Ссылки для упрощенного доступа

27 Сентябрь 2021, Ташкентское время: 05:44

Токаев вместо Назарбаева, Афганистан и ковид. Как прошел саммит лидеров Центральной Азии


Президенты пяти центральноазиатских государств (слева направо): президент Кыргызстана Садыр Жапаров. президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, президент Узбекистана Шавкат Мирзияев, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и президент Таджикистана Эмомали Рахмон.

Лидеры пяти центральноазиатских государств провели встречу в Туркменистане. Пандемия и кардинальные изменения в соседнем Афганистане сделали их переговоры более актуальными.

6 августа главы всех пяти государств Центральной Азии собрались на туркменском курорте на побережье Каспийского моря. И хотя в их разговорах о сотрудничестве много повторяющегося, новые реалии придают их обсуждениям актуальность.

Встреча в Авазе была важной хотя бы потому, что пять президентов давно не встречались все вместе.

В Авазе состоялась третья с 2018 года «консультативная встреча» глав государств региона, но это была первая встреча, в которой не участвовал теперь уже бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Преемник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев не присутствовал на саммите в Узбекистане в ноябре 2019 года, хоть и занял кресло президента после выборов, прошедших за пять месяцев до мероприятия.

Новым и неизбежным на этой встрече было обсуждение пандемии коронавируса и необходимости сотрудничества для борьбы с распространением инфекции.

Встреча президентов проходила на фоне новой вспышки COVID-19, охватившей Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан.

Беседа, должно быть, была интересной, поскольку президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов продолжает настаивать на том, что в его стране не зарегистрировано ни одного случая COVID.

Поэтому комментарий Токаева о том, что все пятеро лидеров поддержали «предложение президента Туркменистана о создании [регионального] центра вирусологии и эпидемиологии», несколько удивляет.

Немного удивительно и то, что борьба с распространением коронавируса значится 19-м по счету пунктом в совместном заявлении по итогам саммита из 28 пунктов.

Но рутинные разговоры об улучшении региональной торговли обретают новое значение, поскольку COVID-19 негативно повлиял на экономику, производство и экспорт многих стран, а партнеры за пределами региона оказались менее надежными, чем казались до пандемии.

Кризис в области здравоохранения также затронул региональную торговлю.

Незадолго до встречи в Туркменистане узбекские и туркменские официальные лица договорились возобновить взаимное воздушное и автомобильное сообщение.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон прибыл пораньше, чтобы встретиться с Бердымухамедовым. Им удалось частично решить существующую с 2018 года проблему грузовых перевозок из Таджикистана в Иран через Туркменистан и обратно.

В соответствии с правилами, которые Ашхабад внедрил в марте 2020 года, когда прояснились масштабы пандемии, прибывающие к границам Туркменистана товары должны быть перегружены на туркменские грузовики и перевезены через всю страну, а затем загружены на транспортные средства стран – конечных пунктов назначения этих грузов.

Президенты стран Центральной Азии на третьей «консультативной встрече» глав государств региона.
Президенты стран Центральной Азии на третьей «консультативной встрече» глав государств региона.

Токаев говорил о развитии региональных торговых и транспортных маршрутов и заявил, что Казахстан может экспортировать в страны Центральной Азии товары на сумму до миллиарда долларов.

Однако центральной темой повестки дня была ситуация в Афганистане.

В седьмом пункте совместного заявления лидеров упоминается Афганистан, где ситуация – особенно прямо на границе с Центральной Азией – намного более тревожная, чем была когда-либо за последние 20 лет.

Но то, как написан этот пункт, дает ощущение, что его могли взять из любого заявления, составленного за последние 30 лет.

Все пять лидеров «подтверждают, что одним из важнейших факторов сохранения и укрепления безопасности и стабильности в Центральной Азии является скорейшее урегулирование ситуации в соседнем Афганистане».

И в связи с этим они «выразили готовность оказывать всемерное содействие в скорейшем достижении гражданского мира и согласия в афганском обществе».

Каждое из трех граничащих с Афганистаном центральноазиатских государств проводит свою политику в отношении этой страны.

Узбекистан ведет переговоры с правительством и талибами и пытается добиться мира между ними.

Правительство Таджикистана избегает контактов с талибами.

Туркменские власти ведут переговоры с правительством и талибами, но Ашхабад предпочитает как можно меньше участвовать в афганских делах.

Безусловно, об Афганистане на встрече говорили гораздо больше, чем упомянули в совместном заявлении. В одном из сообщений отмечалось, что Рахмон предупредил об «экстремистах, которые хорошо обучены саботажу, терроризму и пропагандистской деятельности и имеют далеко идущие планы в отношении нашего региона».

Но, пожалуй, самым заметным достижением встречи пяти президентов была атмосфера, в том числе ощущение, что все участники, как кажется, находятся в относительно хороших отношениях друг с другом.

Фактически, если не считать формальной части, когда все пятеро были в деловых костюмах, встреча больше походила на вечеринку, чем на саммит.

Президентов сфотографировали в повседневной одежде на морском судне и в спортивных костюмах в тренажерном зале. Это побудило Питера Леонарда из издания Eurasianet.org написать в Twitter'е, что он «почувствовал атмосферу ночи покера», увидев фото с саммита президентов Центральной Азии. Подходящая оценка для духа товарищества, который, по-видимому, пытались создать пять президентов.

Для кого-то может показаться сущим пустяком.

Но за почти 30 лет независимости лидеры пяти стран слишком часто враждовали друг с другом, даже перед лицом общих угроз.

XS
SM
MD
LG