Ссылки для упрощенного доступа

20 Июнь 2024, Ташкентское время: 19:46

«Мне нужно было выйти, меня не интересовало, что будет дальше». Рассказ осужденного узбекистанца, воевавшего в ЧВК «Вагнер»


«Не вспоминаю, что там произошло... и не хочу!» Осужденный в России узбекистанец полгода воевал под Бахмутом за ЧВК «Вагнер».

В Украине на стороне России продолжают воевать мигранты из Центральной Азии: как правило, это те, кто был осужден и отбывал срок в российских колониях, но есть также и завербовавшиеся добровольно. Осужденных привлекает возможность выйти на свободу через полгода, а тех, кто завербовался добровольно, – возможность легкого получения российского гражданства и, конечно же, деньги. Этих людей не останавливает то, что на их родине, в Узбекистане, Таджикистане и Кыргызстане, их действия расцениваются по закону как наемничество и могут стать причиной возбуждения уголовного дела.

Дилшод – гражданин Узбекистана, который участвовал в войне в Украине: он воевал на стороне России в рядах ЧВК «Вагнер». Узбекистанец рассказывает, что был осужден в России, отбывал срок в колонии и пошел на фронт из тюрьмы ради досрочного выхода на свободу. Ему повезло: он не погиб, а через полгода вернулся с фронта к мирной жизни. Свою историю он рассказал журналистам проекта «Мигрант.Медиа», который пишет о жизни трудовых мигрантов в России.

Дилшод рассказывает, что уехал на работу в Россию еще до пандемии коронавируса. В пандемию молодой человек потерял работу в Москве, а домой вернуться не мог из-за закрытых границ. Он согласился на работу курьером, но в первый же день был задержан: в посылке, которую ему надо было доставить, были наркотики. Узбекистанца обвинили в наркоторговле и осудили на 12 лет колонии.

Дильшод рассказывает, что несколько раз обращался в посольство Узбекистана в России за помощью и просил экстрадировать его на родину, но ответа не получил. В итоге он решил, что должен выйти из колонии любым способом, законным или нет. Вскоре после того, как Россия вторглась в Украину, в колонии, где он сидел, появились вербовщики ЧВК «Вагнер»: они предлагали полгода воевать в штурмовых отрядах на войне в обмен на свободу.

Дилшод говорит, что на сделку согласился без долгих раздумий: на тот момент узбекистанец отсидел только два года, а оставалось ему еще 10. Провести их за решеткой он не хотел.

«Я единственный сын в семье. Моя семья, мои родители плакали… Я сказал себе: быть или не быть. Мне нужно выйти, – вот что я думал, – рассказывает молодой человек. – Я подошел и подписался, вот и все. Меня не интересовало, что будет дальше. У меня была только одна мысль: "Выйду и увижу родителей"».

После подписания контракта Дилшод полтора месяца проходил военную подготовку, а после попал в Бахмут в Донецкой области: именно за этот город ЧВК «Вагнер» много месяцев вела ожесточенные бои.

«Мне дали оружие под названием "АГС" (советский 30-мм автоматический гранатомет на станке – Ред.), больше, чем пулемет. Когда я держал его в руках, думал: я преступник в этом городе. Я думал – они дали мне игрушку. Я не мог поверить, что держу в руках оружие, – рассказывает узбекистанец. – Если представить себе шахматную доску, то я выступал в роли коня. Моя задача – выстрелить через прыжок».

Бои за Бахмут были чрезвычайно кровопролитными, но российская сторона не считалась с потерями: перед ЧВК «Вагнер» была поставлена задача взять город любой ценой. По разным данным, в боях за Бахмут погибли около 20 тысяч наемников, в основном заключенных. Дилшод говорит, что в его колонии вместе с ним контракт подписали 93 заключенных. Выжили меньше половины.

«Там вы видите мертвых. Вы не представляете. Я не мог даже это представить себе. Видеть их, как умирают чьи-то дети. Я пытался представить, что это сон. Как будто меня там не было, – рассказывает Дилшод о том, что происходило с ним на фронте. – Я до сих пор не вспоминаю о том, что там произошло... и не хочу!»

После шести месяцев на фронте Дилшод получил обещанное помилование и вернулся к мирной жизни: устроился чернорабочим. Власти России дали ему российское гражданство и орден. Денег он не получил – но их и не обещали: обещали только свободу.

«Поскольку ты не в своей стране воевал и ты не герой своей страны, ты чувствуешь себя неловко. Раньше мы были преступниками. Но теперь мы стали героями», – недоумевает узбекистанец по поводу своего нового положения.

Дилшод говорит, что сейчас в российских колониях находятся тысячи граждан из стран Центральной Азии. При этом узбекистанцы в российских тюрьмах не могут быть отправлены для отбывания наказания на родину: у двух стран просто нет соответствующего соглашения. Это делает осужденных в России узбекистанцев легкой добычей для вербовщиков, которые агитируют их ехать на фронт в обмен на свободу.

«Я бы попросил нашего президента вывезти наших граждан из российских тюрем в нашу страну. У них здесь нет родственников, близких людей нет! – говорит Дилшод. – Я не хочу, чтобы они страдали. Наоборот, я хочу, чтобы они вернулись на родину и отбыли наказание, сколько необходимо, в нашей стране!»

Согласно законодательству Узбекистана, участие в боевых действиях на территории других государств считается преступлением. Узбекистанские власти не раз об этом предупреждали своих граждан. Но в СМИ регулярно появляются истории об узбекистанцах, воевавших в Украине на стороне России.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG