще более карательным.

Вдогонку за соседями

На этом связь России с законопроектом Кыргызстана не заканчивается. В 2022 году журналисты издания «Политклиника» выяснили, что инициатору закона Надире Нарматовой принадлежат документы на здание, в котором находится российское консульство во втором по величине городе Кыргызстана – Оше.

Надира Нарматова.
Надира Нарматова.

Не делает ли это обстоятельство саму Нарматову «иностранным агентом», несколько иронично спрашивала «Политклиника» в своем расследовании.

Когда в прошлом месяце один из немногих депутатов, выступавших против закона, снова задал ей этот вопрос в парламенте, Нарматова признала, что продолжает сдавать здание в аренду России, но возмутилась предположением о том, что этот факт может сделать ее пристрастной в отношении вопроса НПО.

«Этот законопроект не имеет отношения к моей личной жизни. Мы опоздали [с его принятием]. Если бы закон мы приняли 10 лет назад, то не было бы таких вопросов, как у вас, и не было бы продажных людей в государстве», – прокомментировала слова чиновника Нарматова.

Но Нарматова, вероятно, является второстепенным персонажем во всей этой истории, поскольку без одобрения президента Кыргызстана Садыра Жапарова законопроект не продвигался бы так резво, как сейчас.

А Жапаров с момента своего прихода к власти в 2020 году показал, что ему не нужна команда из Москвы, чтобы сажать в тюрьму активистов, журналистов и политических оппонентов, которые пытаются помешать его планам.

В этом смысле, считает Умаров из Карнеги, Россия лишь «поддерживает руководство Кыргызстана, вставшее на путь автократии».

В настоящее время в Кыргызстане – стране с населением семь миллионов человек – зарегистрировано более 29 000 НПО, что почти в два раза больше, чем в Казахстане, где проживает 20 миллионов человек.

Туркменистан по-прежнему остается самой неразвитой с точки зрения гражданского общества страной Центральной Азии, и власти Таджикистана, самой бедной страны региона, возможно, движутся в том же направлении.

Анализ, проведенный таджикским независимым новостным сайтом «Азия-Плюс» в августе 2023 года, показал, что за период, охватывающий весь 2022 год и первую половину 2023 года, число ликвидированных НПО превысило число зарегистрированных – 711 к 217.

Власти Таджикистана закрыли НПО «Независимый центр по защите прав человека».
Власти Таджикистана закрыли НПО «Независимый центр по защите прав человека».

Одной из НПО, закрытой судом в связи с предполагаемыми нарушениями устава в 2023 году, стал «Независимый центр по защите прав человека» – известная некоммерческая организация, предоставлявшая бесплатные юридические услуги активистам и журналистам, находящимся под арестом.

В Узбекистане, самой густонаселенной стране региона с населением около 35 миллионов человек, насчитывается около 9000 НПО, согласно данным правительственного аналитического центра «Юксалиш», который направил всем им свои наилучшие пожелания по случаю Всемирного дня НПО.

Но, как отметила независимая ташкентская активистка Ирина Матвиенко в статье для журнала Open Democracy, опубликованной в 2021 году, «большинство из них на самом деле являются неправительственными организациями, организованными самим правительством, – ГОНГО», а объем финансирования, которое НПО могут легально получать из-за рубежа, остается ничтожно малым.

Узбекский правозащитник Агзам Тургунов, освободившийся из девятилетнего заключения в 2017 году, узнал, что его заявление о регистрации потенциальной правозащитной организации под названием «Дом прав человека» было отклонено в 15-й раз после того, как ташкентский суд согласился с возражениями Министерства юстиции против ее регистрации.

«Упреждающие меры» со стороны России? Вряд ли они необходимы.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG