Ссылки для упрощенного доступа

13 Июль 2024, Ташкентское время: 03:56

«Политзаключенный, на которого власть возложила ответственность за свои ошибки». Интервью с адвокатом каракалпакского активиста


Каракалпакский юрист, активист и журналист Даулетмурат Тажимуратов в суде.
Каракалпакский юрист, активист и журналист Даулетмурат Тажимуратов в суде.

Верховный суд Узбекистана рассматривает апелляционную жалобу каракалпакских активистов на приговор по Нукусским событиям. В числе 16-и осужденных – журналист и юрист Даулетмурат Тажимуратов. Его обвинили в «попытке свержения конституционного строя», «организации массовых беспорядков», «заговоре с целью захвата власти». Сам Тажимуратов заявил о пытках в СИЗО.

В интервью «Азаттыку» (Казахской редакции Радио Свобода) адвокат Сергей Майоров рассказал о состоянии Тажимуратова и ходе процесса, за которым наблюдают западные дипломаты, в частности представитель делегации Европейского союза в Узбекистане Миндаугас Качераускис. Казахстанскому правозащитнику Галыму Агелеуову, который собирался отслеживать рассмотрение апелляции, официальный Ташкент запретил въезд в страну. Издание Gazeta.uz ведет прямую трансляцию из суда в YouTube, показывая выступления участников.

«Оптимизма нет». Слушания в Верховном суде и процесс в нижестоящей инстанции

«Азаттык»: Что сейчас происходит в суде? Каков ваш настрой?

Сергей Майоров: Оптимизма нет. Сейчас начались прения. Возможно, сегодня успеют все выступить.

Заместитель посла Евросоюза присутствовал на предыдущих заседаниях. Есть телеканалы, блогеры [в зале суда].

«Азаттык»​: Каким было состояние Даулетмурата Тажимуратова, когда вы видели его в изоляторе?

Сергей Майоров: Во время первой нашей встречи Даулетмурат отказался от воды, которую я принес, так как держал оразу. Его внешний вид не вызывал беспокойства. Он пожаловался на здоровье из-за проблем с почками. По его словам, по прибытии в следственный изолятор (в районе Зангиата в Ташкенте) 6 апреля его отправили в душ. Сначала вода была слишком горячая. Потом сразу пошла холодная. Он вынужден был мыться в холодной воде. Из-за переохлаждения возникли проблемы с почками. Он считает, что такой «душ» ему специально устроили.

«Азаттык»​: Вы сталкивались с бюрократическими препонами при налаживании коммуникации с вашим подзащитным?

Сергей Майоров: Препятствий для встреч со мной в следственном изоляторе в Зангиате не было. Я встречался два раза. Перед первой встречей со мной вежливо побеседовал оперативный работник (документы он не представил, имя не назвал). Когда ко мне привели Даулетмурата, опер хотел остаться на время беседы, но после нашего требования он вышел из комнаты свиданий. Сомнений в том, что нашу беседу прослушивали, ни у меня, ни у Даулетмурата не было. На второй нашей встрече с Даулетмуратом был его брат Ренат. В дальнейшем Ренат часто посещал Даулетмурата.

«Азаттык»​: Суд в Бухаре назвал Тажимуратов виновным в «заговоре с целью захвата власти или свержения конституционного строя Узбекистана» и «организации массовых беспорядков». Также суд назвал Тажимуратова виновным по статьям о «хищении» и «отмывании денег». Расскажите подробнее о приговоре. Что это значит для политических активистов в Узбекистане в целом?

Сергей Майоров: К сожалению, из-за языкового барьера (тексты с каракалпакского языка мне переводят Ренат и переводчики) и огромного объема (более 300 томов) дела доскональное изучение материалов дела затруднено.

В вашем вопросе «преступления» Даулетмурата сформулированы верно. Но не все, в совершении которых по приговору он признан виновным. Есть еще статья 244-1 уголовного кодекса «Изготовление, хранение, распространение или демонстрация материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку».

Вне всяких сомнений, Даулетмурат был неудобен властям. Он открыто называл вещи своими именами, рассказывал о недостатках в республике, критиковал чиновников. Вел свой блог в интернете. Есть эпизоды двухлетней давности, которые ему предъявили сейчас как преступление. Это на основании статье в газете, которой когда-то он руководил, но на день публикации отношения к газете не имел.

В основном обвинение формулировалось из событий с 26 июня по 1 июля 2022 года.

Согласно приговору, он признан виновном в заговоре с целью захвата власти или свержения конституционного строя. Захват власти и свержения конституционного строя – это два совершенно различных состава преступления. Но Даулетмурату вменили оба. Я считаю, бездоказательно и необоснованно. Ни того, ни другого Даулетмурат не делал. Опираясь на заключения судебных экспертиз, суд признал Даулетмурата виновном в этом преступлении. Сначала экспертизу поручили Республиканскому Центру судебных экспертиз имени Х.Сулеймановой, но потом отозвали свое постановление и поручили проведение экспертиз Службе государственной безопасности. Конечно, есть большие сомнения в объективности экспертиз. Экспертизы проведены с нарушением уголовно-процессуального кодекса и закона «О судебной экспертизе». Надеюсь, что нам предоставят возможность допросить экспертов в суде.

Возвращаясь к теме заговора. По приговору суда, «заговорщиками» указаны лишь два человека – Даулетмурат Тажимуратов и Лолагуль Каллыханова. Остальные «заговорщики» приговором определены как неустановленные лица. Лолагуль Каллыхановой назначили не связанное с лишением свободы наказание.

Не вдаваясь в подробности состава этого преступления, отмечу, что заговор предусматривает огромный объем организаторской работы, колоссальных материальных и людских затрат. Доказательств таких действий со стороны Даулетмурата в деле я не обнаружил. Наоборот, он, обладая авторитетом, пытался успокоить собравшихся 1 июля людей, предлагал мирно разойтись по домам. Но следователи признали реализацией идеи заговора даже раздачу в июльскую жару людям воды в бутылках. Приговор еще не вступил в силу. По всем статьям обвинения Даулетмурат не признал вину.

Могу сделать однозначный вывод: Даулетмурат Тажимуратов – политический заключённый, на которого власть возложила ответственность за свои ошибки, которые допустила в отношении Каракалпакстана и спровоцировала выступления 1 июля 2022 года

«Уложили на пол и прыгали на них». Жалоба на пытки

«Азаттык»​: Недавно вы сделали видеообращение, где сказали о нарушениях прав Даулетмурата Тажимуратова. Расскажите, как обращались с вашим подзащитным в тюрьме.

Сергей Майоров: О том, как обращались с Даулетмуратом, я знаю только с его слов. Об этом я и сказал в своем обращении. Ему дали грязный матрас без ваты, вонючую подушку, требовали убирать в камере, не предоставляя соответствующих приспособлений, его насильно подстригли наголо, офицеры конвоя его обязывают, унижают, оскорбляют, применяют насилие, считая, что он умышленно не подчиняется их незаконным требованиям. Даулетмурат назвал мне имя одного из офицеров, Жасура.

«Азаттык»​: В каком состоянии находится камеры, где сидит Тажимуратов?

Сергей Майоров: Это мне неизвестно.

«Азаттык»​: Как повлияло на здоровье вашего подзащитного содержание в одной камере с больными инфекционными заболеваниями? Оказывали ли ему самому необходимое лечение?

Сергей Майоров: Со слов Даулетмурата, врач в изоляторе нужен не для лечения, а для того, чтобы не дать умереть арестованному до завершения суда. Никакого лечения в изоляторе нет. Со слов Даулетмурата, его поместили в одной камере с зараженным гепатитом С.

«Азаттык»​: Во время процесса в Бухаре ваш подзащитный говорил, что его допрашивали в комнате без камер и пытали. Продолжается ли это по сей день?

Сергей Майоров: Да, он говорил мне о пытках. В следственном изоляторе в Зангиате, где он содержится сейчас, таких пыток, которые были до Бухары, нет. Его пытали не в Бухаре, а в Нукусе. Но публично об этом он говорил в Бухаре. Он сказал, что пытали в Нукусе, а в Хорезме ему сказали, что его мучения остались в Каракалпакстане, что здесь пыток они не допустят. И сдержали слово. Не пытали. В Нукусе его и других уложили на пол и прыгали на них. Между пальцев вставляли ключ от замка и ключ проворачивали. На головы во время пыток надевали мешки. По дороге в Хорезм в вертолете издевались, угрожая автоматом Калашникова. Арестованные лежали на полу вертолета.

«Азаттык»​: Как он сейчас выглядит?

Сергей Майоров: Его вид не вызывает опасений. Он выглядит нормально. Это подтверждает и его брат Ренат.

«Неграмотные действия властей привели к жертвам»

«Азаттык»​: Тажимуратов говорил, что обращается с письмами в разные государственные органы, пишет письма родным, но не получает обратной связи. Ему не дают информацию о том, доставляются ли его письма по назначению. Насколько эта информация соответствует действительности? К чему может привести такая изоляция человека?

Сергей Майоров: Да, он обращался в разные инстанции, но на его обращения пока ответов нет. В отношении связи с родными... Он регулярно без ограничений общается со своим братом Ренатом. У него нет тотальной изоляции благодаря встречам с адвокатом и братом.

«Азаттык»​: Во время судебного процесса Даулетмурат Тажимуратов несколько раз говорил, что спецслужбы Узбекистана оказывали давление и использовали разные методы, включая давление на его родственников, чтобы он изменил свои показания и признал вину. Такие моменты все еще имеют место?

Сергей Майоров: Он своей позиции не поменял. Действительно, неграмотные действия властей привели к жертвам. Все его родственники находятся под угрозой привлечения их к уголовной ответственности также по надуманным основаниям.

«Азаттык»​: Тажимуратов обращался через вас к каракалпакам или международному сообществу?

Сергей Майоров: Нет, не обращался. Если обратится, я передам адресатам.

«Азаттык»​: Какое сообщение вы хотели бы донести до международного сообщества о ситуации, с которой столкнулся Тажимуратов, и о более широкой проблеме с правами человека в Узбекистане?

Сергей Майоров: В событиях 1 июля 2022 года виновата исключительно власть, а точнее неграмотные действия государстенных чиновников и силовиков. Ответственность за свои ошибки власти возложили на Даулетмурата Тажимуратова и других осужденных. Мы хотим, чтобы международное сообщество проявило внимание к предстоящему суду своим присутствием и реакцией.

«Азаттык»​ обратился с официальным запросом в Верховный суд и Министерство внутренних дел Узбекистана в связи со сказанным адвокатом о положении Тажимуратова. Но ответа от узбекских властей пока не последовало. Сергей Майоров сообщил, что судья дал согласие на участие дополнительных свидетелей и экспертов по делу Тажимуратова. Он также заявил, что прокуратура препятствует его действиям и винит в «намеренном затягивании судебного процесса».

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG