Ссылки для упрощенного доступа

28 Май 2024, Ташкентское время: 21:59

От веры к «глубокой депрессии». Узбекистан накануне выборов


Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев.
Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев.

Пока президент Узбекистана Шавкат Мирзияев готовится победить трех символических кандидатов на президентских выборах 9 июля, история другого политического деятеля, фактически лишенного права участвовать в этой гонке, демонстрирует, насколько ограничено декларируемое стремление режима этой страны к реформам.

Мало кто сомневается в том, кто окажется победителем на президентских выборах в Узбекистане 9 июля. На протяжении большей части последнего десятилетия президент Шавкат Мирзияев задавал тон в этой самой густонаселенной стране Центральной Азии, поначалу провозглашая курс на реформы и вселяя надежду на перемены, но затем перейдя к тому, что многие аналитики называют более привычной и репрессивной колеей.

Хидирназар Аллакулов, бывший ректор университета, ставший противником режима, – человек, у которого никогда не было шанса принять участие в выборах. По его словам, его попытки создать политическую партию неоднократно и иногда жестоко пресекались властями.

В то время как Мирзияев заходит на новый президентский срок, – увеличенный с пяти до семи лет благодаря недавней конституционной реформе, – именно противостояние Аллакулова и его сторонников с государством, возможно, наилучшим образом иллюстрирует ограниченность хваленой политической оттепели в Узбекистане.

Хидирназар Аллакулов, бывший ректор университета, ставший противником режима в Узбекистане.
Хидирназар Аллакулов, бывший ректор университета, ставший противником режима в Узбекистане.

«За 32 года независимости на нашей политической арене не было конкуренции», – сказал 67-летний Аллакулов в телефонном интервью «Озодлику» за за несколько дней до голосования и вскоре после того, как Министерство юстиции повторно отклонило заявку его партии на регистрацию.

«Они этого не хотят. Они не хотят справедливости. Они не хотят верховенства права», – эмоционально пожаловался Аллакулов.

«Самые грязные методы»

Из уст троих прямых соперников Мирзияева на выборах подобных заявлений не было с начала предвыборной кампании, стартовавшей 10 мая, – и не предвидится.

Из этой троицы один – бывший министр образования, другой – бывший высокопоставленный чиновник в сфере лесного хозяйства, третий – судья по профессии, у которого недавно истек мандат в сенате.

2 июля государственное телевидение транслировало второй из двух раундов «дебатов» кандидатов, в котором не принял участие ни Мирзияев, ни его соперники. Неудивительно, что дискуссии между присланными их заменять представителями были вялыми и бесконфликтными.

Как и три официальных соперника Мирзияева на выборах, Аллакулов – бывший госслужащий, хотя в его случае возможное тюремное заключение сейчас выглядит более вероятным, чем должность в правительстве.

В прошлом месяце, когда он собирал подписи для регистрации своей партии «Правда, прогресс и единство» в городе Фергане, на него и его сторонников напали незнакомые люди.

Противостояние продолжилось в отделении полиции. Аллакулов утверждает, что на него, его сына и внука напала группа людей в штатском.

«Они повалили нас на мраморный пол. Выкручивали ноги, били по болевым точкам, не давали дышать, выкручивали и трогали наши гениталии», – сказал Аллакулов.

Несмотря на полученные очевидные травмы во время предполагаемых нападений – Аллакулов прислал «Озодлику» несколько фотографий, на которых, по его словам, запечатлены синяки на его теле, а также швы на животе его сына, ставшие результатом атаки, – сейчас под следствием находится он сам – по обвинению в нанесении телесных повреждений полицейским. Об этом свидетельствует пресс-релиз полиции Ферганской области.

«Они используют самые грязные методы, чтобы помешать работе нашей партии, – сказал Аллакулов, отрицая, что совершил какие-либо правонарушения. – На этот раз они открыто применили насилие. В мае на нас напала группа женщин в Андижане. Они были одеты как уборщицы, но на самом деле были сотрудницами полиции, переодевшимися в обычную одежду».

Для Аллакулова инцидент 7 июня в Фергане – самая масштабная попытка запугивания с февраля 2021 года. В то время он попытался провести съезд своей незарегистрированной партии, а незадолго до этого заявил о желании участвовать в президентских выборах, запланированных на конец того года. (В Узбекистане, как и в Казахстане, кандидат должен быть выдвинут зарегистрированной партией или ассоциацией – Ред.)

Ташкент во время президентских выборов 24 октября 2021 года.
Ташкент во время президентских выборов 24 октября 2021 года.

Тогда его дом в Ташкенте окружил отряд силовиков, и Аллакулова доставили в Андижан, примерно в пяти часах езды, где, по словам полицейских, на него подало жалобу частное лицо.

Аллакулов утверждает, что и во время того рейда члены его семьи подвергались физическому насилию со стороны сотрудников полиции.

«В районе, непосредственно прилегающем к моему дому, установлено около 15 видеокамер, – сказал Аллакулов. – Они снимают меня слева и справа. Такая же ситуация и со многими другими активистами».

«Самая важная красная линия»

Отсутствие политического плюрализма – одна из ряда проблем, оставшихся от жесткого правления Ислама Каримова, при котором Мирзияев в течение 13 лет занимал пост премьер-министра, вплоть до кончины Каримова в 2016 году.

Шавкат Мирзияев во время поминальных мероприятий после кончины президента Ислама Каримова.
Шавкат Мирзияев во время поминальных мероприятий после кончины президента Ислама Каримова.

После его смерти в стране появилась только одна новая политическая партия – Экологическая партия Узбекистана (ЭПУ) получила регистрацию в 2019 году. И ЭПУ, выдвинувшую на предстоящих выборах своим кандидатом бывшего лесничего Абдушукура Хамзаева, вряд ли можно считать самостоятельной силой.

По словам Аллакулова, лица, поддержавшие его кампанию по регистрации партии, систематически подвергаются преследованиям со стороны властей.

В 2021 году – когда партии впервые было отказано в регистрации – Минюст признал действительным только половину из необходимых 20 000 подписей. Этот порог правозащитники давно называют нереалистичным. В своем последнем отказе министерство одобрило только 1439 подписей, которые предоставила партия.

Мирзияев сделал идею «Нового Узбекистана» центральной в своих политических кампаниях, в том числе в преддверии конституционного референдума, который дал ему право «обнулиться» и баллотироваться ещё на два срока подряд.

Его хвалили за то, что он почти искоренил принудительный труд на хлопковых полях, открыл страну для туризма и инвестиций и разрешил ограниченную свободу СМИ.

Но неудачи стали заметны даже во время его первого президентского срока, а кровопролитное подавление волнений в номинально автономной Республике Каракалпакстан в июле прошлого года критически подорвало эти лозунги.

На прошлой неделе Gazeta.uz – одно из частных изданий, расцветших в период послекаримовской оттепели, – без объяснения причин удалила статью, опубликованную к годовщине тех событий.

В удаленной статье кровопролитие было названо «трагедией, которой можно было избежать», и отмечалось, что государственная комиссия до сих пор не представила давно обещанный отчет о кризисе. В ней также было поставлено под сомнение официальное число погибших – 21 человек. По некоторым сообщениям, жертв было намного больше.

Протесты в Нукусе в Каракалпакстане против изменения статуса автономии, 3 июля 2022 года.
Протесты в Нукусе в Каракалпакстане против изменения статуса автономии, 3 июля 2022 года.

В майской колонке для Фонда Карнеги за международный мир политолог Рафаэль Сатторов назвал насилие, вызванное предложениями о понижении конституционного статуса республики (после волнений от этих поправок отказались), «крупнейшим политическим кризисом правления [Мирзияева]» на сегодняшний день.

Мирзияев сейчас сталкивается с «загадкой реформатора» и понимает, что потребность в переменах, которую он помог взрастить, «препятствует его кампании по консолидации власти», считает аналитик.

Аллакулов признает, что в начале посткаримовского периода население страны «надеялось и верило», но утверждает, что теперь оно впало в «глубокую депрессию» в условиях «беззаконной диктатуры».

И у него есть все основания для пессимизма в отношении высшего руководителя страны.

Именно Мирзияев, занимавший тогда пост премьер-министра, подписал в 2004 году приказ об увольнении Аллакулова с поста ректора государственного университета в городе Термезе, недалеко от афганской границы.

Затем последовала пиар-кампания против бывшего ректора, а также уголовное дело, в котором он все же добился оправдательного приговора, а затем довел вопрос о своем увольнении до Комитета ООН по правам человека в Женеве.

В 2017 году, через год после прихода к власти Мирзияева, комитет вынес решение в пользу Аллакулова, но в должности его так и не восстановили.

«Роль ректора для многих является одной из самых прибыльных в нашей системе, потому что через этот кабинет идет очень много коррупционных схем. Когда я был ректором, я их все заблокировал», – говорит Аллакулов.

«Какие уроки я извлек? Я узнал, что бороться с несправедливостью в одиночку невозможно, – объяснил он свое решение создать партию. – В этой стране много людей, особенно молодёжь, которые хотят жить в условиях верховенства закона».

Мариус Фоссум, региональный представитель Норвежского Хельсинкского комитета в Центральной Азии, прогнозирует, что политическая карьера Аллакулова, вероятно, будет оставаться под угрозой до тех пор, пока явный фаворит гонки 9 июля остается неприкасаемым.

«Заявляя о своих политических планах, [Аллакулов] открыто бросал вызов президенту, и мы видим реакцию, – заявил Фоссум Азаттыку. – [Посыл]: не трогайте президента и его семью. Это по-прежнему самая важная красная линия в сегодняшнем Узбекистане», – сказал он.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG