Ссылки для упрощенного доступа

11 Декабрь 2023, Ташкентское время: 01:48

«Черный список по-прежнему в силе». Узбекского активиста, прилетевшего из США в Ташкент, не пустили на родину


Международный аэропорт Ташкент.
Международный аэропорт Ташкент.

После сообщений об упрощении получения туристических виз в Узбекистан, от некоторых иностранных граждан узбекского происхождения стали поступать сообщения о том, что они не могут получить туристические визы. Также наблюдаются случаи, когда прибывших в Узбекистан депортировали из ташкентского аэропорта, несмотря на то, что они имели право на безвизовый въезд по узбекскому законодательству.

65-летний Исокжон Закиров – бывший гражданин Узбекистана.

По его словам, двадцать лет назад он был вынужден покинуть Узбекистан из-за преследований по политическим причинам и получил убежище в США.

10 марта этого года Закирову, прилетевшему в Ташкент на основании упрощенного визового режима для граждан США, не разрешили въехать в Узбекистан. В тот же день его депортировали обратно в США из Международного аэропорта Ташкент имени Ислама Каримова.

– Ведь я не экстремист, и не нахожусь в розыске. В январе вступил в силу закон, разрешающий безвизовый въезд для граждан США старше 55 лет, поверив этому, я отправился на родину, чтобы увидеть «Новый Узбекистан», но меня не пустили. Со мной обращались как с террористом, и на том же самолете отправили обратно в США. Вот вам «Новый Узбекистан». Никаких изменений в этой стране не произошло, – говорит Закиров в беседе с «Озодликом».

В ташкентском аэропорту Исокжону Закирову отказали во въезде в страну.
В ташкентском аэропорту Исокжону Закирову отказали во въезде в страну.

В 2016 году правительство Узбекистана внедрило систему выдачи электронных въездных виз (E-Visa) для граждан более 100 стран.

В декабре того же года был принят указ президента Узбекистана «О мерах по обеспечению ускоренного развития туристической отрасли Республики Узбекистан».

В поправке, внесенной в пункт 5 этого указа и вступившей в силу в 2023 году, говорится, что граждане США, достигшие 55 лет, могут прибывать в Узбекистане до 30 дней без визы Узбекистана как в составе группы, так и индивидуально.

Это была возможность для 65-летнего гражданина США Исокжона Закирова, утратившего узбекское гражданство в 2014 году, посетить родину после почти 20-летнего отсутствия.

– Меня не пустили. Хотя ИШИДовцев, приехавших из Ирака и Сирии пускают в страну, из России люди спокойно прилетают в Узбекистан. Но почему тогда меня не пустили? Значит, в Узбекистане «черный список» по-прежнему остается в силе. Он лежит на столе правительства, – говорит Закиров.

Исокжон Закиров возле посольства Узбекистана в Вашингтоне.
Исокжон Закиров возле посольства Узбекистана в Вашингтоне.

Исокжон Закиров – не единственный узбек, которого не пустили в Узбекистан.

Десяткам иностранных граждан узбекского происхождения, воодушевленным новостью об упрощении получения туристических виз в Узбекистан и отправившимся в Ташкент, не выдали туристические визы.

Большинство этих людей – оппозиционеры, правозащитники, журналисты и их родственники, которые получили иностранное гражданство в эмиграции и в 2014 году были лишены узбекского гражданства указом ныне покойного президента Ислама Каримова.

Бахадыр Файз уже почти четверть века живет в США.
Бахадыр Файз уже почти четверть века живет в США.

– Я разными путями пробовал получить визу в Узбекистан, испробовал онлайн-способ, обратился в консульство, но все равно получил отказ. Причину мне не назвали. Незнание причины, отсутствие прозрачности создает абстракцию, – говорит «Озодлику» политолог Бахадыр Файз, с конца 90-х прошлого года проживающий в США.

Руководитель базирующейся во Франции Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева считает, что посетить Узбекистан могут лишь те политэмигранты, чей визит контролируется властями.

– Ошибочное представление о том, что если политэмигрант, получивший гражданство страны своего постоянного проживания, он сможет без препятствия ездить в Узбекистан. Как показывают результаты нашего мониторинга, выделяется несколько основных причин, ограничивающих право въезжать в Узбекистан:

1. Политэмигранты остаются в «черных списках» спецслужб все годы и даже смена имени не дает возможность въехать в Узбекистан;

2. Власти препятствуют въезду в Узбекистан, таким образом избегая конфликтных ситуаций с государствами, которые дали гражданство узбекским политэмигрантам, так как часто оказывают давление на политэмигрантов, когда они посещают Узбекистан;

3. Власти опасаются возвращения политэмигрантов, потому что возникают риски, связанные с судебной тяжбой из-за незаконного изъятия имущества политэмигрантов.

4. Наша организация располагает информацией о случаях, которые говорят о продолжающейся практике вынесения неправосудных судебных решений, уже в отношении тех политэмигрантов, кто получил гражданство западной страны речь идет о тех, кто в первые годы правления поехал в Узбекистан к родным и в этот период при участии адвоката попытался добиться реабилитации. Мне не известны дела, когда такие граждане добились справедливого решения – реабилитации. Под угрозой ареста им предлагают закрыть уголовное дело по амнистии и только в этом случаи и предоставляется возможность покинуть Узбекистан. Получить им реабилитацию не удалось, – говорит Атаева.

Правозащитница приводит случаи, когда узбекские власти искали посредников для переговоров с политэмигрантом, чтобы озвучить ему условия:

– Это обязательно похвалить Мирзияева и его так называемые реформы, либо принуждаются отказаться от имущества, которое было изъято незаконным образом. Также известны случаи, когда посредники навязывают адвокатов, которые называют нереальную сумму гонорара или навязывают более трех адвокатов, которым обязывают платить большие гонорары. К сожалению, реформы, объявленные Мирзияевым никак не реформировали коррумпированную практику государственных ведомств Узбекистана и направлены исключительно на укрепление власти и сохранении власти Шавката Мирзияева. Процесс люстрации вообще не получил развитие. А независимая позиция и критика по-прежнему воспринимается, как угроза безопасности для режима президента, – говорит «Озодлику» Надежда Атаева.

«Противоречит Всеобщей декларации прав человека»

Бахтияр Шахназаров, проживающий в Канаде журналист и юрист, автор книги «Жизнь за границей: Америка», оказался в числе десятка оппозиционных активистов и журналистов, лишенных узбекского гражданства в 2014 году.

– Меня тоже лишили гражданства под предлогом того, что я не встал на учет в дипломатическом представительстве Узбекистана. На самом деле, это противоречит Всеобщей декларации прав человека. Можно поднять этот вопрос в ООН. Это ошибка Каримова. Господин Мирзияев, исправьте ошибку своего учителя, – говорит в интервью «Озодлику» Бахтияр Шахназаров, обращаясь к президенту Узбекистана.

Журналист и юрист Бахтияр Шахназаров.
Журналист и юрист Бахтияр Шахназаров.

Для некоторых узбекских оппозиционеров поездка в Узбекистан так и осталась несбыточной мечтой.

Ахмад хаджи Хорезми, ученый родом из Хорезма, почти 15 лет проживший в Великобритании, умер в 2020 году, так и не осуществив свою мечту вернуться на родину.

Ученый Ахмад хаджи Хорезми на пикете возле здания мэрии города Ташкента.
Ученый Ахмад хаджи Хорезми на пикете возле здания мэрии города Ташкента.

Перед своей смертью хорезмский ученый рассказывал «Озодлику», что вдохновившись призывом президента Мирзияева к проживающим за границей узбекам «вернуться на родину», целых пять раз обращался за туристической визой в узбекское консульство в Лондоне, но все равно получил отказ.

Также известны случаи, когда власти Узбекистана не пустили в страну лиц, прилетевших в Ташкент с узбекским паспортом в руках.

В 2018 году Мухиддин Курбанов, проживавший в Швеции 60-летний узбекский беженец, прилетел в Ташкент, но в аэропорту ему отказали во въезде в страну, заявив, что он лишен узбекского гражданства.

Таким образом, Курбанову, нашедшему убежище в Швеции в 2005 году, не посчастливилось увидеть родину. В 2022 году он скончался в Швеции.

Редакция «Озодлика» обратилась в консульский отдел Министерства иностранных дел Узбекистана с вопросом о том, по какой причине некоторые бывшие узбекские граждане не могут получить визу, но до сих пор не получила официального ответа.

Три года назад узбекские власти объявили, что граждане Узбекистана, имеющие гражданство другой страны, могут лишиться узбекского гражданства.

Поправка, внесенная в 2016 году в закон «О гражданстве Узбекистана», сохранилась и в новом законе, принятом в марте 2020 года.

Проблема двойного гражданства

Закон предусматривает лишение гражданства лиц, получивших гражданство другого государства.

Это изменение касается лиц, получивших гражданство после сентября 2016 года.

В частности, статье 21 данного закона сказано, что «лицо, принявшее гражданство иностранного государства, в течение тридцати дней обязано сообщить о данном факте в органы внутренних дел или консульские учреждения Республики Узбекистан за границей».

На сегодняшний день в Узбекистане иметь двойное гражданство не предусмотрено законодательством страны.

В узбекском законодательстве имеется требование отказаться от одного гражданства в пользу другого.

– Сейчас большинство наших соотечественников, проживающих в США и Канаде, имеют два гражданства. Когда они едут в Узбекистан, то едут с узбекским паспортом, но по закону их могут депортировать в любой момент, при этом есть случаи, когда узбекским власти закрывают на это глаза, – говорит Бахадыр Файз.

В ходе своего визита в США в 2018 году президент Узбекистана Шавкат Мирзияев встретился с группой соотечественников, проживающих в этой стране, и пригласил их в Узбекистан. После этого ряд узбекистанцев, проживавших в США и Европе, и работавших, в частности, в банковской и финансовой сферах, были назначены заместителями министров и на другие ответственные должности в правительстве Узбекистана. Официальных разъяснений о том, как решался вопрос о гражданстве при их назначении, не было.

В то же время известно о случаях, когда некоторые узбекистанцы, вернувшиеся на родину из-за границы с разрешения и под гарантии властей Узбекистана, были арестованы и заключены в тюрьму.

6 января этого года Андижанский городской суд по уголовным делам приговорил к 15 годам и 6 месяцам тюрьмы андижанского беженца Мухаммад Али Ибрагимова, вернувшегося на родину из Швеции.

На примере Исокжона Закирова и других узбекистанцев становится понятно, в Узбекистан не пускают в основном тех, кто из-за политических преследований во времена Каримова бежал из страны и искал убежища за границей – в Европе, США и Канаде. Нынешнее узбекское правительство исключило многих граждан из «черных списков» каримовского периода, но о политической реабилитации пока речи не идет.

Форум

XS
SM
MD
LG