Ссылки для упрощенного доступа

30 Июнь 2022, Ташкентское время: 01:07

В Кашкадарье родственники «повесившейся» молодой женщины жалуются на бездействие прокуратуры


Кладбище в Чиракчинском районе Кашкадарьинской области.

Родственники молодой женщины из Кашкадарьинской области, которая в прошлом месяце покончила жизнь самоубийством, жалуются на бездействие прокуратуры, которая занимается расследованием произошедшего.

23-летняя Мехри («Озодлику» известно полное имя покойной), которая шесть месяцев назад вышла замуж за жителя Чиракчинского района, 11 апреля этого года была найдена повешенной в кухне своего дома.

Родственники мужа Мехри утверждают, что молодая невестка сама повесилась на кухне, и говорят, что им неизвестна причина, подтолкнувшая ее на такой отчаянный шаг.

Однако родные Мехри говорят, что к суициду ее подтолкнули муж и трое его сестер.

Стало известно, что покойная находилась на пятом месяце беременности.

Как говорит «Озодлику» мать Мехри, за день до трагедии дочь позвонила ей и попросила приехать к ней домой, сказав, что она больше не может жить в доме мужа.

– 11 апреля мне позвонила старшая сестра моего зятя и сказала, что Мехри умерла. Услышав об этом, я потеряла сознание. Когда приехали в дом зятя, увидели, как моя дочь лежит одна в доме. Рядом с ней никого не было. Потом сказали, что она повесилась. Но моя дочь не могла совершить такое. Если есть справедливость, мы хотим знать о ней. Никто не пришел ко мне и не сказал ни слова, даже мой зять. С его стороны ко мне никто не приехал, – говорит мать покойной Мехри.

​По ее словам, за шесть месяцев супружеской жизни ее дочь никогда серьезно не жаловалась матери на семью мужа. Как утверждает женщина, родственники ее зятя часто устраивали скандал из-за того, что ее дочь ездила в родительский дом. Последний раз Мехри приезжала к родителям в день рождения своей матери.

Однако, как говорит «Озодлику» старшая сестра покойной, золовки Мехри сказали ее родным, что невестка повесилась, обмотав вокруг шеи шарф, а одна из золовок даже призналась в том, что «стала причиной ее смерти».

– Когда мы приехали в дом Мехри, то увидели, как она лежит, накрытая одеялом. К нам подбежали две золовки моей сестры. Одна из них сказала, что это она совершила такое, что она убила мою сестру, – говорит старшая сестра Мехри.

Отец Мехри работает на стройке в Ташкенте. По словам мужчины, который приехал на похороны дочери, как только услышал об этой трагической вести, он никогда не замечал у дочери суицидальное поведение​.

– Я не думаю, что моя дочь могла совершить суицид. Я думаю, что кто-то из сестер ее мужа оказал на нее давление. В нашей семье никогда не было жестокости и насилия. Я считаю, что либо мой зять, либо его сестры оказали на нее давление. Моя дочь была беременна. Она не могла совершить суицид, зная, что скоро станет матерью, – говорит «Озодлику» отец покойной Мехри.

«Озодлик» не располагает информацией о том, что покойная Мехри страдала каким-либо психическим заболеванием или состояла на учете в психдиспансере. Кроме того, нашей редакции неизвестно о том, что муж или родственники мужа покойной Мехри совершали в прошлом какие-либо насильственные действия.

В день трагедии в дом мужа Мехри прибыли сотрудники правоохранительных органов и увезли ее тело на судмедэкспертизу. Но, несмотря на то, что с того момента прошло почти два месяца, результаты судмедэкспертизы до сих пор не вышли. Помимо этого, родственникам покойной не сообщили о том, было или нет возбуждено уголовное дело по данному факту.

Дедушка покойной Мехри говорит «Озодлику», что он неоднократно в письменной и устной форме обращался в РОВД и прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело по факту смерти внучки. Однако все его обращения остались без ответа.

– Я каждый день хожу в прокуратуру. Там мне говорят, что занимаются расследованием этого дела, но следствие никак не продвигается. Прошло уже сорок дней со дня смерти моей внучки, никто ничего нам не сообщил. Я хочу, чтобы справедливость восторжествовала и виновные понесли наказание, – говорит дедушка покойной Мехри.

«Озодлику» не удалось связаться с мужем Мехри. Его сестры сказали нашему журналисту, что их брат подрабатывает чернорабочим и у него нет мобильного телефона.

Одна из золовок покойной Мехри по имени Гузаль в телефонном разговоре с нашим журналистом призналась, что очень любила покойную невестку и очень переживает за случившееся. Женщина добавила, что и для нее причина смерть Мехри остается загадкой.

По словам Гузаль, в тот день ее невестку Мехри, висящую в петле из шарфа, первым увидел ее 6-летний племянник. Родственники мужа Мехри сразу же вынули ее из петли и доставили в сельский врачебный пункт. Однако врач констатировал смерть молодой женщины.

– Я тоже не знаю, почему моя невестка решилась повеситься. Если бы я знала, то не мучилась бы так сильно. Я и сама в шоке от случившегося. Мой брат тоже очень сильно мучается. Мехри не была скандальной невесткой. Я любила свою невестку, даже очень. Сейчас я сожалею, что не спросила ее о том, что ее мучает. Наша семья очень бедная, мы еле женили брата. А теперь случилось такое, – сказала «Озодлику» одна из золовок покойной Мехри.

Она отрицает, что призналась в убийстве своей невестки.

По словам родственников Мехри, расследованием суицида молодой женщины занимается следователь прокуратуры Чиракчинского района Ильхом Эргашев. По их утверждению, следователь, который в начале расследования взял показания у всех родственников покойной Мехри, больше не вызывал их на допрос, а когда родственники каждый раз приходят в районную прокуратуру, следователь избегает встречи с ними.

Редакция «Озодлика» связалась с прокуратурой Чиракчинского района. Как сообщил нашему журналисту непредставившийся сотрудник прокуратуры, следователь Ильхом Эргашев болен и в настоящее время находится на лечении. По его словам, делом покойной Мехри занимается другой следователь. Однако представитель чиракчинской прокуратуры отказался называть имя нового следователя.

Как женщины в России пытаются защититься от агрессоров
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:11 0:00

Руководитель пресс-службы прокуратуры Кашкадарьинской области Сохибжон Гайбуллаев попросил журналиста «Озодлика» отправить ему через мессенджер Telegram все вопросы, касающиеся суицида Мехри. Но после он не ответил на вопросы нашей редакции.

В распоряжении «Озодлика» не имеется фактов, подтверждающих то, что молодая женщина из Чиракчинского района оказалась жертвой домашнего насилия. Однако то, что домашнее насилие в Узбекистане превратилось в последние годы в серьезную проблему, было признано на официальном уровне.

Летом 2021 года сайт anhor.uz опубликовал результаты исследования о домашнем насилии в Узбекистане, подготовленного студенткой Элиной Рустамовой.

Большинство респондентов – женщины с высшим образованием, проживающие в столице и крупных городах Узбекистана.

Опрос был проведен среди более 400 женщин в возрасте от 16 до 66 лет.

Согласно выводам Всемирного банка, сделанным в докладе «Женщины, бизнес и закон – 2016», в Узбекистане отсутствуют законные механизмы, защищающие женщин от домашнего насилия.

В свое время старшая дочь президента Шавката Мирзияева Саида Мирзияева также затрагивала проблему домашнего насилия в узбекском обществе. В одном из ее постов в соцсетях говорится следующее:

«В Узбекистане необходимо создать такую общественную среду, в которой будут неприемлемы и нетерпимы любые формы насилия! Этого можно достичь, только если эффективно и взаимосвязано будут действовать система образования и средства массовой информации», – писала Саида Мирзияева в своем Telegram-канале.

В Узбекистане жалобы женщин, подвергшихся насилию в семье, в большинстве случаев не выходят за пределы махалли.

По мнению специалистов, большинство узбекских женщин, в частности, молодые невестки до сих пор считают «неправильным» сообщать в правоохранительные органы и правозащитные организации о физическом, психологическом или сексуальном насилии со стороны своих мужей или их родственников.

XS
SM
MD
LG