Ссылки для упрощенного доступа

14 Июнь 2024, Ташкентское время: 17:25

«Каримовская эпоха-2». Что осталось от религиозных свобод, предоставленных Мирзияевым?


Одна из мечетей вблизи Ташкента, 4 июля 2018 года.
Одна из мечетей вблизи Ташкента, 4 июля 2018 года.

В отношении 8 человек, ранее арестованных в Ташкенте по обвинениям в «несообщении о террористических актах» и «финансировании терроризма», начаты следственные действия по обвинению в «создании и участии в религиозно-экстремистских организациях».

Источник, близкий к следствию, сообщил «Озодлику» о том, что новое обвинение по части 1 статьи 244-2 Уголовного кодекса Узбекистана было оглашено 3 июня этого года по окончании 10-дневного ареста, назначенного Мирабадским районным судом по уголовным делам города Ташкента в качестве меры пресечения.

По имеющейся в распоряжении «Озодлика» информации, подозреваемыми являются следующие владельцы профилей в социальных сетях: Mahdiy Mirzayev, Otabek Hijama Hajjam, Баходир Хижомачи, Брамер Мэн, а также еще 4 жителя Андижана.

На основании этой статьи УК суд может приговорить обвиняемых к лишению свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.

Родственники некоторых подсудимых говорят, что их предупредили не распространять информацию в СМИ и соцсетях.

По словам родственников подозреваемых, в ходе предварительного следствия правоохранительные органы утверждали, что фигуранты данного дела «создали группу в мессенджере Telegram и собирали в общей переписке средства для поддержки терроризма».

Но, по словам родственников некоторых подозреваемых, с которыми пообщался журналист «Озодлика», «следственный орган мог интерпретировать сбор денежных средств, которые подозреваемые хотели направить на благотворительность, как финансирование терроризма».

Среди фигурантов уголовного дела фигурирует и Джамшид Мирзаев (Mahdiy Mirzayev), известный своими постами религиозного содержания в узбекском сегменте соцсетей.

Ранее в интервью «Озодлику» мать Джамшида Мирзаева Зульфия Мирзаева говорила, что в последний раз она разговаривала с сыном 31 мая по телефону в здании ГУВД Ташкента. Во время того разговора сын сказал ей: «Мне предъявляют очень серьезные обвинения. Сообщите всем об этом!»

Родственники Махди Мирзаева говорят, что у органов внутренних дел нет никаких оснований обвинять его в терроризме.
Родственники Махди Мирзаева говорят, что у органов внутренних дел нет никаких оснований обвинять его в терроризме.

Один из пользователей соцсети, следящий за ситуацией, задался вопросом: «Неужели вновь начались прежние репрессии?».

Последние аресты в Узбекистане происходят на фоне задержаний, вызовов в органы внутренних дел и наложений штрафов на некоторых религиозных блогеров за распространение нашид (мусульманских песнопений) в интернете.

The Diplomat: Это каримовская эпоха-2 для мусульман Узбекистана

31 мая этого года суд в Навоийской области приговорил 57-летнюю местную жительницу к трем годам лишения свободы за то, что она в 2018 году, находясь в Турции, «лайкнула» пост в социальной сети. Видео, которое понравилось этой женщине в социальной сети «Одноклассники.ру», представляло собой религиозную проповедь на узбекском языке известного на юге Кыргызстана имама Рафика Камолова.

Издание The Diplomat, написавшее об этом случае, обращает внимание на то, что за последний год в Узбекистане участились случаи возбуждения уголовных дел за подобные деяния.

В частности, молодых людей отправляют за решетку за то, что они делятся религиозными материалами со своими друзьями в социальных сетях, говорится в статье The Diplomat.

Напомним, что 30 января текущего года 21-летний узбекистанец Сардор Рахмонкулов был приговорен к 5 годам лишения свободы за мусульманское песнопение (нашиду), которую он отправил своему однокласснику три года назад. Апелляционный суд позже заменил приговор на условный срок. Его допрашивали в течение шести месяцев. Его родные утверждают, что в течение всего этого периода он подвергался «жестоким» пыткам.

А в мае этого года Аккурганский районный суд по уголовным делам Ташкентской области приговорил к трем годам лишения свободы 21-летнего студента Джахонгира Улугмуродова. Родные молодого человека сообщили журналистам, что его осудили за отправку своим одноклассникам YouTube-ссылку на нашиду (мусульманское песнопение). Комитет по делам религий посчитал, что отправленная им нашида «пронизана фанатичными идеями».

Во многих случаях арестовывают молодых людей, в том числе нерелигиозных. Большинство из них не владеют арабским языком и даже не понимают содержания нашид, которыми они делятся. Потребовался целый религиозный комитет, чтобы признать вышеупомянутые нашиды экстремистскими. Следовательно, откуда 20-летний парень мог знать, что отправленная им нашида содержит идеи экстремизма, вопрошает автор статьи, опубликованной на сайте The Diplomat.

Ранее Министерство юстиции Узбекистана опубликовало список «организаций и источников, признанных террористическими». Распространение информации о деятельности этих групп и их материалов, размещенных на сайте, были запрещены решением Верховного суда от 2019 года. Но в списке имеется всего 166 имен и материалов.

Как пишет издание, первоначальные законные основания для задержания некоторых молодых людей не всегда ясны; их телефоны и аккаунты в соцсетях проверяются только после их задержания, обнаруженные религиозные материалы часто бывают старыми. К примеру, мать Улугмуродова рассказала, что при задержании ее сына сотрудники правоохранительных органов сообщили ей, что забирают молодого человека по делу о краже, произошедшей неподалеку от их дома. Женщина заверяет, что ни она, ни ее сын никогда не знали, что такая нашида. «Мой сын сказал: «Я слышал это как обычную песню», – говорит мать Джахонгира Улугмуродова в своем видеообращении к президенту и Верховному суду Узбекистана, умоляя их дать ее сыну второй шанс.

В «Новом Узбекистане» Мирзияева свобода вероисповедания остается под давлением, как это было в старую эпоху Каримова, пишет The Diplomat. «Несмотря на то, что Мирзияев освободил религиозных и политических заключенных в первые годы своего правления, эти пустующие камеры снова заполняются новыми заключенными. Религиозные издания находятся под контролем. Для сравнения: многие группы или материалы, запрещенные в Узбекистане, не являются незаконными в соседнем Кыргызстане, но Кыргызстан не превратился в халифат».

По мнению автора статьи, любую форму ислама, не одобряемую государством (то есть не контролируемую), власти Узбекистана рассматривают в качестве политического врага. Однако ситуация может еще больше ухудшиться. «9 июля в Узбекистане пройдут внеочередные президентские выборы, на которых победит Мирзияев. После выборов его режиму будет нечего терять, а репрессии против критиков режима – журналистов, активистов и религиозной общественности – скорее всего, усилятся», пишет The Diplomat.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG