Ссылки для упрощенного доступа

13 Июнь 2024, Ташкентское время: 08:29

«Мы понимали, что оставаться здесь опасно». Почему педагоги уезжают из России


Иллюстративное фото. Забайкальский край, 1 сентября 2022 года.
Иллюстративное фото. Забайкальский край, 1 сентября 2022 года.

«Всю свою жизнь я учила детей в России, и мое место там. Вероятнее всего, я вернусь, только не знаю, какой Россия будет на тот момент». Сколько учителей бежало из России после начала вторжения Кремля в Украину год назад, точно неизвестно. По разным оценкам, их количество исчисляется десятками, если не сотнями. Татаро-Башкирская редакция Радио Свобода записала несколько историй.

Елену Байбекову, учительницу математики, работавшую в школе № 59 города Астрахани на юге России, уволили вскоре после начала полномасштабного военного вторжения России в Украину. Официальным поводом для увольнения стало ее отсутствие на рабочем месте, несмотря на то что были каникулы и в классе не было учеников.

Настоящая же причина, по ее мнению, заключалась в том, что она участвовала в антивоенном пикете в центре города 22 февраля прошлого года, за два дня до начала вторжения. Примерно через три месяца после того, как ее однажды задержали силовики, она и ее 17-летний сын бежали из страны в Германию, где подали прошение о предоставлении убежища.

«Всю свою жизнь я учила детей в России, и мое место там, – сказала она Татаро-Башкирской редакции Радио Свобода по телефону. – Вероятнее всего, я вернусь, только не знаю, какой Россия будет на тот момент».

Елена Байбекова в Германии.
Елена Байбекова в Германии.

Байбекова – лишь одна из множества учителей, бежавших из России с начала вторжения. Официальных данных о количестве уехавших педагогов в открытом доступе нет, хотя, по оценкам, их количество исчисляется десятками, если не сотнями.

В общей сложности с 24 февраля 2022 года Россию покинуло более 500 тысяч человек, а по некоторым оценкам, это число приближается к 1 миллиону. Одним из наиболее заметных секторов, в которых наблюдался высокий отток работников, является сектор ИТ, из которого более 300 тысяч человек уехали в Казахстан, Грузию, Армению и другие страны. Но сбежали и учителя.

«Решение мужа уехать спасло нас»

«Мы поняли, что не можем оставаться в стране, президент которой решил уничтожить соседнее государство», – говорит Алёна Подлесных, преподаватель факультета журналистики одного из уральских университетов города Перми. Она уехала из России в сентябре.

Подлесных, переехавшая в Сербию с мужем и двумя детьми в конце сентября, рассказала, что планы покинуть Россию они начали продумывать вскоре после вторжения.

По словам Алёны, изначально семья планировала переехать в конце октября. Но после того, как Путин в конце сентября объявил о мобилизации десятков тысяч военнослужащих запаса и других россиян, семья ускорила дату отъезда.

«Мы понимали, что в России оставаться опасно, – сказала она, – и не только из-за мобилизации».

Муж Алёны уехал в Казахстан. Подлесных осталась, чтобы продать квартиру в Перми и обменять рубли на валюту. Она с детьми приехала в Казахстан через несколько дней после мужа.

Семья Подлесных в Сербии.
Семья Подлесных в Сербии.

Перед переездом Подлесных заявила, что открыто выступает против войны, пытаясь «открыть глаза тем, кто еще не видит правду». Сначала ей «казалось, что это не будет опасно».

В июне прошлого года она обратилась в местную прокуратуру и инспекцию по охране объектов культурного наследия с требованием проверить законность размещения на здании культурного центра огромного транспаранта с буквой «Z» – принятого провоенными политиками и гражданскими группами символа российского вторжения.

По ее словам, баннер так и не убрали, а ей начали поступать угрозы. Ее называли «врагом народа» (понятие сталинских времен). Члены ее семьи также получали завуалированные угрозы и оскорбления от дальних родственников.

«Очевидно, что нам стало очень опасно оставаться в России. Был, конечно, выход – молчать, но я не хочу молчать, – говорит она. – Поэтому мы с мужем приняли правильное решение уехать из России. Вообще, это решение больше принадлежит ему. И оно меня спасло».

По словам Подлесных, после месяца пребывания в Казахстане семья отправилась в Сербию, которая лучше подходила для них и более доступна по цене. Они купили дом недалеко от границы с Венгрией, двое ее детей начали изучать сербский язык.

Алёна Подлесных продолжает работать учителем, помогая украинским и русским беженцам, и ищет работу на полный рабочий день. По ее словам, она продолжает платить налоги в России. Муж пока безработный.

«Я надеюсь, светлое время скоро настанет», – говорит Подлесных.

«Дети пишут мне»

Байбекова и ее 17-летний сын сначала оказались в лагере беженцев в немецком городе Зигмаринген, ожидая рассмотрения их заявления о предоставлении убежища. Многие другие люди, находящиеся в лагере, оказались украинцами, и, по словам Байбековой, ее семья с ними подружилась.

Позже их перевезли в небольшой городок в центральной земле Баден-Вюртемберг, где она пошла на курсы немецкого языка, а ее сын посещает местную среднюю школу.

Она сказала, что ее бывшие ученики регулярно звонят и пишут по электронной почте. Иногда они отправляют ей пропагандистские ролики и лекции, которые их заставляют слушать.

«Дети пишут мне, – рассказывает учительница. – Они говорят: "Вы представляете, чем нам голову забивают?" Они нуждаются в поддержке, и я стараюсь им ее дать, насколько могу. Говорю, что все это закончится, что важнее всего – сохранить в себе человека».

Для Ольги Лизунковой, преподавательницы английского и немецкого языков из небольшого села в центре Нижегородской области, решение уехать из России и переехать в Кыргызстан отчасти было вызвано поведением ее учеников. Те написали на нее донос в школьную администрацию. Это было в сентябре – после того, как она критически высказалась в своем классе о войне.

Лизункову оштрафовали на 30 тысяч рублей (на тот момент 500 долларов) за «дискредитацию» вооруженных сил, вынесли выговор и отстранили от работы. На следующий день она уволилась.

Ольга Лизункова в Кыргызстане.
Ольга Лизункова в Кыргызстане.

«Появились опасения, что этим [штрафом и выговором] все не закончится, – рассказывает она. – Почему? Ну потому, что я не могу молчать. И… если была бы сейчас в России, все равно продолжала бы выражать свою позицию против войны».

По ее словам, они с мужем продали свою квартиру за наличные и наняли машину и водителя, чтобы пересечь границу. При этом у них почти не было никаких проблем с пограничным контролем, несмотря на прошлое ее мужа, которое потенциально делало его приоритетным кандидатом на призыв в армию. Месяц спустя они переехали в Кыргызстан.

Лизункова рассказала, что сейчас учится, чтобы получить международно признаваемый сертификат преподавателя английского языка как иностранного. Ее муж тоже получает новую квалификацию в области ИТ.

Иногда, по ее словам, она скучает по квартире, в которой выросла. А еще у нее есть послание для тех, кто остался в России, но задумывается об отъезде.

«Если вы хотите уехать, но у вас нет финансовой возможности или вы слишком привязаны к чему-то или кому-то, не расстраивайтесь, не корите себя, – советует Ольга. – Вынужденная эмиграция – это сложно и в денежном плане, и в моральном. Если не хотите уезжать, это ваше право, вы не должны уезжать только из-за правительства. Где-то слышала такое выражение, почему, мол, я должна уходить из квартиры, если там, простите за выражение, нагадили».

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG