Ссылки для упрощенного доступа

17 Июль 2024, Ташкентское время: 23:47

Как российским «релокантам» живется в Узбекистане. И что об их притоке думают местные жители


Ташкент. Иллюстративное фото.
Ташкент. Иллюстративное фото.

Вторжение российских войск в Украину и связанные с ним репрессии, экономические санкции и угроза мобилизации побудили многих россиян покинуть страну. Среди самых популярных направлений для эмиграции – постсоветские государства Южного Кавказа и Центральной Азии, которые привлекают иммигрантов географической и культурной близостью, безвизовым режимом и относительно низкими ценами. «Idel.Реалии» продолжают серию обзоров жизни россиян в этих странах материалом об Узбекистане.

По официальным данным, в 2022 году в Узбекистан въехало более 400 тысяч граждан России. Помимо тех, кто перебрался в Узбекистан на долгий срок, это число включает в себя туристов, участников деловых поездок и транзитных пассажиров. Сколько «релокантов» обосновалось в этой стране с момента начала войны в Украине, точно неизвестно.

Государственная статистика Узбекистана говорит о двух с небольшим тысячах иностранцев, которые формально заявили о переезде в страну на ПМЖ в 2022 году. На деле число новых иммигрантов, вероятно, в несколько раз выше – большинство оформляет свое пребывание как временное, а не постоянное, либо вовсе остается в статусе «вечных туристов». Число участников крупнейших «релокантских» чатов в мессенджерах позволяет предположить, что в Узбекистане сейчас проживает не менее 10 тысяч новоприбывших россиян, абсолютное большинство из них – в столице.

Чтобы узнать, что новые иммигранты думают о принявшей их стране и как к их притоку относятся местные жители, «Idel.Реалии» побеседовали с тремя россиянами и одним ташкентцем.

«Достаточно авторитарная страна»

Специалистка по маркетингу Алина (просила не называть фамилию) уехала из России со своим молодым человеком после объявления «частичной» мобилизации в сентябре 2022 года. В качестве направления для переезда пара выбрала Узбекистан – по словам Алины, один из самых дешевых на тот момент вариантов. Кроме того, в этой стране у них уже были знакомые.

– Плюсы и минусы любой страны – вопрос индивидуальный, потому что у разных эмигрантов разные вкусы и запросы. Лично я среди положительных сторон жизни в Узбекистане могу отметить дружелюбие местных жителей и широкое распространение русского языка, что удобно для переехавших из России. Негативные стороны – климат «на любителя», плохая экология. В Ташкенте радары показывают опасное для здоровья качество воздуха. Кроме того, цены здесь вполне питерские, а зарплаты ощутимо ниже, – считает маркетолог.

Алина также говорит о культурных особенностях, которые считает минусами для иммигрантов: «Агрессивное вождение, отсутствие дистанции в личном пространстве, расслабленность людей и некоторая необязательность. Есть еще «таниш-билиш», по-нашему – «кумовство и панибратство». Это чувствуется везде: люди могут пролезть к врачу на прием без очереди, сделать заказ в общепите впереди тебя, если на кассе «брат». Это массовое явление. Либо ты можешь встроиться в эту систему, либо она мешает жить».

– В Узбекистане своеобразное отношение к женщинам. Мне, например, часто не дают сдачу в руки, если рядом стоит мой парень. Часто люди принципиально общаются не со мной, а только с ним. Однажды сделали замечание за открытые плечи. Мне это неприятно, но особо не реагирую – это другая культура. Наверное, к культурной специфике можно отнести и отсутствие ясных правил и инструкций во многих сферах. В банк звонишь, тебе отвечают одно, приходишь – говорят другое. Даже в налоговой можно бегать по кабинетам целый день, и никто ничего не будет знать, – делится иммигрантка.

В то же время Алина отмечает: «Узбекистанцы очень разные. Есть те, кто путешествовал по миру или учился в иностранных университетах, а есть те, кто рано выходит замуж и живет традициями. Это два разных мира. С одними мне легче найти общий язык, с другими – сложнее. За год жизни здесь у меня, конечно, появились отдельные местные знакомые, но в основном круг общения состоит из «релокантов» из России и других иностранцев, которые здесь работают».

– У меня сложилось впечатление, что Узбекистан – достаточно авторитарная страна. Даже в большей степени, чем современная Россия. Тут отменяются концерты и фестивали, запрещены митинги и демонстрации. В прошлом году, кажется, женщину оштрафовали за то, что она танцевала в купальнике в бассейне. В законы еще сильно вмешиваются религия и обычаи. О большинстве таких историй мы просто не знаем – это мало где освещается, местные очень не любят поднимать даже околополитические темы. Просто говорят, что все хорошо, – считает россиянка.

Отвечая на вопрос о планах на будущее, Алина заключает: «Однозначно уехать. Спустя год уехать хотят почти все «релоканты» – слишком суровый климат, плохая экология, плохая медицина, нет работы, не очень хорошее отношение к домашним животным, не всем подходит менталитет. Есть и инфраструктурные проблемы: часто отключают свет и интернет, зимой пропадал газ. Для работы из дома это гвоздь в крышку гроба. В общем, в Россию мы возвращаться не планируем, но постараемся уехать куда-то еще. Правда, будем очень скучать по полному отсутствию агрессии друг к другу. В Узбекистане при всех его проблемах нет никакой дерзости, недовольных лиц в поликлинике, нет хамства».

Затянувшаяся зимовка

Студент Глеб (просил не называть фамилию) уехал из России немногим позже Алины – в октябре 2022 года. По его словам, решение «перезимовать» в Ташкенте из-за «частичной» мобилизации принимали всей семьей. В итоге «зимовка» затянулась – Глеб находится в Узбекистане до сих пор.

– Решение уехать далось мне довольно легко, хотя я раньше мало бывал за границей. Выбор пал на Узбекистан по двум причинам. Во-первых, у меня есть подруга из Узбекистана, которая многое знала и рассказывала об этой стране. Она очень помогла мне адаптироваться, разъяснила всю «матчасть» и оказала просто колоссальную поддержку, поскольку переезд оказался для меня серьезным стрессом. Вторая причина – отсутствие необходимости оформлять разрешение на проживание и низкие цены на еду и жилье.

Глеб считает, что пока не успел глубоко познакомиться с Узбекистаном: «Переезд сам по себе отнял много сил, приходилось много удаленно работать, а у меня еще и преддипломный год по месту учебы. Физическое отсутствие на этом самом месте сказалось на учебном процессе негативно. Как следствие, я не очень много гулял, практически не заводил новых знакомств, тем более что я не пью и не хожу в бары. Ташкент как город мне нравится, хотя и кажется менее насыщенным в плане достопримечательностей по сравнению с Самаркандом».

– Многие россияне ругают климат Узбекистана, но мне лично он нравится. Меня пугали 50 градусами жары летом, но по факту гораздо тяжелее было зимой – последняя зима была аномальной и оказалась настоящим испытанием для инфраструктуры. Надеюсь, что подобное не повторится. Из минусов могу назвать доступ к антидепрессантам и цены на аренду – они могли бы быть ниже, хотя они и так уступают Казахстану и Грузии. Еще мне не нравится, как здесь обращаются с уличными животными. Культурных барьеров я не ощущаю – по-моему, люди везде плюс-минус одинаковые. Правда, социализироваться у меня пока получается плохо, не хватает сил и времени из-за работы и учебы, – делится иммигрант.

Глеб планирует вернуться в Россию, чтобы защитить диплом, а затем поступать в аспирантуру за границей – не в Узбекистане, а в третьей стране. «Дальнейшие планы я пока строить не могу. Возможно, по каким-то причинам мое возвращение ускорится или затянется», – заключает молодой человек.

«Можно стать своим»

Особенно лестно об Узбекистане и Ташкенте отзывается еще один собеседник «Idel.Реалии» – Касым (просил не называть фамилию) из Татарстана. Он пока не покинул Россию окончательно, но с момента начала вторжения в Украину несколько раз выезжал за границу на длительный срок и «присматривался» к различным странам как возможным направлениям для переезда.

Узбекистан оказался фаворитом татарстанца. Среди преимуществ этой страны по сравнению с соседями по региону Касым отмечает разнообразие кухни и высокое качество продуктов, низкие цены, хорошую медицину и специфику социальной среды – в Ташкенте он «почувствовал, что может стать своим», тогда как полноценную интеграцию в Казахстане представить для себя не может.

Кроме того, он отметил, что узбекский язык дается ему особенно легко благодаря знанию татарского. Исторически ближайшими родственниками татарского в Центральной Азии являются кыпчакские языки – казахский, кыргызский и каракалпакский. Узбекский же относится к другой группе – карлукским языкам, но Касым утверждает, что пласты литературной лексики в нем особенно близки к его родному языку за счет общности древних письменных традиций.

«Важно понимать людей, их внутреннюю культуру»

Комментируя приток россиян в Узбекистан, местный житель Артур (просил не называть фамилию) говорит, что в среднем состав людей на улицах Ташкента по сравнению с 2021 годом изменился мало, но иммигранты – даже немногочисленные – сразу бросаются в глаза.

– Весной прошлого года я работал в организации, которая готовила полноценный гайд, чтобы помочь новоприбывшим сориентироваться на местности, закрыть те или иные потребности – разобраться с документами, найти жилье, купить необходимое или даже устроить ребенка в школу или детский сад. Негатива к приезжим я встречал мало, особенно в первое время. Все понимали, что ситуация ужасная и хуже стало всем безотносительно их государственной принадлежности. Может, это только в моих кругах общения, но, по-моему, практически повсеместно люди были гостеприимны, – делится узбекистанец.

По прошествии года ситуация, по словам Артура, изменилась: «Начал проявляться негатив. Отчасти это связано с бытовыми требованиями тех, кто приехал. Естественно, они ощутили разницу – поняли, что не все условия здесь развиты в той степени, как у них дома, начали жаловаться. Это вызвало раздражение у части местных жителей. Более ощутимым изменением стало резкое и искусственное подорожание стоимости аренды жилья. Я сам недавно столкнулся с завышенными требованиями арендодателей. Они вызваны тем, что «релоканты» в погоне за лучшими условиями и комфортом были готовы платить выше средней цены, существовавшей на момент их приезда. Арендодателям, конечно, понравились такие условия, так все и поднялось, а опускать никто уже не заинтересован, даже несмотря на отток иммигрантов».

– Приток иммигрантов отразился и на рынке труда. Порой неместных специалистов берут охотнее и с более высокими окладами, даже на те же позиции. Но, возможно, этот тренд уже не так актуален, как поначалу. Во многих сферах в нашей стране очень важно понимать людей, их внутреннюю культуру. С этим среди новоприбывших справились немногие, – отмечает ташкентец.

В целом Артур характеризует свой личный опыт общения с россиянами как позитивный: «С несколькими подружился неплохо, с кем-то даже хорошо. Я думаю, здесь остались те, кому захотелось остаться – а значит, и у них самих от страны впечатления позитивные. Кто-то просто мог не понимать местных фишек, но впоследствии они спрашивали и узнавали что-то новое. С обладателями имперских и колониальных взглядов сталкиваться не приходилось. Думаю, специфика кругов общения – со многими иммигрантами я знакомился через собственных здешних друзей. Наверное, на этом этапе отсеивались потенциально неблагоприятные знакомства».

– Многие иммигранты с энтузиазмом пытаются выучить отдельные узбекские слова, но дальше рядовых бытовых фраз дело обычно не заходит – на практике в этом мало необходимости как в быту, так и на работе. По крайней мере, такая ситуация в Ташкенте. В Бухаре и Самарканде, насколько я знаю, узбекский используется меньше, чем таджикский и русский, поэтому, скорее всего, ситуация похожая, – считает узбекистанец.

Отвечая на вопрос о том, останутся ли «релоканты» в стране на долгий срок и смогут ли полностью интегрироваться в ее общество, Артур объясняет: «Очень сложно сказать, но, думаю, скорее, нет, чем да. Здесь и местное население часто стремится уехать – хотя бы за высшим образованием. Что интересно, даже уезжая, узбекское сообщество зачастую остается целостным, соотечественники объединяются – в основном те, кто этнически относится к Узбекистану и более привержен традициям. Я не наблюдал аналогичных явлений среди иностранцев в Узбекистане – скорее всего, потому что их раньше меньше было».

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG