Ссылки для упрощенного доступа

16 Апрель 2024, Ташкентское время: 19:53

«Не выдавайте меня». Бежавший из Узбекистана каракалпакский активист просит у Казахстана защиты


Каракалпакский активист Сагындык Нурымбетов.
Каракалпакский активист Сагындык Нурымбетов.

Каракалпакский активист Сагындык Нурымбетов говорит, что был вынужден бежать из родной страны. До апреля прошлого года он жил в Кегейлинском районе Каракалпакстана, автономии в Узбекистане. Сейчас вместе с семьей находится в Актобе. Нурымбетов говорит, что на родине ему грозит опасность – из-за его политических взглядов. Он подал заявление на получение статуса беженца и просит казахстанские власти не выдавать его Узбекистану.

«Сделал вид, что согласен на их условия, и бежал из страны»

– Как и у любого активиста в Каракалпакстане, за последние три-четыре года моя жизнь там превратилась в ад. Следили за каждым шагом. Когда я пытался встретиться с политическими активистами и поговорить по телефону, ко мне домой приходили сотрудники милиции. Позже меня поместили под домашний арест без суда и следствия. С 2021 года я находился под неофициальным домашним арестом около двух лет. Милиция приходила ко мне домой, следила за мной весь день. Один передавал, другой принимал. Я знал, что мне не удастся так легко сорваться с крючка, и в конце концов сделал вид, что согласен на их условия, – начинает свой рассказ Сагындык Нурымбетов.

Он утверждает, что условие было – содействовать в поимке Бектемира Каракаскыра.

Это известное имя среди каракалпакских активистов. Но ни Нурымбетов, ни его соратники не знают, кто он на самом деле. Лично никто никогда его не видел. Достоверно о нем известно только, что он противник политики лишения Каракалпакстана статуса автономии и активный критик режима в Узбекистане. Те, кто разговаривал с Бектемиром Каракаскыром по телефону, говорят, что он свободно говорит по-русски и меняет голос с помощью технологий.

Сагындык Нурымбетов рассказывает, что связывался с Каракаскыром, но отнюдь не собирался участвовать в его поимке.

– Я попросил Каракаскыра о встрече. Он ответил: «Встретимся в Казахстане». Показав это сообщение, я бежал из Узбекистана в апреле 2023 года, – говорит Сагындык.

С тех пор Нурымбетов проживает в Казахстане, где у него есть вид на жительство, оформленный в июле 2016 года. Тогда ситуация в Каракалпакстане еще не обострилась и Нурымбетов мог спокойно путешествовать между странами. Срок действия ВНЖ истекает в декабре 2025 года.

«Боюсь за жизнь детей»

Нурымбетов вместе с семьей живет в небольшом домике в дачном поселке на окраине Актобе. Двое детей и супруга Назыгуль Тлеумуратова последовали за ним в июле прошлого года.

Сейчас в семье никто не работает. В их доме площадью 30 квадратных метров почти нет мебели. На маленьком диванчике в дальней комнате отдыхает средняя дочь Сагындыка Камила. Во второй комнате нет ни дивана, ни кровати. В углу сложены одеяла. Кухня расположена при входе. Там Назыгуль готовит каракалпакский плов. По словам Сагындыка, говядину для него заняли у знакомого.

– У моего сына Буркитбая есть старая машина. На ней он занимается частным извозом. Вы знаете, что значит старая машина. Она больше стоит, чем ездит. Сын раньше работал на стройке в Алматы. Ему исполнилось 26 лет. Дочери Камиле 21. Она тоже перебивается случайными заработками с момента приезда. Мы с женой зависим от детей, – говорит Сагындык.

Всего у пары четверо детей. Старшая дочь с семьей живет в городе Нукусе в Каракалпакстане. Документы младшей дочери Фатимы, которая учится в 11-м классе, не были готовы, и она тоже осталась в Каракалпакстане.

– Я беспокоюсь за дочерей и родственников, которые остались в Каракалпакстане. И даже находясь в Актобе, боюсь за свою жизнь и жизнь детей. Потому что Казахстан и Узбекистан имеют общую границу. Люди в форме могут нас похитить в любой момент. Они не щадят, – говорит Нурымбетов.

Сагындык Нурымбетов утверждает, что в Узбекистане его пытали сотрудники сил безопасности. Он показывает фотографию со следами пыток. Актобе, 18 ноября 2023 года.
Сагындык Нурымбетов утверждает, что в Узбекистане его пытали сотрудники сил безопасности. Он показывает фотографию со следами пыток. Актобе, 18 ноября 2023 года.

«Похитили средь бела дня»

Сагындык рассказывает, что 13 июля 2021 года он участвовал в митинге в городе Ходжейли, участники которого выступили против политики узбекизации Каракалпакстана. Поводом для протеста послужило решение премьер-министра Узбекистана изменить вывески и написать их на латинице.

После того митинга власти начали массово наказывать активистов, говорит Сагындык.

– 16 июля я сам отправился в отделение полиции Ходжейли. Подумал, что негоже прятаться дома. Там меня избивали два часа. К моему лицу и телу прикладывали электрошокер. Двое мужчин прижали меня спиной к стене и били по бедрам. Били по пяткам резиновым молотком. Стоило посмотреть им в лицо – били по глазам, если заговаривал – били по рту. Я провел в отделении около шести часов. Два из них меня избивали. С тех пор я не могу наступать на ноги, – говорит он.

По дому Сагындык действительно передвигается с трудом. По его словам, на улицу он практически не выходит. Он обратился к врачу в Актобе после того, как у него начали неметь конечности. Врач сообщил, что Сагындыку, 15 лет страдающему сахарным диабетом I типа, грозит ампутация обеих ног.

Каракалпакский активист в Актобе жалуется на давление Ташкента

Каракалпакский активист в Актобе жалуется на давление Ташкента
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:39 0:00

Нурымбетов открыто заявил, что подвергся избиению в милиции Ходжейлинского района Каракалпакстана, и ездил в Ташкент в августе 2021 года. Там он встретился с правозащитницей Еленой Урлаевой и подал жалобу на милиционеров.

– Узнав о ситуации, Елена Урлаева отвезла меня на лечение в одну из клиник Ташкента. Она поставила меня в очередь и вышла в банк за деньгами. В это время ко мне подошли два парня. Я даже не успел поздороваться. Меня взяли под руки и посадили в машину с затемненными стеклами. То есть меня похитили средь бела дня. Они оказывали на меня психологическое давление и сказали, что мне следует вернуться в свое село, пока цел. Всю дорогу они запугивали меня и снимали видео, порочащее Елену Урлаеву. На следующий день они отвезли меня в село Жузимбек Кегейлинского района Каракалпакстана, – говорит Сагындык.

Сказанное подтверждает сама Урлаева, член общественного движения «Альянс по защите прав человека Узбекистана». По словам правозащитницы, инцидент произошел 26 августа 2021 года.

– Похищение человека является тяжким преступлением. Я сразу предала огласке ситуацию, когда Сагындыка увезли силой. Написала в прокуратуру и Министерство внутренних дел. Но на все мои вопросы об активистах там всегда отвечают: «Эта информация не подтверждена». На мой взгляд, в Каракалпакстане законы вообще не работают. В Узбекистане, если подается жалоба, принимаются какие-то меры. В Каракалпакстане такого нет, – говорит Елена Урлаева.

Сагындык Нурымбетов вместе со своей женой Назыгуль. Актобе, 18 ноября 2023 года.
Сагындык Нурымбетов вместе со своей женой Назыгуль. Актобе, 18 ноября 2023 года.

«Прошу помощи у Казахстана»

Нурымбетов говорит, что, «какое бы давление ни оказывали», он не прекратит выступать против «политики Узбекистана по лишению Каракалпакстана суверенитета и его узбекизации». В 2022 году он также участвовал в акции протеста в Нукусе против лишения Каракалпакстана автономного статуса. Эти митинги обернулись кровопролитием – против протестовавших применили оружие.

– Несмотря на различные препятствия, мне удалось выехать из села и присоединиться к демонстрантам в Нукусе. В людей стреляли, как в собак. Я видел это своими глазами. Сначала подумал, что стреляют холостыми патронами. Но нет, это были обычные патроны. Пули свистели. Взрывчатое вещество упало на землю в трех метрах от меня, и я оглох. Я сидел в шоке, и кто-то увел меня оттуда в один из ближайших домов, – вспоминает он те события.

Опасаясь за жизнь и свободу, Сагындык попросил политическое убежище для себя и семьи и обратился за помощью к актюбинским правозащитникам. Ему сообщили, что он может подать заявление только по истечении срока вида на жительство. По словам активиста, ВНЖ есть только у него, у его близких есть только временная регистрация.

– Прошу помощи у Казахстана. Если можете, не выдавайте меня Узбекистану. Потому что я и моя семья в опасности, – говорит он.

«Азаттык» (Казахская редакция Радио Свобода) обратился к Музаффару Усманову, советнику посла Узбекистана в Казахстане, с просьбой прокомментировать информацию, что Нурымбетов подвергался давлению в Узбекистане, и подтвердить, привлекался ли он к уголовной и административной ответственности в Узбекистане. Дипломат ответил, что Нырымбетова, «кажется, никто не знает», и сообщил, что в посольстве ждут ответа из Ташкента. До публикации статьи из посольства Узбекистана с редакцией больше не связывались.

Ранее на схожие запросы «Азаттыка» о давлении на каракалпакских активистов Музаффар Усманов заявлял, что информация не соответствует действительности.

«Если хотите убедиться, давайте отвезем в Каракалпакстан, вы увидите, что происходит», – в частности, заявлял дипломат.

Положение каракалпакских активистов в Казахстане

В советское время Каракалпакстан был автономной республикой в составе СССР. В 1930-е годы он вошел в состав Узбекской ССР, но сохранил статус автономии. Когда Узбекистан стал независимым, Каракалпакстан провел референдум и получил право стать независимым государством.

В конце июня 2022 года в проекте закона предлагалось исключить из Конституции Узбекистана пункты, в которых говорится, что Каракалпакстан имеет право на выход из состава страны через проведение референдума. Это вызвало взрыв возмущения в автономной республике, народ Каракалпакстана выступил против проекта Конституции. По официальным данным, в ходе подавления этих протестов погиб 21 человек.

Власти Узбекистана исключили поправки к Конституции об изменении статуса автономной республики и обвинили в акциях протеста «внешние силы».

После кровопролития, летом 2022 года, каракалпакские активисты в Казахстане начали жаловаться на притеснения. Несколько человек были задержаны по запросу властей Узбекистана, в том числе Тлеубике Юлдашева, Жангельды Жаксымбетов, Кошкарбай Торемуратов, Райса Кудайбергенова и Зиуар Мирманбетова.

Официальная Астана не удовлетворяет их просьбы о предоставлении статуса беженца. Задержанные каракалпакские активисты провели год в СИЗО, затем были отпущены на свободу. Правозащитники отмечают, что запрос узбекских властей о выдаче этих людей все еще остается в силе и угроза их экстрадиции сохраняется.

Ранее международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала Астану не возвращать каракалпакских активистов в Узбекистан, заявив, что их жизням угрожает опасность.

Сагындык надеется, что Казахстан предоставит ему статус политического беженца. Он также просит помощи у международных организаций, таких как ООН и ОБСЕ, а также у европейских стран.

XS
SM
MD
LG