Ссылки для упрощенного доступа

27 Февраль 2024, Ташкентское время: 09:17

«Шаткий канат». Какие последствия для стран Центральной Азии будет иметь «новая эра» китайско-российских отношений?


Китайский лидер Си Цзиньпин (в центре) и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев (справа) в Самарканде. Узбекистан, 14 сентября 2022 года.
Китайский лидер Си Цзиньпин (в центре) и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев (справа) в Самарканде. Узбекистан, 14 сентября 2022 года.

После встречи в Москве с Путиным глава Китая Си Цзиньпин объявил, что проведет саммит стран Центральной Азии и выдвинет ряд новых инициатив. Что об этом важно знать?

Вскоре после завершения встречи на высшем уровне в Москве с президентом России Владимиром Путиным китайский лидер Си Цзиньпин обратил свое внимание на Центральную Азию и объявил о планах провести в мае саммит на фоне последствий российского вторжения в Украину, которые продолжают сотрясать регион.

Это заявление было сделано сразу после визита Си Цзиньпина в Россию, где два лидера провозгласили «новую эру» в своих отношениях, несмотря на вторжение Москвы в Украину – события, имеющего далеко идущие последствия для Центральной Азии.

Кремль традиционно рассматривал этот регион как свой стратегический «задний двор», однако Китай вытеснил его с позиции главной экономической силы для пяти центральноазиатских стран. Война Москвы в Украине вызвала геополитические и экономические потрясения и привела к росту роли Китая в Центральной Азии благодаря дипломатическим встречам на высшем уровне и новым инициативам, которые совершили разворот в политике правительств стран региона, пытающихся балансировать между Китаем, Россией и Западом.

По мнению аналитиков, по мере того как Си Цзиньпин и Путин укрепляют свое партнерство и еще теснее сотрудничают друг с другом, Центральная Азия теперь вынуждена ходить по еще более шаткому канату, чем раньше.

«Я не думаю, что Центральная Азия застигнута врасплох этим растущим сотрудничеством России и Китая, – сказал научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир Темур Умаров. – Но большой вопрос, как они будут адаптировать свою внешнюю политику к этим серьезным изменениям».

Президент России Владимир Путин и председатель Китая Си Цзиньпин покидают Кремль после приема в честь визита китайского лидера в Москву. Россия, 21 марта 2023 года.
Президент России Владимир Путин и председатель Китая Си Цзиньпин покидают Кремль после приема в честь визита китайского лидера в Москву. Россия, 21 марта 2023 года.

Поиск нового направления

Когда-то Пекин весьма осторожно позиционировал себя в Центральной Азии, чтобы не раздражать Россию, поскольку Кремль зорко охранял свое влияние в регионе. Однако в последние годы эта динамика изменилась.

Пекин расширил рамки и масштабы Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и взял курс на укрепление своей ведущей роли в регионе за счет активизации дипломатического взаимодействия и усиления присутствия сил безопасности.

В сентябре Си Цзиньпин совершил свою первую зарубежную поездку после пандемии COVID-19 в Казахстан, а затем в Узбекистан на ежегодный саммит ШОС. Пекин активизирует свои двусторонние дипломатические отношения со странами Центральной Азии и стремится создать больше форматов взаимодействия с региональными правительствами, не включающих Москву. Китайские чиновники также проводят виртуальные встречи на высшем уровне с руководством Центральной Азии – предстоящая встреча в мае станет первой личной встречей лидеров региона и Си Цзиньпина.

При этом, несмотря на то что запланированный саммит показывает, как влияние Китая постепенно растет, а влияние России с начала войны существенно уменьшается, Умаров утверждает, что Пекин и Москва не конкурируют в регионе.

«Я не вижу в этом попытки [унизить] Москву. Китай не хочет вытеснить или даже заменить Россию в регионе, – сказал он. – На самом деле [Китай] работает над тем, чтобы лучше координировать свои действия с Россией, и это [соответствует] внешнеполитическим приоритетам Пекина».

В заявлении, опубликованном 21 марта по итогам переговоров в Москве, Си Цзиньпин и Путин говорили о своих общих интересах в Центральной Азии, заявив, что будут работать вместе, «чтобы поддерживать страны Центральной Азии в обеспечении их суверенитета и национального развития» и защищать их от так называемых «цветных революций и внешнего вмешательства в дела региона».

Предупреждения о «цветной революции» – стандартная тема Пекина и Москвы при обсуждении участия Запада в делах Евразии. Си также использовал этот термин для описания волнений в Казахстане в январе 2022 года, когда ожесточенные столкновения, вызванные народным недовольством и закулисной борьбой за власть, привели к военному вмешательству России под видом Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев приветствует председателя Китая Си Цзиньпина по прибытии в Нур-Султан. Казахстан, 14 сентября 2022 года.
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев приветствует председателя Китая Си Цзиньпина по прибытии в Нур-Султан. Казахстан, 14 сентября 2022 года.

В потенциальном плане преодоления будущих кризисов в Центральной Азии Пекин уступил России роль ключевого игрока в области политики и безопасности.

Однако Хайюн Ма, профессор Фростбургского государственного университета, изучающий отношения Пекина с Россией и странами Центральной и Южной Азии, сказал, что влияние Москвы с тех пор уменьшилось, и региональные правительства стремятся дистанцироваться от Москвы на политическом уровне.

«Кажется очевидным, что государства Центральной Азии в качестве модели предпочли бы экономическое и мирное развитие Китая политическому и военному принуждению России», – сказал он.

Сложная реальность

Этот сдвиг создал новые возможности для Пекина, который стремится укрепить свое влияние вдоль западных границ в ходе усиливающегося противостояния с Соединенными Штатами.

Позднее в этом году Си Цзиньпин будет председательствовать на третьем Форуме международного сотрудничества «Один пояс – один путь» – встрече мировых лидеров, сосредоточенной вокруг китайской инвестиционной инициативы, где Центральная и Южная Азия могут занять видное место.

Пекин и Москва продолжают искать способы согласования инициативы «Один пояс – один путь» с возглавляемым Россией Евразийским экономическим союзом, а Китай также согласился предварительно профинансировать строительство железной дороги «Китай – Кыргызстан – Узбекистан».

«Страны Центральной Азии пристально следят за китайско-российскими отношениями со сложными чувствами, – отмечает Ма. – С одной стороны, более тесное партнерство между Китаем и Россией в неэкономических областях – это плохая новость. С другой стороны, экономический план Китая для Центральной Азии [включающий Россию] привлекателен».

Несмотря на ослабление России и тревогу в регионе из-за неспровоцированного нападения Москвы на соседнее государство, странам Центральной Азии удалось извлечь выгоду из негативных последствий санкций для российской экономики.

По данным Всемирного банка, Россия по-прежнему остается одним из основных пунктов назначения для миллионов трудовых мигрантов из Центральной Азии, при этом суммы денежных переводов, которые они отправляют домой, стабильно остаются на уровне периода, предшествующего вторжению, а в некоторых случаях даже растут.

Товарооборот между Россией и Центральной Азией, особенно с Кыргызстаном и Узбекистаном, также вырос с февраля 2022 года, поскольку Москве необходимо было заменить европейский импорт и продавать кому-то собственную продукцию.

«Китай и Россия занимают высокое место в списке приоритетов государств Центральной Азии, и они не станут рисковать своими отношениями с двумя крупными евразийскими державами, – говорит Умаров. – Недостаток этого в том, что присутствие Запада в регионе неизбежно сократится».

Форум

XS
SM
MD
LG