Ссылки для упрощенного доступа

21 Май 2022, Ташкентское время: 18:22

Бойкот узбекского хлопка отменен, проблемы перекинулись на частный сектор


В Узбекистане женщины из малоимущих семей выходят на сбор хлопка из-за того, что за сбор урожая им в тот же день выдают наличные деньги.

Международная коалиция Cotton Campaign, борющаяся против детского и принудительного труда в хлопковой промышленности Узбекистана, объявила о прекращении бойкота узбекского хлопка.

Об этом было заявлено 10 марта на брифинге в Министерстве занятости и трудовых отношений в Ташкенте.

Как сообщается на официальном сайте организации, данное заявление было сделано с учетом основных выводов отчета «Узбекского форума по правам человека», в котором отмечено отсутствие систематического принудительного труда в период сбора урожая хлопка 2021 года.

Однако фермеры, с которыми пообщался «Озодлик», говорят, что на самом деле в Узбекистане до сих пор продолжаются случаи принудительного труда, только проблема перекинулась из государственного сектора в частный.

По словам фермеров, несмотря на то, что принудительное привлечение студентов и учащихся к сбору хлопка было отменено, сами фермеры стали подневольными работниками кластерной системы, управляемой государственными чиновниками.

В 2009 году из-за использования на полях Узбекистана детского и принудительного труда Cotton Campaign призвала мировую общественность к бойкоту узбекского хлопка.

Тогда 331 бренд, в том числе такие крупнейшие мировые бренды, как Adidas, Zara, C&A, Gap Inc., H&M, Levi Strauss & Co., Tesco и Walmart поддержали призыв Cotton Campaign.

Умида Ниязова, глава базирующегося в Германии «Узбекского форума», занимавшегося мониторингом ситуации с детским и принудительным трудом в Узбекистане, говорит «Озодлику», что начиная с 2009 года узбекские правозащитники готовили петицию об отказе от детского труда при сборе хлопка.

– После этого более ста международных организаций, крупных компаний текстильной промышленности, поддержавшие призыв Cotton Campaign, начали отказываться от узбекского хлопка. Каждый год мы выпускали отчет о детском и принудительном труде в Узбекистане. В ходе прошлогоднего мониторинга мы не обнаружили фактов массового принуждения к сбору хлопка со стороны правительства. На основании нашего заключения Cotton Campaign решила, что бойкот может быть отменен, – говорит Умида Ниязова.

Международные наблюдатели признают, что с приходом к власти в Узбекистане Шавката Мирзияева государство, организовавшее принудительный труд в хлопковой промышленности страны, стало отходить от этой отрасли, после чего один из основных экспортных товаров страны перешел в частные руки – кластеры.

Но часть проблем, имевших место быть во времена государственной монополии на хлопок, продолжает проявлять себя в частном секторе.

Местные фермеры жалуются на захват земель, несвоевременную оплату труда за сбор урожая хлопка и грубое нарушение их трудовых прав со стороны кластеров.

На вопрос «Озодлика», почему «Узбекский форум» не принял во внимание эти аспекты, Умида Ниязова сказала следующее:

– В прошлом году действительно были случаи, когда некоторые организации вынужденно направляли своих сотрудников на сбор урожая хлопка. Но эти случаи не имели массового характера. Мы также готовим доклад и по другим вопросам. Я знаю об отношениях между кластерами и фермерами, о незаконном изъятии фермерских земель. Петиция 2009 года была о детском и принудительном труде. Именно против этого был объявлен бойкот и в этой области мы добились позитивных изменений. Мы продолжим следить за остальными проблемами.

Один из фермеров из Букинского района Ташкентской области сообщил «Озодлику» на условиях анонимности о том, что принудительный труд никуда не исчез, а изменил лишь форму.

– Бойкот был объявлен против детского труда. Сегодня бойкот сняли. Но по сути, детский и принудительный труд никуда не исчезли. Просто эту проблему красиво обыграли. Сельские дети, хотели они этого или нет, все равно ходили собирать хлопок, участвовали в прополке хлопчатника. Разница лишь в том, что раньше они делали это под надзором и в сопровождении сотрудников правоохранительных органов и местных властей. А теперь, передав ответственность за сбор хлопка частному сектору, государство сняло с себя всю ответственность. Сельские жители и их дети стали зависеть от частного сектора. Они вынуждены делать это для того, чтобы прокормить 3-4 своей скотины, получить возможность для повторного посева урожая и для того, чтобы заработать какие-то наличные деньги. Среди сельских детей есть и такие, которые собирают по 100 килограммов хлопка в день, – говорит букинский фермер.

Во-вторых, как и прежде, в Узбекистане существует принудительное заключение договоров с фермерами, продолжает он.

– Сегодня кластеры творят, что хотят. Заставляют фермеров подписывать пустые бланки с печатью. Кластеры сами берут кредиты, ставят любые проценты, а потом выдают их фермерам. Раньше мы сами брали кредиты и использовали их по своему усмотрению. А теперь мы словно попрошайки, которые смотрят в руки единому монополисту. Вчера к нам приходил новый заместитель главы области и сказал: «Если вы не верите кластеру, то делайте все за свой счет». Тогда почему власти предоставлять кластеру ресурсы? Когда спрашиваешь их об этом, они тут же затыкают тебе рот, упрекая нас в том, что мы выступаем против политики президента, – сказал «Озодлику» фермер из Букинского района.

Другой фермер из Джизака говорит, что он рад отмене бойкота узбекского хлопка, но в то же время подчеркивает, что некоторые местные кластеры, принадлежащие родственникам президента, разоряют фермеров.

– Мы работаем в Дустликском районе. Наш район входит в десятку районов, где больше всего выращивают хлопок. В районе существует кластер под названием «Сангзор Текстиль». Кластер принадлежит родственникам президента Мирзияева. Три года мы работали на этот кластер себе в убыток. Кластер берет кредиты, а проценты закрывает за счет фермеров. Они покупают хлопок со скидкой как минимум в 8-10 процентов. Сушка хлопка также была за счет фермеров. Фермер, сдавший сто тонн хлопка, получал 8-10 тонн убытка. При выдаче солярки кластер наглым образом забирал себе 10 процентов. Данный кластер разорил местных фермеров, – жалуется джизакский фермер.

(«Озодлик» располагает документами, которые подтверждают то, что упомянутый джизакским фермером кластер связан с родственниками президента – Ред.).

По словам фермера, после искоренения детского труда в Узбекистане появилась политика по принуждению к труду фермеров.

– Президент дал каждому фермеру право самому выбирать себе кластер. Фермеры района устали от кластера «Сангзор Текстиля» и решили заключить контракт с кластером «Джизак Кентекс» из Зафарабадского района. 150 фермеров уже успели заключить контракты, так как этот кластер работал с фермерами по честному. Скидка на хлопок варьировалась от 2 до 2,5 процентов. С фермеров не требовали денег на сушку хлопка. Аванс выдавали вовремя, с солярки не удерживали 10 процентов. Именно поэтому нам всем понравилось сотрудничать с этим клстером. Вчера в нашем районе состоялось собрание. На собрании обсуждались все проделки кластера «Сангзор Текстиль» и фермеры заявили, что не будут работать с этим кластером. Но ничего не вышло. 150 контрактов фермеров с «Джизак Кентекс» были аннулированы. Теперь нас вынуждают подписать контракты с злополучным «Сангзор Текстиль». Выходит, что указ президента для них не указ? Вот как у нас заставляют работать фермеров. Если Cotton Campaign и «Узбекскому форуму» хватит смелости, пусть изучат вот эту ситуацию. Хлопок тот же, что и был раньше, ничего не изменилось!, – сказал фермер из Джизака.

После прихода к власти президент Узбекистана Шавкат Мирзияев принял ряд постановлений, направленных на искоренение детского и принудительного труда.

Президент вывел производство хлопка из государственного сектора и передал его частному сектору.

Однако активисты гражданского общества говорят, что в хлопковом секторе Узбекистана существуют и другие формы принудительного труда. По их словам, кластеры, преследуя собственные интересы, продолжают ущемлять права фермеров и их работников.

Узбекистанские фермеры неоднократно отмечали, что проведенные в последние годы реформы в сельском хозяйстве не дали положительных результатов.

Несмотря на то, что три года назад в сельском хозяйстве была создана кластерная система, местные органы власти до сих пор вмешиваются в дела двух самостоятельных субъектов.

Фермеры обвиняют кластеры в неисполнении своих контрактных обязательств, а правительство в установлении слишком низких закупочных цен на хлопок и пшеницу.

XS
SM
MD
LG