Ссылки для упрощенного доступа

02 Декабрь 2021, Ташкентское время: 12:17

Любовная история с печальными последствиями в Душанбе. При чем тут сын президента?


Азиза Давлятова (слева) была арестована в начале этого месяца вместе со своим мужем Лутфулло Давлятовым (справа) в связи с жестоким избиением Мадины Мамаджоновой (в центре).

Нападение на «вторую жену» местного бизнесмена стало поводом для обвинения в бездействии органов власти в Таджикистане. Напавшая – законная жена этого же предпринимателя. Сначала дело было закрыто, но после возмущений общественности супружескую чету арестовали. У семьи, как оказалось, большие связи. Но общественность обратилась к тем, выше которых нет никого в Таджикистане, – семье президента Рахмона, точнее, к его сыну мэру Душанбе Рустаму Эмомали.

В Таджикистане, где состоятельные и влиятельные люди часто уходят от правосудия, уголовное дело в самом начале было закрыто прокуратурой без какой-либо передачи его в суд несмотря на то, что жертва находится в коме.

Проживающей в Душанбе женщине, имеющей хорошие связи, грозит до 15 лет лишения свободы за попытку убийства предполагаемой «второй жены» своего мужа. За ходом расследования пристально следят жители Таджикистана.

Обвинение в покушении на убийство предъявлено Азизе Давлятовой – так зовут напавшую, – ее мужу Парвизу (по паспорту – Лутфулло) Давлятову грозит тюремное заключение на срок до семи лет по обвинению в истязаниях.

47-летний Парвиз Давлятов руководит одним из городских филиалов оператора мобильной связи «МегаФон». Он сын бывшего депутата, советника авторитарного президента Эмомали Рахмона.

Потерпевшей по делу проходит 32-летняя Мадина Мамаджонова, мать 11-летней девочки. 25 августа она пропала со двора дома, а 26 августа с признаками пыток и издевательств в беспамятстве была доставлена в душанбинский медицинский центр «Шифобахш», известный в народе как Кара-Бало.

О случившемся широкой общественности стало известно лишь спустя два месяца, так как правоохранительные органы в Душанбе отказались привлекать к ответственности виновников происшествия.

Тогда пользователи социальных сетей и защитницы прав женщин обратились к властям, публикуя фотографии, на которых запечатлены тяжелые травмы жертвы, и 1 ноября «по поручению мэра Душанбе» супруги Азиза и Лутфулло Давлятовы были задержаны по подозрению в «покушении на убийство» и «истязании».

При чем тут мэр Душанбе? К нему таджикистанцы обратились как к мэру Душанбе, председателю сената и – самое важное – как к очевидному преемнику своего отца в качестве таджикского лидера.

Рустам Эмомали не заставил долго ждать: он распорядился провести новое расследование, в ходе которого супруги были арестованы и им было предъявлено официальное обвинение.

Мало того, два высокопоставленных сотрудника городской полиции и прокуратуры уволены со своих должностей якобы за ненадлежащее ведение дела.

Мэр Душанбе и преемник Рустам Эмомали.
Мэр Душанбе и преемник Рустам Эмомали.

Чудовищное нападение

По словам врачей медицинского центра «Шифобахш», Мамаджонова была госпитализирована 26 августа «без сознания, с тяжелыми травмами» и явными признаками удушения.

На условиях анонимности врачи рассказали, что, по всей вероятности, у Мамаджоновой поврежден мозг из-за нехватки кислорода, что было вызвано удушением. Медики не знают, сможет ли она когда-либо полностью восстановиться.

Предполагается, что Давлятова совершила нападение на Мамаджонову, обвинив ее в том, что та на протяжении более двух лет состоит в романтических отношениях с ее мужем.

Источники, знающие обе эти семьи, сообщили, что Мамаджонова действительно была «второй женой» Парвиза Давлятова, что она совершила никях.

Вторая жена в Таджикистане не редкость несмотря на то, что многоженство официально запрещено.

До начала лета Мамаджонова работала бухгалтером в том же филиале «МегаФона», однако была уволена Давлятовым – якобы под давлением жены.

Как сообщается, семья Давлятова имеет политические связи высокого уровня благодаря своему отцу, Давлатали Давлатзоде, основателю и бывшему первому заместителю председателя Народно-демократической партии президента Рахмона. Он занимал много других высокопоставленных постов в правительстве Рахмона.

74-летний Давлатзода сказал Радио Свободная Европа / Радио Свобода, что «ревность» спровоцировала его невестку напасть на другую женщину и она должна быть привлечена к ответственности.

– А в чем он виноват, мне не понятно. В то время он находился в Душанбе, а конфликт произошел за пределами столицы, – сказал Давлатзода.

Остается неясным, имеются ли в этом деле другие подозреваемые.

Мадина Мамаджонова работала бухгалтером у Лутфулло Давлятова в компании мобильной связи, пока он не уволил ее якобы по указанию своей жены.
Мадина Мамаджонова работала бухгалтером у Лутфулло Давлятова в компании мобильной связи, пока он не уволил ее якобы по указанию своей жены.

Увольнение нерадивых чиновников

В заявлении от 1 ноября Генеральная прокуратура признает, что дело «доведено до сведения» президента страны, парламента и генерального прокурора посредством СМИ.

В нем не говорится, почему дело было изначально закрыто правоохранительными органами и прокуратурой.

Вскоре после нападения мать жертвы подала официальную жалобу в правоохранительные органы района Сино в Душанбе. Однако всего через несколько дней заместитель районного прокурора Сухроб Салимзода закрыл дело под предлогом недавно принятого закона о массовой амнистии.

В начале ноября Салимзода и начальник районной полиции Зафар Исмоилзода были уволены. Источники, близкие к правоохранительным органам, сообщили Радио Свободная Европа/ Радио Свобода, что они уволены из-за ненадлежащего проведения расследования по делу Мамаджоновой.

Но один чиновник, назвавший себя другом Салимзоды, утверждает, что решение о прекращении дела «исходило от высокопоставленных людей». Салимзода «просто выполнил указание», сказал этот чиновник на условиях анонимности, поскольку он не уполномочен беседовать со СМИ.

Дата судебного разбирательства не назначена, но очевидно, что это дело будет одним из самых громких судебных разбирательств в Таджикистане.

Коррупция широко распространена в системе уголовного правосудия Таджикистана, создавая возможность состоятельным и влиятельным людям избегать правосудия. Различные амнистии – один из способов для многих сократить сроки заключения или вообще закрыть дело.

Но с учетом общественного интереса и пристального внимания к делу Мамаджоновой преступникам будет непросто избежать наказания.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG