Ссылки для упрощенного доступа

05 Февраль 2023, Ташкентское время: 18:10

Звонок из Кремля. Обсудил ли Мирзияев с Путиным «газовый союз»?


30 ноября президенты Узбекистана и России Шавкат Мирзияев и Владимир Путин провели телефонный разговор.

Как говорится в сообщении пресс-службы президента Узбекистана, в ходе беседы Мирзияев и Путин обсудили «актуальные вопросы дальнейшего расширения многопланового сотрудничества и укрепления отношений всеобъемлющего стратегического партнерства Узбекистана и России».

Пресс-службы президентов обеих стран распространила практически одинаковую информацию о состоявшейся беседе, но при этом не сообщили по инициативе какой стороны состоялся телефонный разговор.

«Затронуты актуальные вопросы торгово-экономического сотрудничества, включая реализацию перспективных совместных проектов. Все они будут предметно рассмотрены в ходе предстоящего 1-2 декабря заседания Совместной комиссии на уровне глав правительств двух стран в Самарканде», – говорится в кратком сообщении на сайте Кремля.

Москва говорит о «перспективных совместных проектах», а узбекская сторона – о «перспективных проектах кооперации», однако, о каких совместных проектах идет речь, и в каких отраслях они будут реализованы, ничего не сообщается.

Если исходить из сообщения узбекской стороны, где говорится, что эти проекты охватят «приоритетные отрасли экономики», то можно предположить, что речь идет об энергетической сфере.

Ожидаемый звонок

Очередной телефонный разговор между президентами России и Узбекистана состоялся спустя два дня после того, как президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о том, что Путин собирается позвонить Шавкату Мирзияеву.

Напомним, что спустя всего сутки после своей инаугурации президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев отправился в Москву и по итогам переговоров в Кремле сообщил, что Владимир Путин предложил создать «некий трехсторонний союз» России, Казахстана и Узбекистана.

«Сегодня говорил Владимир Владимирович о том, что нам нужно создать некий трехсторонний союз, и он собирается позвонить президенту Узбекистана. Нам тоже нужно вникнуть в эту тему, во всяком случае мне, не говоря уже о наших специалистах, с тем, чтобы прийти к искомому результату и соглашению. Почему бы нет», – сказал Токаев на встрече с премьером-министром России Михаилом Мишустиным, которая прошла в минувший понедельник после российско-казахстанских переговоров на высшем уровне в Москве.

29 ноября пресс-секретаря президентов России и Казахстана уточнили, что речь идет о создании «тройственного газового союза» в составе России, Казахстана и Узбекистана «с целью координации действий при транспортировке российского газа по территориям Казахстана и Узбекистана и внедрения механизма».

Позже идею прокомментировал и пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Он подтвердил, что Путин действительно хочет создать некую структуру, а возможно, и «юридическое лицо», которое бы координировало дистрибуцию в Узбекистан и Казахстан российского газа из Восточной Сибири (вероятно, с Чаяндинского месторождения, газ с которого РФ ранее планировала продавать в Китай). Песков заметил, что и у Казахстана, и у Узбекистана быстро развивается экономика и растут внутренние потребности в газе. «Своих возможностей у Казахстана нет. Там есть варианты: или брать газ из России и обеспечивать потребности Северного Казахстана, или тратить огромные десятки миллиардов долларов на то, чтобы туда тянуть новую трубопроводную систему», – сказал Песков.

Кому больше всего нужен «тройственный союз»?

Через территорию Узбекистана и Казахстана действительно еще с советских времен проложена газопроводная система Центральная Азия – Центр. Через нее сейчас главным образом поставляется газ из Туркменистана в Россию. Основной газопровод включает две ветки, а также несколько разветвлений. Его суммарная мощность – около 50 миллиардов кубометров газа в год. Но будет ли этот «тройственный союз» развивать именно эту систему? И кому он больше нужен – Путину или Казахстану и Узбекистану? «Настоящее Время» задало эти вопросы казахстанскому экономисту Айдару Алибаеву.

Экономист считает, что новый союз негативно скажется на отношениях Казахстана и Узбекистана с Западом.

«Этот союз – это дополнительные риски санкций, о которых я еще не говорил. Дело в том, что сегодня многократно выросли объемы экспорта в Россию из Казахстана, и этот факт уже вызывает достаточно много вопросов у самых разных участников. И в случае возникновения вот таких дополнительных союзов, дополнительных каких-то договоров с Россией, конечно, могут возникнуть самые разные вопросы к Казахстану и Узбекистану. И если на этом фоне, например, такие объединения, как ОДКБ или ЕврАзЭС, существуют уже давно, и худо-бедно мир с ними мирится. Но возникновение на этом фоне, который мы сейчас обозначили, новых союзов с государством, которое находится в очень невыгодном положении в международном смысле, это чревато самыми непредсказуемыми последствиями», – сказал в интервью Настоящему времени экономист Айдар Алибаев.

Экономист уверен, что Москве «давит» на Токаева.

Казахстан уже сейчас считается близким союзником России в рамках Евразийского экономического союза.

«Если же говорить о присоединении Узбекистана, который не является членом ЕАЭС, то я еще раз говорю, что испытываю скепсис по поводу того, что Узбекистан с радостью на него согласится. Надо будет еще посмотреть на реакцию узбекской стороны», – говорит казахстанский экономист Айдар Алибаев.

Власти Узбекистана пока никак не прокомментировали заявление о возможном создании «тройственного газового союза»​.

Однако узбекистанские активисты с опасением восприняли появившиеся в СМИ сообщения о возможном создании «некоего трехстороннего союза».

«РФ предложила Казахстану и Узбекистану тройственный союз по энергетике. Бл@дь, ограбили энергетику, горнорудку сполна, от экспортера мы превратились в нетто импортера, а теперь какой-то союз? Во главе с Газпромом, небось? И каков будет наш ответ?!», – написал в своем Twitter'е известный экономист, бывший замминистра финансов Узбекистана Абдулла Абдукадыров.

Форум

XS
SM
MD
LG