Ссылки для упрощенного доступа

29 Октябрь 2020, Ташкентское время: 11:17

Сотрудники Бюро принудительного исполнения в Джизаке жалуются на принуждение к работе без зарплаты


Сотрудник Бюро принудительного исполнения.

Сотрудники Бюро принудительного исполнения (БПИ) Джизакской области пожаловались в редакцию «Озодлика» на то, что с марта месяца этого года они работают, не получая заработной платы. По словам сотрудников БПИ, за последнее время десятки сотрудников с высшим образованием были уволены из областного Бюро, а оставшиеся работают без зарплаты. Один из руководящих сотрудников БПИ Джизакской области в телефонном разговоре с журналистом «Озодлика» опроверг эту информацию. Однако информация, содержащаяся на аудиозаписи, оказавшейся в распоряжении нашей редакции, не соответствует заявлению чиновника.

16 сентября руководство Бюро принудительного исполнения (БПИ) Джизакской области обнародовало заявление с опровержением информации, обнародованной на сайте «Озодлика», в которой сообщалось, что сотрудников БПИ в Джизаке «отправляли в трудовой отпуск и заставляли работать без выплаты заработной платы».

В заявлении, в частности, говорилось следующее: «Сотрудников не привлекают к работе в принудительном порядке, а заработная плата выплачивается им на регулярной основе до 5 числа каждого месяца».

17 сентября «Озодлик» снова связался с одним из сотрудников БПИ Джизакской области, который заявил, что «50 процентов штатных сотрудников были отправлены в принудительный отпуск за свой счет, но при этом продолжали работать с утра до вечера, не получая зарплату».

В своем заявлении руководство БПИ Джизакской области тоже признало, что сотрудники были отправлены в неоплачиваемый отпуск.

«Следует отметить, что дистанционная работа сотрудников Бюро принудительного исполнения была организована с учетом карантинных ограничений. Сотрудники ушли в неоплачиваемый отпуск добровольно и никто не принуждал их работать в этот период», – говорилось в заявлении руководства БПИ Джизакской области.

В распоряжении «Озодлика» оказалась аудиозапись, сделанная во время собрания в Бюро принудительного исполнения Джизакской области. На аудиозаписи человек с голосом, предположительно принадлежащим главе ведомства, признается, что сотрудники БПИ действительно работали без оплаты труда, и добавляет, что «это требование патриотизма и долг перед государством».

«Мы – одна семья. Семейные проблемы решаются внутри семьи. Нельзя выносить сор из избы. 50 процентов штатных сотрудников, находившиеся в отпуске за свой счет, действительно работали без зарплаты. Как сказал наш президент, пандемия похожа на войну. Во время войны наши деды работали без зарплаты во благо страны. Они отдавали свои ценные вещи, чтобы собрать деньги на изготовление танка. Сегодня мы должны брать с них пример. Наш патриотический долг – работать без зарплаты в то время, когда наша страна находится в тяжелом положении. В свое время мы получали большую зарплату, порой больше, чем прокуроры. Иногда даже получали премии два раза в месяц. Приобрели себе дома, машины. Мы что обеднеем, если поработаем какое-то время без зарплаты? Кто-то из вас пожаловался в редакцию «Озодлика» на то, что работал по 12 часов в день. Значит вы сами виноваты в этом. Эту работу можно закончить к 8 часам. Вы знаете, что в бюджете нет денег. Наберитесь терпения и не просите пока зарплату», – говорит на аудиозаписи человек с голосом, предположительно принадлежащим главе Бюро принудительного исполнения Джизакской области.

17 сентября «Озодлику» стало известно, что в центральном аппарате Бюро принудительного исполнения и четырех областных управлениях данного ведомства большинство сотрудников не получают зарплату с марта месяца.

– У меня два высших образования. Я закончила юридический институт. Езжу на работу из Кибрайского района. Зарплату не получала с марта месяца. Все расходы на проезд я трачу со своего кармана. На лекарства денег нет. Выхожу на работу, чтобы не потерять ее. Многих сотрудников уволили под предлогом «пандемии», – жалуется нашему радио сотрудница Бюро принудительного исполнения Ташкентской области.

Наш журналист поговорил с 35-летним специалистом с высшим образованием, уволенным из Ташкентского районного отдела БПИ.

– Меня уволили незаконно, сославшись на нехватку денег в бюджете. После увольнения мне должны были выплатить материальная помощь в размере двухмесячной зарплаты, но я не получил этих денег. Руководство Бюро принудительного исполнения обязано было трудоустроить меня, потому что увольнение было связано с сокращением штата. У меня нет своего дома, живу на съемной квартире. У меня трое детей, сейчас жена беременна четвертым. Я недоволен руководством БПИ, которое использовало меня, а потом выбросило на улицу, – говорит уволенный сотрудник Ташкентского районного отделения БПИ.

После общения с ним журналист «Озодлика» связался с отделом кадров Бюро принудительного исполнения, где нашему радио пообещали, что «данного сотрудника устроят на работу и окажут материальную помощь в размере двухмесячной зарплаты».

На прошлой неделе сотрудники Бюро принудительного исполнения Кашкадарьинской области обратились в редакцию «Озодлика» и сообщили, что «отправленных в отпуск сотрудников заставляют работать бесплатно».

Аналогичная жалоба поступала в нашу редакцию и от сотрудников Бюро принудительного исполнения Хорезмской области.

Напомним, 18 июня этого года президент Узбекистана Шавкат Мирзияев подписал указ «О дополнительных мерах по совершенствованию механизма реализации природного газа и электрической энергии».

В соответствии с документом с 1 августа Бюро принудительного исполнения при Генеральной прокуратуре лишилось функций по обеспечению полноты и своевременности платежей за потребление электрической энергии и природного газа. БПИ также перестало контролировать платежи в сфере сбора и вывоза отходов.

Бюро принудительного исполнения, ответственное за полноту и своевременность платежей за энергоресурсы, было создано указом президента в мае 2017 года. С 1 января 2018 года на Бюро также была возложена функция по взысканию платежей за услуги водоснабжения и водоотведения, а с 1 января 2019 года – за услуги сбора и вывоза твердых бытовых отходов.

До начала пандемии COVID-19 в системе Бюро принудительного исполнения работало около 14 тысяч человек. По словам представителя Бюро, из ведомства были уволены чуть более 20 процентов сотрудников.

XS
SM
MD
LG