Ссылки для упрощенного доступа

28 Май 2022, Ташкентское время: 19:28

Инвалидность и беспомощность. Всемирный банк поставил под сомнение статистику по лицам с инвалидностью в Узбекистане


Всемирный банк поставил под сомнение официальную статистику людей с инвалидностью в Узбекистане. Ранее было заявлено, что в стране официально заявленное количество людей с инвалидностью составляет 2,1% населения.

В докладе банка говорится, что Узбекистан не является исключением в статистике по инвалидности – около 15 процентов людей во всем мире имеют ту или иную форму инвалидности, но фактически эта цифра намного превышает официальную статистику.

«Почему инвалиды такие нищие?!»

Шухрат Максудов из Ташкента в результате несчастного случая стал инвалидом в возрасте 11 лет – трамвай переехал ему ногу. Сейчас мужчине 72 года. Будучи инвалидом, в последние годы он еще потерял зрение на оба глаза.

Несмотря на инвалидность, Шухрат-ака окончил геологический факультет ТашГУ и во время служебных командировок смог объездить всю страну. 17 лет назад он упал с лошади и разбил себе голову. Сотрясение мозга, в конечном счете, отрицательно сказалось на его зрении.

– После этого состояние моего здоровья резко ухудшилось. Меня начали мучить судорожные приступы, появились психические заболевания и потеря памяти. Я неоднократно перенес инсульт и инфаркт. Раньше я получал пенсию в размере 600-700 тысяч сумов (55-65 долларов). Когда совсем ослеп, мне добавили еще 400 тысяч сумов, – говорит собеседник «Озодлика».

По словам Шухрата Максудова, в настоящее время он получает от государства пенсию в размере 1 миллион 260 тысяч сумов (около 120 долларов).

– Этих денег мне едва хватает на еду: в месяц покупаю 200 грамм колбасы, столько же сыра, 100 грамм сливочного масла. Мой рацион, в основном, состоит из хлеба, воды, макаронных изделий и риса. Готовлю еду на 2-3 дня. От тяжелой пищи я прибавил в весе, – говорит пожилой мужчина.

Шухрат Максудов говорит, что раньше получал продовольственную помощь, но сейчас эта помощь прекратилась.

– Во времена Каримова по праздникам мне хотя бы давали килограмм муки, риса, гречки, масла. Сейчас никакой помощи нет – ни со стороны махалли, ни от какой-либо другой организации! Туалет не работает, ванна сломана, уборкой и ремонтом своей квартиры я занимаюсь сам по мере своих возможностей. В поликлиниках бесплатно ничего не дают, дважды переболел ковидом, – рассказывает собеседник «Озодлика».

Шухрат Максудов, проживающий в 4-м квартале Юнусабадского района Ташкента, говорит, что работники социальной защиты 1-2 раза в неделю на его деньги покупают ему продукты питания. Он говорит, что больше ни от кого не ждет никакой помощи.

Шухрат-ака, как оказалось, имеет трех дочерей от двух браков, но живет один в однокомнатной квартире и не получает помощи от своих детей. Мужчина жалуется, что в Узбекистане очень сложно получить инвалидность.

– Когда у меня было зрение, я на своем «Москвиче-412» зарабатывал частным извозом на рынках, но этого едва хватало на еду. В Узбекистане нет работы для здоровых людей, а для инвалидов тем более! После того, как я потерял зрение, мне едва удалось оформить группу инвалидности. Разве нельзя хоть бы немного улучшить условия для инвалидов – почему мы, инвалиды, должны жить в нищете?, – возмущается собеседник «Озодлика».

Шухрат Максудов сообщил, что после прихода к власти Шавката Мирзияева он отправил около 300 обращений в портал президента. Он пожаловался, что не знает, к кому обратиться и попросил помощи в решении накопившихся проблем.

Всемирный банк: реальное количество инвалидов больше

Шухрат Максудов – один из 693 900 официально зарегистрированных инвалидов в Узбекистане, из них 111,3 тысяч – это дети в возрасте до 16 лет. По данным государственных органов, занимающихся социальной защитой, в настоящее время общее количество официально заявленных инвалидов в Узбекистане составляет 2,1% населения.

Однако специалисты Всемирного банка, проводившие исследование и опросы в Узбекистане, полагают, что реальная цифра намного выше. Они ставят под сомнение данные, озвученные правительством Узбекистана. По их мнению, низкие официальные цифры по количеству людей с инвалидностью в стране с населением почти 35 миллионов могут быть объяснены устаревшей системой оценки и определения инвалидности.

Для сравнения – в Казахстане, где численность населения в два раза меньше, чем в Узбекистане, зарегистрировано 674 200 лиц с инвалидностью.

Если за последние пять лет численность инвалидов в Казахстане увеличилась на 7,5%, то в Узбекистане в течение последних нескольких лет, согласно официальной статистике, численность признанных лиц с инвалидностью систематически уменьшалась.

В своем докладе Всемирный банк пришел к выводу, что в Узбекистане не проводились серьезные исследования и разработки в этой области.

«Исследование показало, что около 13,5% населения страны в возрасте от 3 лет и старше могут иметь ту или иную форму инвалидности, а 3,5% могут иметь тяжелые формы инвалидности. Более того, результаты обследования показали, что в 45% домохозяйств проживает инвалид, а в 14% домохозяйств проживает лицо с тяжелой формой инвалидности», – говорится в докладе.

Согласно исследованию, 25% детей и взрослых с инвалидностью не получают необходимые медицинские услуги по сравнению лишь с 10% людей без инвалидности. «Эта категория граждан почти в три раза чаще не имеет доступа к назначенным врачами лекарствам из-за испытываемых трудностей с их оплатой, незнания, где можно приобрести данные лекарственные средства, и прочих факторов», – говорится в докладе банка.

Исследование Всемирного банка показывает, что в Узбекистане у детей с инвалидностью почти на 20% ниже уровень доступа к дошкольному образованию, чем у детей без инвалидности.

По мнению авторов доклада, 85% зданий и объектов социальной инфраструктуры в городе Ташкенте не приспособлены для использования лицами с инвалидностью, хотя здесь проживает порядка 70 тысяч граждан данной категории.

В докладе Всемирного банка также отмечено, что у лиц с инвалидностью примерно в четыре раза меньше шансов найти работу, чем у людей без инвалидности.

«Пока система не изменится, положение малых групп тоже не изменится»

Бывший заместитель председателя Общества инвалидов Узбекистана, проживающий ныне в Германии политический активист, лидер оппозиционного движения «Свободный Узбекистан» Хасанбой Бурханов говорит «Озодлику», что «авторитарные режимы существуют за счет таких уязвимых слоев населения, как инвалиды».

По словам Бурханова, одной из причин, по которой инвалиды живут в бедности, является растущая коррупция в стране – большая часть денежных средств, выделяемых на социальную защиту людей с инвалидностью, присваивается при помощи коррупционных схем.

Хасанбой Бурханов.
Хасанбой Бурханов.

– Во время визита Мирзияева в Германию в 2019 году чиновники Министерства здравоохранения Узбекистана заявили, что в стране имеется около 700 тысяч инвалидов, что вызвало смех у местных экспертов. Тогда я задал им вопрос: «Исходя из ваших слов, получается, что система здравоохранения Узбекистана настолько хороша, что люди с инвалидностью либо выздоровели, либо умирают, не получив инвалидности. Какой из этих версий нам верить? Потому что количество людей с инвалидностью составляет 10-15% населения мира». Но тогда я не получил ответа на свой вопрос, – говорит Хасанбой Бурханов.

По мнению Бурханова, проблемы людей с инвалидностью в Узбекистане связаны не только от этой сферы, но и от коррупции в государственной системе.

– Пока система не изменится, положение малых групп тоже не изменится, – сказал «Озодлику» Хасанбой Бурханов.

Глава базирующейся во Франции Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева говорит «Озодлику», что ситуация инвалидов в Узбекистане – зеркально отражает дискриминационную политику государства.

– Истории наших заявителей – лиц с ограниченными возможностями, можно сравнить с теми, кому негласно вынесли наказание. Многие чиновники предпочитают заглушать голоса тех, кто добивается исполнения действующих законов, и кто оглашает причины своей инвалидности. Сговор чиновников – это уже обыденная практика представителей исполнительной власти и она – такая практика, позволяет утрачивать доказательства вины государственных служащих. И я бы хотела выделить несколько моментов, с которыми сталкиваются лица, с ограниченными возможностями, кроме тех, которые отражены в отчете Всемирного банка.

Надежда Атаева.
Надежда Атаева.

Первое. Им крайне сложно добиться адекватной медицинской помощи, и они не имеют медицинской страховки. А психологическая помощь, необходимая для многих их них, отсутствует, особенно на периферии.

Второе. До сих пор в стране не издаются книги, даже Конституция и кодексы Узбекистана, для глухослепонемых. Нам известны случаи, когда на стадии следствия и суда эти лица оставались без адекватной правовой помощи.

Третье. Все социальные льготы, предусмотренные для лиц с ограниченными возможностями, они выполняют частично, а налоговые льготы все равно не обеспечивают их стабильное положение. А госучреждения продолжают практику избирательного подхода.

Четвертое. Даже в нынешних условиях положение лиц с ограниченными возможностями можно изменить, если у них возникнет возможность образовываться в общественные организации, которые смогут обеспечивать общественный контроль за выполнением уже принятых законодательных актов, но известны случаи, когда минюст отклонил более 20 попыток регистрации ННО с участием граждан с разной степенью инвалидности, – сказала правозащитница.

В июне прошлого года Узбекистан ратифицировал Конвенцию о правах инвалидов. Узбекистан подписал Конвенцию 27 февраля 2009 года, однако на протяжении 12 лет она оставалась нератифицированной.

Документ ратифицирован с оговоркой к статье 12 («Равенство перед законом»). Как пояснил председатель ассоциации инвалидов Узбекистана Ойбек Исаков, оговорка по статье 12 касается реализации прав людей с ментальной инвалидностью. «Государство не отказывается от выполнения этой статьи, оно берет тайм-аут, определенный срок для реализации этой статьи. Государство пока не готово представить ментальным инвалидам дееспособность, чтобы они, к примеру, самостоятельно подавали иски в суд», – уточнил Ойбек Исаков.

XS
SM
MD
LG