Ссылки для упрощенного доступа

01 Июль 2022, Ташкентское время: 13:09

Страны на замену. Турция и Китай воспользуются тем, что Россия увязла в войне в Украине – они усиливаются в Центральной Азии


Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган принимает президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. Май 2022 года. Анкара и Нур-Султан назвали это визит знаменующим новую эру двусторонних отношений.

Пекин и Анкара в последние месяцы расширяют свое присутствие в Центральной Азии. И это приветствуется, поскольку страны региона ищут новых партнеров, чтобы поднять экономику и уравновесить всё более напористый Кремль.

После военного вторжения России в Украину правительства стран Центральной Азии стремятся снизить зависимость от Москвы и преодолеть экономические последствия санкций, введенных Западом в ответ на агрессию Кремля.

Для Китая и Турции двух держав с давними связями различного масштаба с Центральной Азией текущая ситуация, когда лидеры стран региона пересматривают баланс отношений с мировыми державами, открывает новые возможности.

Турция недавно расширила присутствие в Центральной Азии, подписав торговые и оборонные соглашения, увеличив продажи оружия. Президент страны Реджеп Тайип Эрдоган провел встречи на высоком уровне с руководителями Казахстана и Узбекистана.

Китай тем временем продолжает следовать курсу, который он провозгласил несколько десятилетий назад. Пекин преследует собственные интересы в сфере безопасности в регионе и обеспечивает себе доступ к энергоресурсам и другому сырью. Он также активизировал дипломатическую деятельность и ужесточил свою риторику.

Министр иностранных дел Китая Ван И на этой неделе побывал с визитом в Казахстане и участвовал в третьей встрече глав МИД Китая и Центральной Азии в Нур-Султане. Китайский дипломат «выразил глубокую обеспокоенность серьезными побочными последствиями украинского кризиса» и призвал правительства Центральной Азии держаться подальше от геополитических конфликтов, подтвердив свои экономические интересы в регионе.

«Активность как Турции, так и Китая в Центральной Азии [с начала войны] заметно возросла, говорит Радио Свобода Эрика Марат, исследователь Университета национальной обороны в Вашингтоне. Обе страны видят возможность расширить свое присутствие в регионе»​.

Заинтересованность в тесных связях взаимна, добавляет она.

Кремль по-прежнему обладает сильным влиянием на руководство центральноазиатских стран, и правительства региона стараются не критиковать Россию. Но вместе с тем они дистанцируются от Москвы и стремятся найти альтернативных партнеров, особенно в условиях, когда они сталкиваются с неутешительными экономическими прогнозами и переживают политический транзит.

В марте в Туркменистане пост президента занял Сердар Бердымухамедов, сын авторитарного лидера Гурбангулы Бердымухамедова.

Казахстан 5 июня провел референдум по изменению Конституции. Поправки ограничивают полномочия президента и лишают бывшего главу государства Нурсултана Назарбаева оставшегося влияния.

Поправки были приняты после январских событий и теневой закулисной политической борьбы между нынешним президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым и бывшим президентом Нурсултаном Назарбаевым.

Токаев говорит, что изменения нацелены на борьбу с непотизмом; родственникам президента теперь запрещено занимать государственные должности. Однако критики говорят, что обновленная Конституция не изменит природу авторитарной системы Казахстана.

«У России нет возможности реализовать все инициативы, которые она выдвигала в Центральной Азии на протяжении многих лет. Поэтому, пока [Москва] переключилась, другие государства пытаются этим воспользоваться, –​ комментирует Лука Анчески, профессор Университета Глазго. –​ Но для Центральной Азии речь идет о внутреннем контексте. Они хотят ограничить и сдержать любые последствия войны».

Активность Китая

Ван И, призывая государства региона не вмешиваться в геополитические противостояния, завуалированно нацелился на Соединенные Штаты. Он встретился с Токаевым вскоре после визита помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Дональда Лу в Центральную Азию, состоявшегося в конце мая.

«Китая надеется, что страны Центральной Азии будут стойко противостоять внешним вмешательствам, укреплять координацию, продолжать добросовестное сотрудничество и поддерживать региональный мир и стабильность, –​ говорится в заявлении МИД Китая о встрече Ван И с Токаевым. –​ Китай никогда не преследовал геополитических интересов в Центральной Азии и никогда не позволяет сторонним силам разжигать волнения в этом регионе».

Ван И подразумевал Вашингтон, который был мишенью китайской критики еще до войны в Украине. Язвительная риторика усиливается по мере того, как Китай стремится переложить вину за любые экономические проблемы, ощущаемые в Центральной Азии, на Соединенные Штаты и Запад, которые ввели антироссийские санкции.

Глава МИД Китая Ван И (третий слева) с министрами иностранных дел стран Центральной Азии. Нур-Султан, 8 июня 2022 года.
Глава МИД Китая Ван И (третий слева) с министрами иностранных дел стран Центральной Азии. Нур-Султан, 8 июня 2022 года.

Казахстанская сторона, сообщая о встрече Токаева и Ван И, не упоминает какого-либо высказывания министра иностранных дел Китая о геополитике. В пресс-релизе Акорды говорится, что основное внимание в ходе переговоров было уделено поддержке президентом Китая Си Цзиньпином политической программы Токаева. Там же добавлено, что лидер Китая посетит Казахстан с визитом этой осенью.

Саммит с участием пяти министров иностранных дел стран Центральной Азии завершился в основном шаблонными заявлениями о сотрудничестве и углублении торговых отношений. Правительства региона на переговорах призвали к улучшению транспортных связей, в том числе обсуждали проект железной дороги, связывающей Китай с Узбекистаном через Кыргызстан, о котором давно говорят.

Несмотря на то что присутствие Китая в последние годы усилилось и продолжает ускоряться, наблюдатели все еще задаются вопросами о том, насколько заинтересован Пекин в тесных связях с Центральной Азией и сможет ли Китай стать движущей силой для экономики стран региона.

«Я не знаю, изменила ли война отношение Пекина к этому региону, комментирует Анчески. Я также не уверен в том, что Китай хочет больше присутствовать в Центральной Азии, чем он присутствует сейчас»​.

Импульс Анкары

Турция на фоне перестановки сил в регионе и изменений в финансовом положении России также активизируется в Центральной Азии.

В марте Эрдоган совершил двухдневный визит в Узбекистан, подписав 10 соглашений. Стороны договорились увеличить годовой объем товарооборота до 10 миллиардов долларов. Аналогичное число было озвучено в ходе государственного визита Токаева 10 мая в Турцию, который и Анкара, и Нур-Султан назвали «знаменующим новую эру отношений».

Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев (слева) приветствует прибывшего с визитом в Ташкент президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. 29 марта 2022 года.
Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев (слева) приветствует прибывшего с визитом в Ташкент президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. 29 марта 2022 года.

«Российское вторжение в Украину послужило еще одним стимулом» для взаимодействия Турции с Центральной Азией, говорит Радио Свобода Эмиль Авдалиани, директор отдела ближневосточных исследований аналитического центра Geocase при Европейском университете в Тбилиси.

Турция давно присутствует в Центральной Азии, но ее связи с регионом после распада Советского Союза в 1991 году развивались неравномерно, и сейчас Анкара прикладывает немало сил, чтобы добиться значительного усиления влияния.

Повысить имидж Турции помогла ее жесткая сила, особенно ее беспилотники, которые дали Азербайджану решающее преимущество в нагорнокарабахском конфликте в 2020 году и сейчас успешно используются украинскими войсками.

Туркменистан давно имеет на вооружении турецкое оружие, в том числе беспилотники «Байрактар ТВ2», в 2021 году Кыргызстан тоже купил оружие у Турции после пограничного конфликта с Таджикистаном.

Но пожалуй, самая большая возможность, которую Центральная Азия и Турция представляют друг для друга, это торговля.

Авдалиани говорит, что Анкара уступает по своим экономическим возможностям и ресурсам России, Китаю или США, но в настоящее время в регионе приветствуется более активная роль Турции. И у Анкары есть все возможности, чтобы заполнить часть вакуума, образовавшегося после вторжения России в Украину.

В частности, Турция стремится позиционировать себя как жизнеспособную альтернативу России в рамках китайской инициативы «Один пояс один путь», направленной на транспортировку товаров из западного Китая через Центральную Азию и Россию в Европу.

Сейчас, когда санкции против России отсекают этот маршрут, Турция может стать удобным способом обойти Россию.

«Государства Центральной Азии, и в частности Казахстан, стремятся к более активному участию Турции из-за изменений в моделях связей в Евразии», отмечает Авдалиани.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG