Ссылки для упрощенного доступа

01 Декабрь 2021, Ташкентское время: 04:47

«Усиленный режим». Накануне выборов власти Узбекистана ограничили передвижение активистов


раскрывший тайную резиденцию «Шоввозсой» президента Шавката Мирзияева.

Известный узбекистанский блогер, раскрывший тайную резиденцию «Шоввозсой» президента Шавката Мирзияева политический активист Алексей Гаршин в разговоре с «Озодликом» сообщил, что временно покинул Узбекистан.

Он говорит, что накануне президентских выборов в Узбекистане, намеченных на 24 октября, в стране усилилось давление на критиков власти и политических активистов.

Гаршин – не единственный активист, который жалуется на давление со стороны силовых структур накануне важного политического мероприятия в стране.

Руководитель Правозащитного альянса Узбекистана Елена Урлаева сообщила «Озодлику» о том, что накануне выборов она и ее соратники получили от правоохранительных органов предупреждение не выходить на улицу.

А ташкентская активиста Клара Сахарова говорит, что, несмотря на то, что она не выходит за рамки закона, ей угрожают тюрьмой.

На прошлой неделе бывшего певца Джахонгира Атаджанова, который выдвигал свою кандидатуру на пост президента Узбекистана от оппозиционной партии «Эрк» («Воля»), но позже заявил об отказе от участия в борьбе за президентское кресло по причине оказываемого давления на его семью, не выпустили из аэропорта Ургенча из-за «долга» по алиментам.

Атаджанов сообщил «Озодлику», что людей, встречавшихся с ним в Хорезме, вызывали на допрос в органы внутренних дел.

Активист, раскрывший тайную резиденцию «Шоввозсой», решил «отдохнуть»

Политический активист Алексей Гаршин, который летом этого года объявил о планах создания новой политической партии для борьбы с коррупцией, сказал, что из-за преследования решил временно покинуть страну для того, чтобы «отдохнуть».

– Я решил временно покинуть Узбекистан, чтобы отдохнуть. С того момента, как я объявил о создании политической партии, преследования не прекратились. За мной постоянно ведется слежка, с приближением выборов усиливается контроль. Они следят за каждым моим шагом. Всех, кто общается со мной, вызывают на допрос. Поэтому я решил на некоторое время уехать из страны. Мне нужно отдохнуть. Я устал. В Узбекистане мы работали в рамках закона, но все напрасно, если законы не работают, – сказал 19 октября в разговоре с журналистом «Озодлика» Алексей Гаршин, который из-за опасения за свою безопасность не пожелал раскрывать место своего нахождения.

Напомним, что в июле этого года Гаршин, раскрывший тайную резиденцию «Шоввозсой» президента Шавката Мирзияева, сообщил о подготовке к учредительному съезду партии «Озод Ватан».

Активист, выбравший временную эмиграцию, говорит, что не намерен отказывать от идеи создания своей политической партии.

– Вы знаете, Конституция Узбекистана написана идеально. Мы всего лишь действуем в рамках этого закона. Наша деятельность не направлена против государства. Мы обязательно добьемся регистрации партии, мы не намерены сворачивать с намеченного пути, – говорит Гаршин «Озодлику».

​Джахонгир Атаджанов: Всех, кто встречается со мной, вызывают на допрос

Другой политический активист Джахонгир Атаджанов, которого накануне президентских выборов не выпустили из Узбекистана, сказал, что всех, с кем он встречался и общался в Хорезме, вызвали на допрос в органы внутренних дел.

– А меня самого не пустили в Турцию, заявив, что у меня имеются долги по алиментам. Последнюю неделю я нахожусь в Хорезме, всех, кто общался со мной, вызвали на допрос в органы внутренних дел, где спрашивали: «О чем вы разговаривали с Джахонгиром, что он вам сказал, какие у него планы». Меня тоже вызывали, но я отказался, сказав, что без ордера никуда не пойду. Вот такая ситуация у нас перед выборами, – сказал Джахонгир Атаджанов 20 октября в разговоре с «Озодликом».

В прошлое воскресенье Джахонгир Атаджанов не смог вылететь из аэропорта города Ургенч в Стамбул из-за запрета, наложенного Бюро принудительного исполнения.

В пресс-службе БПИ сообщили, что у Атаджанова на основании решений судов имеется три исполнительных производства по взысканию алиментов на трех несовершеннолетних детей.

Однако сам Атаджанов говорит, что он выплатил долг по алиментам.

– На каждого ребенка я ежемесячно выплачиваю по 740 тысяч сумов (около 70 долларов). Для меня нет никакой проблемы в выплате такой суммы, потому что я плачу за своих детей. В данной ситуации они поступают несправедливо в отношении меня, они придумывают различные предлоги, чтобы не выпустить меня из страны, – сказал Атаджанов.

Запрет на выезд якобы из-за долгов за газ

Другой активист, критикующий правительство действующего президента Шавката Мирзияева, независимый политолог Махмуд Давронов сообщил «Озодлику» о том, что 20 октября его не выпустили из Узбекистана под предлогом того, что «у него имеются долги за газ и воду».

– Я хотел купить билет, но выяснилось, что имеется запрет на мой выезд из Узбекистана. Узнав о том, что я хочу выехать из страны, они обратились в БПИ с тем, чтобы в данном ведомстве заявили, что у меня имеются долги по коммунальным услугам. Но у меня нет никаких долгов. Моя квартира оформлена на жену, но в документах указали мое имя. Это ошибка. Теперь, чтобы исправить ее и исключить мое имя из базы данных, потребуется 3-4 дня. Наверное, они препятствуют моему выезду из страны, чтобы я не уехал куда-то и не выступил там с обращением о ситуации в стране. Джахонгиру Атаджанову тоже не позволили уехать из страны. Когда я узнал, что его не выпустили из аэропорта, решил проверить и себя и узнал, что на мой выезд тоже наложен запрет, – говорит Давронов.

По его словам, после прихода к власти Шавката Мирияева он, как и многие другие активисты, поверил обещаниям нового руководства Узбекистана, но вскоре понял, что ошибся.

– Если на выборах не будет участия оппозиции, то и не будет никакой конкуренции. Если на базаре для нас выставили пять дынь, то четыре из них сгнившие. Сладкая ли, спелая ли оставшаяся одна дыня, мы не сможем понять, пока не разрежем и не попробуем ее. Поэтому невольно вынуждены купить оставшуюся одну дыню. Численность населения Узбекистана достигла 35 миллионов человек. Из них 27 или 28 миллионов, а возможно и больше, лишены права выбора. Даже в первой Конституции, которая была в начале 90-х годов, народ имел право выдвинуть своего кандидата. Активные группы могли выдвигать своих кандидатов на выборах. Тогда существовали такие партии, как «Бирлик», «Эрк», существовала политическая конкуренция. Впоследствии Ислам Каримов исключил эти статьи из законодательства. С тех пор кандидаты выдвигаются от своих партий. А оппозиционным партиям отказывают в регистрации, – сказал «Озодлику» независимый политолог.

Махмуд Давронов был первым заместителем демократической партии «Хакикат, Тараккиёт ва Бирдамлик»​. Позже он сообщил, что находится в ряду тех активистов, которые пытаются создать партию «Озод Ватан».

Угроза ареста на 15 суток

Активистку Клару Сахарову 12 октября вызвали в ОВД Бектемирского района города Ташкента.

Там сотрудник милиции обвинил Сахарову в том, что она накануне выборов специально затягивает работы по благоустройству, а после пригрозил ей административным арестом.

– Я работаю на предприятии «Бектемир сифатли хизмат», которое оказывает услуги многоэтажным домам. Сотрудник милиции обвинил меня в том, что я специально затягиваю работы по уборке территорий, настраиваю людей против государства, критикую правительство и призываю к мятежу. Он пригрозил мне посадить меня на 15 суток по статье 194, то есть за невыполнение законных требований сотрудника органов внутренних дел, – говорит активистка.

Клара Сахарова говорит «Озодлику», что опровергла все обвинения в свой адрес и попыталась объяснить сотруднику милиции то, что предприятие, в котором она работает, не занимается уборкой территорий и несет ответственность только за ремонт домов.

В ходе беседы сотрудник милиции не смог объяснить Сахаровой причину, по которой ее вызвали в РОВД.

Клара Сахарова считает серьезным сигналом то, что ее вызвали в органы внутренних дел.

– Насколько я поняла, они вызвали меня для того, чтобы дать понять, что если я буду совершать какие-то лишние движения перед выборами, то они меня посадят, – говорит Сахарова.

Клара Сахарова – старшая сестра скончавшегося в прошлом году от коронавируса известного ученого-востоковеда, политзаключенного Андрея Кубатина.

Женщина говорит, что начала подвергаться давлению и преследованиям после того, как открыто обратилась к властям по делу своего брата.

Андрей Кубатин, работавший старшим преподавателем Ташкентского государственного института востоковедения, был арестован в 2017 году при передаче из своего личного архива, состоящего из редких книг, копий сотруднику турецкого агентства TIKA, который хотел издать туристический гид по Узбекистану. В отношении ученого было заведено уголовное дело по статье 157 («Измена государству») УК Узбекистана.

1 декабря 2017 года суд приговорил его к 11 годам тюремного заключения. В сентябре 2019 года ученый был реабилитирован решением Ташкентского областного суда по уголовным делам.

Клара Сахарова стала известна общественности Узбекистана и за его пределами после того, как после смерти ее брата стала требовать в судах различных инстанций компенсации материального и морального вреда семье Андрея Кубатина, заявляя, что ее брата осудили незаконно.

По словам Сахаровой, перед смертью брат рассказал ей о том, что в заключении его неоднократно подвергали жестоким пыткам.

«Сидите тихо в своих домах, выйдите на улицу – посадим»

Руководитель базирующегося в Ташкенте Правозащитного альянса Узбекистана Елена Урлаева говорит «Озодлику»​, что накануне президентских выборов она и ее соратники получили от правоохранительных органов предупреждение не выходить на улицу.​

– За четыре дня до выборов мы наблюдаем за усиленным режимом. Люди идут на все, чтобы продемонстрировать правительству свое недовольство. Однако силовые структуры пытаются показать, что перед выборами в обществе не наблюдается недовольство. Сотрудники органов внутренних дел требует от людей сидеть тихо перед выборами. Активистам, планирующим выйти на пикеты, угрожают административными арестами.

​Сейчас рядом со мной сидят наши активисты из Бухары. Им сказали, чтобы они уехали обратно к себе домой. А в областях фермерам приказали не встречаться с правозащитниками и пригрозили, что в противном случае их посадят. Они заблокировали телефоны, чтобы они не смогли общаться с нами. Сейчас я общаюсь по Телеграму. Вот такая вот ситуация у нас перед выборами президента, – сказала «Озодлику» ташкентская правозащитница Елена Урлаева.

Попытка властей скрыть недовольство в обществе

Руководитель базирующейся во Франции Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева говорит «Озодлику», что давление, оказываемое на критиков накануне выборов, свидетельствует о том, что правительство Мирзияева ничем не отличается от правительства его предшественника Каримова.

– В Узбекистане усилилась критика в адрес нынешнего правительства, потому что правительство Мирзияева не справилось с задачами, которые поставило перед собой пять лет назад. Сейчас мы говорим о давлениях на активистов, которые своими глазами видят ситуацию в стране и открыто говорят об этом. В настоящее время в Узбекистане работает международная комиссия, которая прибыла в страну для наблюдения за выборами. На людей оказывают давление, чтобы скрыть от членов комиссии недовольство в обществе. О чем это свидетельствует? О том, что мирзияевское правительство ничем не отличается от каримовского, – говорит Атаева.

На прошлой неделе авторитетная правозащитная организация Хьюман Райтс Вотч (HRW) заявила, что в Узбекистане «оппоненты лишены права участвовать в президентских выборах» и предупредила об ограничениях свободы СМИ и политического участия в предстоящем голосовании.

В заявлении правозащитной организации от 13 октября говорится, что эти ограничения «раскрывают ограниченность» реформ, осуществленных под руководством президента Шавката Мирзияева.

XS
SM
MD
LG