Ссылки для упрощенного доступа

16 Апрель 2024, Ташкентское время: 12:28

Насколько санкции сдерживают Россию и почему Запад не идет на более жесткие меры? Интервью с экспертом по безопасности Томом Китингом


Слева направо: премьер-министр Канады Джастин Трюдо, премьер-министр Италии Джорджия Мелони, президент Украины Владимир Зеленский, президент Комиссии ЕС Урсула фон дер Ляйен и премьер-министр Бельгии Александр Де Кроо у Стены памяти в Киеве. 24 февраля 2024 года.
Слева направо: премьер-министр Канады Джастин Трюдо, премьер-министр Италии Джорджия Мелони, президент Украины Владимир Зеленский, президент Комиссии ЕС Урсула фон дер Ляйен и премьер-министр Бельгии Александр Де Кроо у Стены памяти в Киеве. 24 февраля 2024 года.

Война в Украине продолжается третий год. За это время Москва научилась обходить многие из санкций, объявленных Западом, и продолжает получать ключевую продукцию для своих вооруженных сил из третьих стран. Чтобы лучше понять недостатки западных санкций и то, как Россия смогла ими воспользоваться, Радио Свобода побеседовал с Томом Китингом, директором Центра изучения финансовых преступлений и вопросов безопасности при Королевском объединенном институте оборонных исследований (RUSI) в Лондоне. Бывший инвестиционный банкир Китинг также является советником по вопросам незаконного финансирования в Комитете по иностранным делам британского парламента.

Том Китинг.
Том Китинг.

С момента полномасштабного вторжения Москвы в Украину больше двух лет назад Соединенные Штаты, Великобритания, Европейский союз, Австралия, Канада и Япония ввели тысячи санкций против России. Основной целью санкций стала российская финансовая система, особенно сети, финансирующие военные действия Москвы. На фоне кровопролитного конфликта, унесшего десятки тысяч жизней, компании, организации и частные лица, связанные с российским сектором обороны и безопасности, попадают в постоянно растущие списки, составляемые Брюсселем, Вашингтоном и их партнерами с целью ограничить возможности Москвы на поле боя. Но Москва продолжает наращивать свой военный потенциал.

Радио Свобода: Идет уже третий год войны. Вскоре после начала вторжения было много разговоров о том, что Россия станет страной под самым большим количеством санкций в истории. Глядя на ситуацию сейчас, насколько это соответствует действительности?

Том Китинг: Все эти утверждения верны. Никогда еще не было такого количества санкций против одной страны или такого количества отдельных лиц, компаний и отраслей, против которых введены санкции. И никогда еще страна, настолько интегрированная в Запад экономически, не подвергалась таким жестким санкциям.

Думаю, также важно помнить, что целью этих ответных мер главным образом было ограничение финансирования и снабжения российских войск. И если посмотреть с точки зрения того, была ли достигнута эта цель, то ответ будет не очень-то положительным.

Президент Украины Владимир Зеленский во время вечернего видеообращения у одного из сбитых дронов-камикадзе Shahed-136 иранского производства, которыми Россия атакует Украину. Киев, 27 октября 2022 года.
Президент Украины Владимир Зеленский во время вечернего видеообращения у одного из сбитых дронов-камикадзе Shahed-136 иранского производства, которыми Россия атакует Украину. Киев, 27 октября 2022 года.

Неправильно говорить, что они не оказывают никакого влияния, они явно оказывают влияние, потому что россияне вынуждены искать механизмы обхода. Поэтому некоторые утверждают, что санкции работают. Другие сказали бы, что когда разбирают беспилотники, каждую ночь летящие в сторону Киева, в них обнаруживаются произведенные на Западе детали, которые появились относительно недавно и, несомненно, были поставлены уже после начала войны. Оба аргумента верны, но ключевой вопрос в том, достаточно ли мы делаем, и я думаю, что, если говорить прямо, ответ таков: «Нет, не достаточно».

И это справедливо независимо от того, говорим ли мы о поставках боеприпасов и современного оружия или же мы рассматриваем применение и реализацию санкций.

У Соединенных Штатов теперь есть возможность называть поименно иностранные финансовые учреждения, которые, по их мнению, способствуют обходу санкций, но эта возможность еще не использовалась, потому что ее применение будет очень жестким и, по сути, выведет конкретный названный банк из бизнеса. Так что пока Запад в целом не захочет обнародовать имена крупных нарушителей, я думаю, люди в этих учреждениях будут продолжать думать, что санкции – это то, о чем должен беспокоиться кто-то другой, а не они сами как организация.

Радио Свобода: Ранее на этой неделе [вдова Алексея Навального] Юлия Навальная выступала в парламенте ЕС и среди прочего говорила, что необходимо сделать больше для блокирования каналов и сетей банков и юристов на Западе, которые позволяют России перемещать деньги и обходить санкции. Вы работаете в Лондоне, который на протяжении десятилетий был известен как один из главных финансовых центров этой деятельности, и, несмотря на множество событий, случившихся за эти годы, включая вторжение 2022 года, похоже, полного сдвига не произошло. Итак, если война не является тревожным звоночком, то что же тогда?

Том Китинг: То, о чем она говорит, – это законный и обоснованный вызов. Думаю, следует помнить, что объект санкций – будь то частное лицо, компания или страна – не сидит и не говорит: «Хорошо, я сдаюсь. Я буду делать то, что вы от меня хотите, из-за санкций, которые вы ввели против меня».

Существует целая индустрия людей, как внутри страны, так и за ее пределами, чья работа заключается в разработке новых сетей закупок. В частности, Федеральная служба безопасности России (ФСБ) принимает активное участие в развитии этих закупочных сетей. Они относятся ко всему этому очень серьезно. Для них это имеет экзистенциальное значение, а значит, и нам нужно относиться к этому так же, если мы не хотим, чтобы нас переиграли и перехитрили.

Запад хотел быть жестким в своем ответе, но не хотел разрушать собственную экономику в процессе. И теперь мы имеем серьезную дилемму, связанную с энергетической зависимостью Европы от России. Прошло уже более двух лет, и нам следовало бы организоваться, чтобы быть в состоянии ввести полное эмбарго против России, если бы мы решили это сделать, но сейчас до сих пор слишком много пробелов.

[Основатель «Аль-Каиды»] Усама бен Ладен однажды сказал, что его финансисты знают трещины в западной финансовой системе так же хорошо, как трещины на тыльной стороне своих рук, что показывает, что если вы оставите какие-либо трещины (лазейки), то ими воспользуются. Поэтому я поддерживаю слова Юлии и думаю, что, опять же, если мы хотим, чтобы Украина победила, мы должны быть готовы приложить гораздо больше усилий, чем сейчас, [и] мы должны быть готовы нанести потенциальный ущерб нашей собственной экономике.

В конечном счете, если это стоит нам чего-то сегодня, то в следующие пять, 10 или 15 лет это будет стоить нам гораздо больше, если мы сейчас не будем действовать решительно. Поэтому, честно говоря, я считаю, что это ложная экономия – действовать сегодня не так жестко, чем могло бы быть. Даже для политиков, которым пришлось бы объяснять трудные вещи своему населению.

Радио Свобода: Вы сказали ранее, что все еще есть актуальные инструменты, которые потенциально могут быть очень эффективными, но они просто не используются. В связи с этим у меня возникает два вопроса: почему они не используются и чего они помогли бы достичь, если бы использовались?

Том Китинг: Инструменты, которые не используются, – это те инструменты, которые могут создать, мягко говоря, дипломатические трудности. У ЕС, например, есть свой набор инструментов для борьбы с обходом санкций, и он мог бы начать поименное перечисление стран и компаний, которые действуют в обход санкций, но он действует очень, очень осторожно и ходит вокруг да около, избегая [необходимости использовать его].

Как я уже говорил, Соединенные Штаты могли бы также использовать некоторые из своих мощных инструментов и в отношении иностранных финансовых учреждений, но реальность такова, что мы недостаточно смелы, чтобы использовать эти инструменты, потому что это будет иметь обратную реакцию [внутри страны]. Но понимание того, стоит ли того такая ответная реакция, я полагаю, выглядит по-разному в зависимости от того, где вы находитесь.

Если сидишь в укрытии во время ночных воздушных бомбардировок в Киеве, Одессе или еще где-нибудь, я думаю, тут любая ответная реакция, с которой может столкнуться Европа, будет стоить того. Но если в этом году вам предстоят выборы в Лондоне, Брюсселе или где-либо еще из того огромного списка стран, где в этом году проходят выборы, возможно, вы решите, что оно того не стоит, и оставите это на потом, после выборов, или на того, кто придет к власти после вас.

Так что я думаю, что во всем этом есть большая доза реальной политики, и это разочаровывает тех из нас, кто хочет немедленного прекращения этой войны и полного вывода российских войск из Украины.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG