Ссылки для упрощенного доступа

21 Июль 2024, Ташкентское время: 21:12

Ильхам Алиев вернул в Азербайджан Нагорный Карабах. Что будет дальше?


Президент Азербайджана Ильхам Алиев поднимает Государственный флаг Азербайджана в бывшем нагорно-карабахском городе Ходжалы и селе Аскеран, Азербайджан, 15 октября 2023 года.
Президент Азербайджана Ильхам Алиев поднимает Государственный флаг Азербайджана в бывшем нагорно-карабахском городе Ходжалы и селе Аскеран, Азербайджан, 15 октября 2023 года.

Стремление отвоевать Нагорный Карабах у армянских войск было путеводной звездой всего президентства Алиева — этот вопрос стоял первым среди государственных приоритетов. Однако многие наблюдатели и сегодня не уверены, что проблема действительно решена.

15 октября. Президент Азербайджана Ильхам Алиев стоит на главной площади завоеванной столицы Нагорного Карабаха. Он поднимает на флагшток азербайджанский флаг – символ долгожданной победы страны над армянской оккупацией.

В кадре Алиев был совершенно один.

«Все обещания, которые я давал в течение последних 20 лет, и все задачи, которые я ставил перед собой, выполнены», – говорит он, глядя в камеру.

Возникает вопрос: если все задачи выполнены, то что теперь?

«Борьба за восстановление независимости, территориальной целостности и суверенитета была главным мотивом на протяжении последних 20 с лишним лет, с тех пор как наши земли оказались оккупированными, – отметил в интервью Азаттыку Эльчин Амирбеков, представитель президента Алиева по особым поручениям. – Теперь этот вопрос решен. Мы восстановили нашу гордость. Мы также восстановили историческую справедливость».

Однако многие наблюдатели не уверены, что проблема действительно решена. На протяжении десятилетий сплочение нации против «армянского врага» и несправедливости оккупации было надежным методом мобилизации населения, даже несмотря на рост экономического и социального недовольства. Отказаться от этой идеи, по мнению многих, будет непросто.

В своих выступлениях Алиев по-прежнему уделяет немало времени прошлому. На церемонии поднятия флага в октябре он говорил об «армянской дикости» и злорадствовал по поводу судеб бывших де-факто лидеров [Карабаха], которые сейчас сидят за решеткой в Баку.

«Единственная объединяющая и мобилизующая общество идеология в стране заключается в том, что армяне – враги. Вы мобилизовали людей, и нет никаких признаков их демобилизации по этому поводу. Поэтому существует соблазн просто продолжать нагнетать обстановку, – говорит Том де Ваал, аналитик Европейского центра Карнеги. – Это серьезная проблема».

Остается много рычагов, на которые можно надавить. Армения и Азербайджан все еще ведут переговоры по мирному соглашению, которое бы демаркировало их общую границу и установило транспортные маршруты, соединяющие две страны. Азербайджан также поднимает вопрос этнических азербайджанцев, ранее проживавших на территории нынешней Армении, утверждая, что им необходимо разрешить вернуться.

Все эти проблемы сосредоточены в армянской провинции Сюник, которую азербайджанцы называют Зангезур, и местные армяне обеспокоены тем, что Баку имеет дальнейшие планы на их территорию.

«Они говорят "мир", но по телевизору, в парламенте целыми днями говорят о Зангезуре, – говорит Алтай Геюшев, руководитель аналитического центра Бакинского научно-исследовательского института. – Градус ненависти к армянам можно было бы хоть немного снизить, но я этого не вижу, ненависть продолжается».

Баку и Ереван десятилетиями находились в состоянии конфликта из-за Нагорного Карабаха. Поддерживаемые Арменией сепаратисты захватили этот регион, населенный преимущественно этническими армянами, у Азербайджана в начале 1990-х годов, в ходе войны, унесшей жизни около 30 000 человек. Дипломатические усилия по урегулированию конфликта не привели к успеху, и в 2020 году между двумя сторонами началась новая война, продолжавшаяся шесть недель, до прекращения огня при посредничестве России, в результате чего Армения потеряла контроль над частью региона и семью прилегающими районами.

В 2022 году обе страны начали переговоры о прекращении конфликта. Однако для Баку процесс шел недостаточно быстро, и в сентябре Азербайджан начал военное наступление, которое привело к капитуляции де-факто руководства Карабаха, состоявшего из этнических армян, а также к исходу почти всего населения с этой территории.

Переговоры по мирному соглашению продолжаются, хотя темп их замедлился.

Одетый в военную форму президент Азербайджана Ильхам Алиев выступает на параде, посвященном третьей годовщине победы Баку в Нагорном Карабахе. 8 ноября 2023 года.
Одетый в военную форму президент Азербайджана Ильхам Алиев выступает на параде, посвященном третьей годовщине победы Баку в Нагорном Карабахе. 8 ноября 2023 года.

Дипломатический процесс «не закончен, потому что Алиев не хочет его заканчивать, он хочет сохранить эти настроения, – отмечает Геюшев. – Пока Алиев у власти, война будет идти всегда, потому что он понимает, что эта военная риторика – единственное, что обеспечивает ему поддержку населения».

Алиев и другие высокопоставленные чиновники часто предостерегают армян от «реваншизма», который после 2020 года стал в Баку «модным словом». По мнению Амирбекова, реваншистские настроения наиболее сильны среди политической оппозиции Армении, но и премьер-министр Армении Никол Пашинян также не гнушается ими.

Франция, ближайший союзник Армении в Европе, готовит резолюцию для Совета Безопасности ООН. Министр иностранных дел Франции Катрин Колонна заявила, что «депортация» армян Карабаха является «серьёзным преступлением, которое не может остаться без ответа». Амирбеков, представитель Алиева, заявил, что Пашинян «злоупотребляет» местом Франции как постоянного члена Совета Безопасности. «Они идут не в том направлении», – высказался он.

«Первым шагом, который дал бы нам сигнал [о том, что Армения отказалась от реваншизма], было бы четкое выражение Пашиняном (не только в декларациях, но и в реальных действиях) того, что он не считает исход последнего военного противостояния чем-то, что он должен оспорить», – заявил Амирбеков.

Новый идеологический вакуум

В вакууме, возникшем после победы в Карабахе, для правительства будет заманчиво продолжать опираться на национализм, считает Шуджаат Ахмадзада, внештатный научный сотрудник Бакинского центра Топчубашева, специализирующегося на вопросах международных отношений и безопасности.

«Нет четкого ответа на вопрос, как восстановить национальную идентичность, которая была сосредоточена вокруг (некогда утопической) мечты о "дне, когда Карабах станет свободным", – написал Ахмадзада в текстовом интервью по WhatsApp. – Теперь Карабах "свободен", и идентичность представляет собой некую смесь шока/отрицания реальности и радости».

По словам Ахмадзады, азербайджанский национализм может повернуться в сторону возвращения этнических азербайджанцев в Сюник на юге Армении и другие ее районы или к борьбе за права крупного по количеству этнического азербайджанского меньшинства Ирана. Но ни то ни другое не может мобилизовать такой же уровень общественной поддержки, как Карабах, вопрос которого остро ощущался большинством азербайджанцев, считает эксперт.

Вместо этого, по мнению Ахмадзады, более вероятно, что Баку сделает ставку на подход, сочетающий в себе «постоянное празднование победы над Карабахом, усиление государственности (как в некоторых республиках Центральной Азии) и превращение армяно-азербайджанского конфликта в длительное (но вялотекущее) соперничество, подобное соперничеству Индии и Пакистана, которое почти никогда не заканчивается», – написал Ахмадзада.

Однако остается неясным, сможет ли такое сочетание стать надежным мобилизующим фактором в условиях сохраняющегося экономического и социального недовольства в стране. По словам бакинского аналитика Геюшева, это недовольство росло, но война 2020 года подавила его, сплотив общественность и вернув популярность Алиеву.

Однако валюта победы быстро обесценивается, и эйфория 2020 года «длилась недолго», рассказывает Геюшев. Даже в этом году внимание общественности вновь было приковано к социальным проблемам, таким как протесты в селе Сеюдлу по поводу загрязнения окружающей среды, которые были жестко подавлены силовиками.

Многие азербайджанцы также стали настороженно относиться к продолжающемуся давлению Азербайджана на Армению, которое перекинулось через границу с бывших оккупированных территорий в саму Армению. Наступление на цели внутри Армении в сентябре 2022 года вызвало в обществе жалобы на то, что Азербайджан «превращается из страны, которая пыталась восстановить свою территориальную целостность, в страну, которая фактически является захватчиком, оккупантом», – говорит Геюшев.

По его словам, реакция общества на сентябрьское наступление и капитуляцию карабахских лидеров была гораздо более сдержанной, чем три года назад: 2020 год «изменил правила игры, и это было ожидаемо».

Политология показывает, как авторитарные лидеры сохраняют власть, балансируя между тремя «столпами»: репрессиями, кооптацией и легитимностью, объясняет Лоуренс Броерс, младший научный сотрудник программы «Россия и Евразия» лондонского Королевского института международных отношений Чатем-Хаус.

Ильхам Алиев открывает Центр Гейдара Алиева, посвященный его покойному отцу. Сумгаит, 27 сентября 2016 года.
Ильхам Алиев открывает Центр Гейдара Алиева, посвященный его покойному отцу. Сумгаит, 27 сентября 2016 года.

Богатые ресурсы Азербайджана выдвигают на первый план кооптацию как главную опору, но они ограничены, а династическая преемственность, когда Ильхам Алиев сменил своего покойного отца, президента Гейдара Алиева, в 2003 году, всегда оставляла сомнения в легитимности, утверждает он.

Но война 2020 года «восстановила равновесие в системе, обеспечив массовую поддержку населения по главному консенсусному вопросу страны, – говорит Броерс. – Таким образом, мы наблюдаем ребрендинг формулы легитимности элиты или скорее Алиева, поскольку речь идет в основном о нем».

«Но теперь вопрос в том, сможет ли он от этого отказаться, или же гражданам Азербайджана придется еще долгие годы праздновать победу над миром, – продолжает Броерс. – Если Азербайджан пойдет по этому пути, то очень трудно представить себе некую платформу для соглашения с Арменией, поскольку это потребует нового равновесия и равенства с Арменией, несовместимого с иерархией победителей и проигравших в нарративе победы».

Четвертая республика

Одну из немногих официальных формулировок новой национальной идеи выдвинул проправительственный депутат парламента Захид Орудж.

С поднятием флага в Ханкенди (который армяне называют Степанакертом) Азербайджан вступает в период «Четвертой республики», – написал Орудж в статье на сайте Moderator.az. (Первыми тремя республиками были досоветская Азербайджанская Демократическая Республика, Азербайджанская Советская Социалистическая Республика и независимый Азербайджан после 1991 года.)

«Эпоха трагедий и потерь подошла к концу», – написал он. В своем видении новой эры для Азербайджана Орудж в значительной степени ориентируется на внешнюю политику и геополитику.

«Будет реализован Большой евразийский проект – новый союз Турции, России, Ирана, Азербайджана, Армении и Грузии, мир будет реорганизован после войн России и Украины и на Ближнем Востоке, происходит переход от фактически западоцентричного мира к новой архитектуре, – писал он. – Впервые в истории Азербайджан сам распоряжается своей судьбой, а не оказывается разделенным за столом переговоров».

Другой точкой опоры может стать возвращение азербайджанского населения в Нагорный Карабах.

Этническая азербайджанка, перемещенная в результате конфликта в Нагорном Карабахе, утешает своих детей. Аджикенд, Азербайджан, апрель 1993 года.
Этническая азербайджанка, перемещенная в результате конфликта в Нагорном Карабахе, утешает своих детей. Аджикенд, Азербайджан, апрель 1993 года.

В ходе первой войны между двумя сторонами более 600 тысяч этнических азербайджанцев были вынуждены покинуть захваченные армянами территории. Сейчас азербайджанское правительство тратит миллиарды на разминирование и восстановление этих территорий, чтобы подготовить их к возвращению прежних жителей. Это должно стать объединяющим фактором для азербайджанцев, считает Амирбеков.

«Я думаю, что сейчас идея Азербайджана, национальная идея, которую будет реализовывать правительство, заключается в том, чтобы попытаться укрепить мир, попытаться жить как страна, которая является независимой, но которая раньше никогда не имела возможности жить, владея всеми своими территориями, – заявил он. – Важнейшей задачей на ближайшие десятилетия будет возвращение нормальной жизни на освобожденные территории».

Подобные выражения в своей риторике употреблял и президент Алиев. В очередном выступлении после наступления 29 сентября Алиев назвал возвращение перемещенных лиц «задачей номер один для нас». По его словам, в течение трех лет будет переселено 100 тысяч человек.

Однако более своей половины речи Алиев посвятил перечислению преступлений, совершенных армянами на этой территории, и напомнил Армении о недопустимости реваншизма.

«Армянскому руководству, тем, кто стоит за ними, и тем, кто может задумать какие-то неприемлемые планы в отношении Азербайджана, мой совет – больше не испытывать наше терпение», – сказал он.

Сосредоточение внимания на возвращении перемещенных лиц таит в себе как возможности, так и риски. Одно из азербайджанских СМИ недавно сообщило, что из 1200 бывших жителей Лачинского района Карабаха (известного также как Лачин), вернувшихся с большой помпой со стороны правительства, около половины уехали из-за плохих условий. По словам Геюшева, эта история широко обсуждалась в азербайджанских социальных сетях, что свидетельствует о скептическом отношении общественности к перспективам масштабного возвращения в Карабах.

«Все понимают, что сейчас правительство столкнется с большой проблемой, потому что никакой инфраструктуры [на отвоеванных территориях] нет, ничего нет», – сказал он.

И разговоры о победе, вероятно, останутся самым надежным способом сплотить людей, считает Геюшев.

«Поэтому я думаю, что мы увидим больше критики в адрес правительства из-за социальных и экономических проблем, – подчеркнул он. – И правительство будет пытаться отвлечь общественность. Я не знаю, нападет ли он на Армению или нет. Но я знаю, что он продолжит эту военную риторику».

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG