Ссылки для упрощенного доступа

28 Май 2022, Ташкентское время: 02:05

Милосердные силовики. Сироты будут воспитываться в семьях сотрудников Нацгвардии и МВД


Президент Шавкат Мирзияев в доме Мехрибонлик №21 в Ташкенте, август 2021 года.

16 января в узбекском сегменте социальных сетей распространилась информация о том, что известный ташкентский предприниматель Мурад Назаров усыновил сразу девятерых воспитанников столичного детского дома №23.

Позже основатель девелоперской компании Murad Buildings лично подтвердил эту информацию местным изданиям. Однако Мурад Назаров не единственный участник этой акции милосердия.

Постановлением президента Узбекистана Шавкат Мирзияев от августа прошлого года в стране закрываются дома милосердия, где жили круглые сироты и дети, от которых отказались родители или близкие родственники. В настоящее время возникают вопросы о том, кому передают на попечение воспитанников домов милосердия и как будет контролироваться их дальнейшая жизнь.

В пяти областях полностью закрыли дома «Мехрибонлик»

Пресс-служба Национальной гвардии Узбекистана сообщила о том, что на сегодняшний день дома «Мехрибонлик» («дома Милосердия») для детей-сирот закрылись в Каракалпакстане, а также в Навоийской, Ферганской, Наманганской, Хорезмской областях республики.

Дети из ликвидированных домов «Милосердия» были распределены по семьям и за последние четыре месяца в Узбекистане были открыты около ста Семейных детских домов.

По данным официальных СМИ, большинство усыновителей – это сотрудники и руководители закрывающихся домов «Милосердия», сотрудники районных и областных администраций, Национальной гвардии, МВД, а также местные предприниматели.

Пресс-служба Нацгвардии оставила без ответа вопросы «Озодлика» о том, как в течение короткого периода времени дети были распределены по семьям, как будет контролироваться их дальнейшая жизнь и многие другие вопросы.

Силовики и предприниматели усыновляют детей по собственной инициативе

По словам чиновника, работающего в одной из администраций Ферганской области, сотрудники государственных и силовых структур, а также предприниматели усыновляют детей из домов «Мехрибонлик» исключительно по собственной инициативе.

Чиновник сообщил о полном закрытии одного детского дома и двух домов «Мехрибонлик» в Ферганской области.

– Некоторых детей вернули в собственные семьи или передали родственникам, а некоторых из них отдали в Семейные детские дома. Наши сотрудники из Национальной гвардии и администрации области также усыновили детей по собственной инициативе. Их инициативу поддержал сам начальник областного управления Национальной гвардии. Некоторых детей отдали в семьи предпринимателей. Главное требование для усыновителей – иметь достаточную жилплощадь, остальные расходы полностью покрываются за счет государства, – сказал чиновник, попросивший «Озодлик» не разглашать его имени.​

Принудительное усыновление?

Специалист органа опеки и попечительства Самаркандской области говорит, что следит за сообщениями о Семейных детских домах, открытых один за другим в течение последних четырех месяцев. Он говорит, что в целом поддерживает данный процесс, но в то же время не скрывает некоторые свои беспокойства.

–​ Это очень хорошо, когда дети живут в семьях. Я уже десять лет работаю в органе опеки и попечительства, но еще ни разу не видел ни одного чиновника или начальника органа внутренних дел, который бы выразил желание усыновить сироту. Сегодня они усыновляют по пять детей. В основном это дети в возрасте от 8 до 16 лет, у которых переходный возраст и которые трудно поддаются воспитанию. У меня складывается такое мнение, что чиновников принуждают к усыновлению. Но самое главное – кто будет контролировать дальнейшую судьбу этих детей? Кто посмеет явиться в дом начальника УВД и попросить разрешить поговорить с девочками, которых он удочерил. Ведь все же знают, как чиновники УВД и областных администраций разговаривают с людьми!, – говорит специалист органа опеки и попечительства.

По его словам, в настоящее время усыновленным детям, а также детям, переданным под опеку или под патронат, государство выплачивает около 1 миллиона 300 тысяч сумов в месяц (около 120 долларов), детям-инвалидам – по 2 миллиона 700 тысяч сумов (около 250 долларов).​

– Кроме того, раз в год государство выделяет деньги на покупку одежды этим детям. В комплект одежды входят: одна куртка, пара сапог, спортивная обувь и школьная форма. Понятно, что выделяемые ежемесячно 1 миллион 300 тысяч сумов не смогут покрыть расходы одного подростка. Исходя из этого я смею предположить, что поручение по скорейшему закрытию домов милосердия было дано «сверху», которое наши чиновники спешат выполнить на ура!, – говорит специалист органа опеки и попечительства Самаркандской области.

Мурад Назаров: «Мне позвонили из детского дома»

Известный предприниматель из Ташкента Мурад Назаров, который также является владельцем таких компаний, как Murad Buildings, Nest One и NRG, усыновил сразу девятерых детей из детского дома, чем вызвал различные споры в соцсетях.

Как сообщило интернет-издание Qalampir.uz, Назарову позвонили из ташкентского детского дома и попросили помочь в распределении детей-сирот.

«Руководство детского дома №23 вышло на меня с просьбой помочь им с распределением детей в семьи, так как в детдоме осталось мало детей. Я посоветовался с семьей и мы решили взять их в свою семью», – сказал в интервью изданию Мурад Назаров.​

Проходили ли семьи обследование у психиатра?

Закрытие домов «Мехрибонлик» и спешное распределение детей по разным семьям вызвало неоднозначную реакцию в обществе.

С одной стороны, выдвигается вопрос о том, добровольно ли такие семьи забирают детей и нет ли за этим интересов, противоречащих правам детей.

С другой стороны, все чаще возникают вопросы о том, изучалось ли психологическое, медицинское и моральное состояния зажиточных семей, усыновляющих в короткие сроки девочек или мальчиков подросткового возраста примерно одного возраста, а также проходили ли они психиатрическое обследование в установленном законодательством порядке.

Пока «Озодлик» не смог получить ответы на вышеуказанные вопросы от представителей Национальной гвардии и Министерства народного образования.

В действующем законодательстве Узбекистана существуют жесткие требования к семьям, желающим усыновить, взять под опеку или на попечительство ребенка. Кроме того, данная процедура занимает немалое время.

В частности, в Положении о детских домах семейного типа установлено, что супруги, желающие усыновить ребенка или организовать детский дом семейного типа, должны пройти тщательную проверку:

  • Заявление в орган опеки и попечительства;
  • Право собственности у супругов в соответствии с санитарными правилами и нормами;
  • Документ, подтверждающий наличие арендуемого или другого вида жилья (в случае отсутствия соответствующего жилья в заявлении указывается необходимость предоставления служебного жилья);
  • Заключение врачебно-консультативной комиссии о состоянии здоровья супругов;
  • Наличие справок от психиатрических и наркологических учреждений, а также заключение кожно-венерологического диспансера.
  • Документы рассматриваются в течение 30 дней. В течение еще одного месяца после приема заявления отдельно изучается положение семьи и мнения всех ее членов, а также мнение воспитанников дома «Мехрибонлик», после чего дается разрешение на открытие Семейного детского дома.

По закону, приемными родителями могут стать супружеские пары в возрасте от 35 до 50 лет.

«Социальные сироты»

Согласно официальным данным, в последние годы в домах «Мехрибонлик», в которые принимаются дети в возрасте от 3 до 18 лет, увеличилось количество детей, у которых имеются живые родители, но которые по разным причинам не могут прокормить своих детей.

Причины, по которым детей сдают в дома «Мехрибонлик»:

  • мать не в состоянии прокормить ребенка из-за отъезда отца ребенка за границу;
  • ребенок, оставшийся без присмотра по причине отъезда обоих родителей на заработки за границу;
  • ребенок, которого родители лично сдали в дом «Мехрибонлик»;
  • ребенок, оставшийся без присмотра после развода родителей;
  • ребенок, родители которого или один из них, лишены родительских прав.

В частности, по данным заместителя министра народного образования Дилшода Кенжаева, по состоянию на ноябрь 2021 года в 16 домах «Мехрибонлик», которые существовали на тот момент в Узбекистане, воспитывались 2047 детей.

Из них 316 являлись полными сиротами (у которых умерли оба родителя), остальные – это полусироты (у которых умер один из родителей), либо социальные сироты (дети, родители которых живы, но лишены родительских прав в силу разного рода обстоятельств).

По словам заместителя уполномоченного Олий Мажлиса по правам человека (Омбудсмена), уполномоченного по правам ребенка Алии Юнусовой, в 2020 году воспитание одного ребенка в доме милосердия обошлось в 2,5 млн сумов (около 250 долларов) в месяц.

Процесс сокращения числа домов милосердия, возвращения детей в свои семьи, передача их родственникам или приемным семьям начался еще в 2019 году.

11 февраля 2019 года президент Шавкат Мирзияев подписал постановление ПП-4185 «О дополнительных мерах по усилению социальной защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Документ предусматривал усиление социальной защиты детей в домах «Мехрибонлик» и ликвидацию «социального сиротства».​

Кто будет контролировать дальше систему защиты детей-сирот?

Специалист органа опеки и попечительства Самаркандской области говорит, что два важных вопроса по новой системе социальной защиты детей-сирот и детей-беспризорников все еще остаются открытыми.

– Во-первых, как будет контролироваться дальнейшее физическое, психологическое состояние детей, переданных в обеспеченные семьи? Согласно постановлению, эти вопросы должна решать Национальная гвардия. Но этот орган должен заниматься совершенно другими задачами. Сейчас сотрудников Нацгвардии обучают к работе с сиротами, однако справятся ли они с этой задачей?

Второй важный вопрос: Сдержит ли свое слово государство, которое сегодня отдает детей в семьи с большими обещаниями? Потому что до сегодняшнего большие льготы и привилегии упоминались только на бумаге, но на самом деле всем было известно об истинном положении в домах «Мехрибонлик». Были случаи, когда дети недоедали, оставались без присмотра, если помните, в Маргилане были случаи изнасилования девочек-подростков. Разве в семьях не может быть таких случаев?! Возможно, да, но как будут контролировать и предотвращать такие случаи в семьях, – сказал специалист самаркандского органа опеки и попечительства.

В 2020 году «Озодлик» сообщал о том, что в городе Маргилане Ферганской области Узбекистана закрыли дом «Мехрибонлик» №1, в котором сотрудники издевались над детьми, насиловали и принуждали к абортам.

После того, как в данном учреждении, где воспитывались 117 детей, были выявлены случаи, связанные с принуждением несовершеннолетних девочек к проституции и использованием их для оказания сексуальных услуг, начальник и более десяти сотрудников данного дома милосердия были обвинены в совершении особо тяжких преступлениях и привлечены к уголовной ответственности.

До сегодняшнего в Узбекистане:

  • 560 детей (до 3-4 лет) воспитывались в 13 «Детских домах»;
  • 1800 детей (от 3 до 18 лет) в 16 домах «Мехрибонлик» и в 4 «Детских городках»;
  • 21 000 детей (от 7 до 18 лет) в 86 специальных школах-интернатах;
  • 79 000 детей на основе меценатства, опеки и семейного патроната.

Между тем возникает вопрос о том, на какую защиту в дальнейшем могут надеяться сироты и безнадзорные дети, если в скором времени в стране резко сократится количество домов милосердия.

Ранее ЮНИСЕФ заявляла, что приветствует реформы правительства Узбекистана, направленные на ликвидацию института детских домов, унаследованного от прежней советской системы. Однако в организации подчеркивали, что процесс реинтеграции должен быть хорошо спланирован, а детям и их семьям необходимо оказывать поддержку на протяжении всего процесса.

XS
SM
MD
LG