Ссылки для упрощенного доступа

28 Октябрь 2020, Ташкентское время: 02:46

Карантинные меры. Как Узбекистан изолировал своих граждан с подозрением на коронавирус?


Карантинный лагерь, построенный из контейнеров. Ташкентская область. Фото из сайта Министерства строительства РУз.

Узбекистан первым среди стран Центральной Азии приостановил международное транспортное сообщение и объявил о карантине на всей территории страны. Первый случай COVID-19 в Узбекистане был зафиксирован 15 марта. Власти оперативно создали карантинные зоны и во всех областях и начали отправлять туда граждан, прибывших из-за рубежа. В материале «Озодлика» вы можете ознакомиться с тем, как проводят карантин вернувшиеся из-за границы узбекистанцы.

Карантин в контейнерах

Контейнерный лагерь в кургане «Уртасарай» Ташкентской области был построен в течение двух недель после закрытия границ Узбекистана. В первые восемь дней строители подготовили 1,5 тысячи мест в контейнерах. В настоящее время готовятся еще 8,5 тысяч мест. Однако, несмотря на то, что строительные работы еще не завершены, в карантинный лагерь стали помещать всех вернувшихся на родину – трудовых мигрантов, туристов и студентов. Власти Узбекистана не стали строить иллюзий относительно того, что коронавирус не атакует густонаселенную республику. На данный момент в стране выявлено более 1300 случаев COVID-19.

Мансур (имя собеседника изменено по его просьбе – Ред.) вместе с женой Зебо (имя женщины изменено по ее просьбе – Ред.) прилетел из Москвы в Ташкент 22 марта. Сразу после прилета их отправили в контейнерный лагерь. Супруги говорят «Озодлику», что не были в Узбекистане более года, но не ожидали, что внезапно вернутся на родину.

− Снаружи контейнерный лагерь похож на грузовой терминал. Везде стоят вагончики, где живут люди. Я был в недоумении, увидев все это, − говорит Мансур, проживший в одном из таких контейнеров целых две недели.

По словам его жены Зебо, изнутри контейнер поделен на две части, в каждой из которых установлены по четыре двухъярусных кроватей. Еще имеются простыни, одеяла, подушки и полотенца. Внутри установлен кондиционер, есть телевизор, телефон и электрический чайник. В пластиковых бутылках налита вода.

− Я больше всего боялась, что там не будет воды. Однако внутри контейнеров установлены умывальник, зеркало, туалет и даже душ. Но почему-то из крана вместе с холодной и горячей водой вытекает песок. Нам выдали зубные щетки и пасты, туалетную бумагу. И даже тапочки и бумажные полотенца, − рассказывает женщина.

Контейнерный лагерь в Ташкентской области. Фото с сайта Министерства строительства Узбекистана.
Контейнерный лагерь в Ташкентской области. Фото с сайта Министерства строительства Узбекистана.

Помещения обогреваются с помощью кондиционера. Однако не по всех контейнерах они работали исправно, говорят собеседники.

− В начале апреля выпал снег. Мы сильно замерзли в контейнерах. Пришлось согреваться бутылками с горячей водой. В лагере были обогреватели, но их не хватило всем желающим. Из щелей проникал холодный ветер, − сказал Мансур.

Как признаются собеседники «Озодлика», у помещенных в карантинный лагерь проблем с едой не было.

− Давали картошку, рис, мясо, макароны и гречку. На столе у нас все время был сахар, чай и печеные. Еду в одноразовой посуде оставляли при входе в контейнер. Мы все время питались внутри помещения. Нам было запрещено выходить на улицу без веских причин. Все жестко соблюдали основное требование карантина – полную изоляцию, − говорит Зебо.

По словам собеседников, несмотря на некоторые неудобства, они считают правильным идею создания подобных карантинных лагерей.

− А как еще можно изолировать такой поток людей? Было бы еще лучше, если бы внутри помещений не было бы так холодно, а военные были бы расставлены по всей территории лагеря, − говорят супруги.

Требования изоляции не соблюдаются

Контейнерный лагерь в «Уртасарае»​ – не единственная карантинная зона в Узбекистане. Прибывших в страну людей помещают в здания воинских казарм, детские лагеря, гостиницы и санатории.

Санаторий «Ситораи Мохи Хосса» в Бухаре. «Озодлик» сообщал, что здесь содержатся 247 узбекистанцев, возвращенные из Турции.
Санаторий «Ситораи Мохи Хосса» в Бухаре. «Озодлик» сообщал, что здесь содержатся 247 узбекистанцев, возвращенные из Турции.

Но условия везде разные. В разговоре с журналистом «Озодлика» некоторые собеседники признались, что не во всех карантинных зонах условия отвечали санитарно-эпидемиологическим требованиям. По их словам, были случаи несоблюдения требованиям гигиены в период нахождения на карантине в связи с распространением коронавируса.

‒ Мы прилетели из Москвы в Ташкент 21 марта и нас сразу же отправили в санаторий «Назарбек» в Ташкентской области. Это было шестиэтажное здание с 1-2-3-4-х местными комнатами, как в гостиницах. Но в этом месте не было никакой изоляции! Мы питались в общей столовой, одноразовой посуды и в помине не было. Там нам давали булку хлеба, кусок колбасы и яйца. Среди нас были дети, беременные и люди, страдающие сахарным диабетом. Мы были недовольны питанием и попросили давать нам нормальную еду. Санаторий охраняли военные, и они чуть ли с автоматами не стали нам угрожать, ‒ говорит собеседник по имени Азиз (имя собеседника изменено по его просьбе – Ред.).

Узбекистанец, содержащийся на карантине в лагере «Сокол» в городе Чирчике Ташкентской области.
Узбекистанец, содержащийся на карантине в лагере «Сокол» в городе Чирчике Ташкентской области.

Каждый день в этот санаторий помещали новых людей. В столовой стало не хватать места. Некоторые из помещенных на карантин стали требовать, чтобы людей стали кормить, изолировав их друг от друга. Однако эти требования остались неуслышанными.

‒ Мы пытались позвонить на телефон доверия, но на той стороне линии никто не поднимал трубку. А потом у нас отобрали мобильные телефоны, сказав, что вирус сохраняет жизнеспособность на таких предметах. Мобильный Интернет отключили. Связь по стационарному телефону тоже была плохой. К нам относились, словно к скоту, зараженному инфекцией!, ‒ говорит Дильмурод (имя собеседника изменено по его просьбе – Ред.).

Собеседники не отрицают, что ситуация в мире резко изменилась и правительства многих стран не были готовы к такому исходу дела. Но они все же недоумевают, почему в санатории «Назарбек» не соблюдалось основное требование карантина – изоляция граждан.

‒ В этом санатории были люди с хроническими заболеваниями, было много беременных и пожилых людей, диабетиков. К каждому был необходим отдельный подход. Однако их не могли обеспечить даже обычными лекарствами. Одного человека начала беспокоить позвоночная грыжа. Он начал кричать от боли, но ему не смогли найти лекарств, кроме парацетамола и валерьянки, ‒ сказал Азиз.

Продление срока карантина

Люди, помещенные в санаторий «Назарбек», надеялись, что в скором времени их отпустят домой. Однако срок карантина продлили –​ у нескольких лиц, находившихся в этом санатории, обнаружили COVID-19.

‒ На второй день после помещения в санаторий «Назарбек» у нас взяли анализы на коронавирус. На 12-й день карантина сделали повторный тест и у двух лиц обнаружили инфекцию. Нас выпустили из этого санаторий на 19-й день, так как установили, что мы не заражены вирусом. Все это время нам пришлось питаться в общей столовой, ‒ возмущается Дильмурад.

Сейчас оба собеседника «Озодлика» содержатся в контейнерном лагере в кургане «Уртасарай». Срок содержания их в карантине растянулся на 25 дней.

‒ В санатории «Назарбек» наши жизни подвергли опасности. Там не было никакой изоляции. Не соблюдались правила гигиены. Мы находились не в карантине, а как будто в концлагере, ‒ не скрывая злости говорит Азиз.

Парни говорят, что в настоящее время условия содержания в контейнерном лагере хорошие, но и здесь встречаются проблемы.

‒ Питание тут лучше, чем в санатории. Соблюдаются требования режима изоляции. Но тут, как и в санатории «Назарбек», нет лекарств для лиц с хроническими заболеваниями, ‒ говорит Дильмурад.

Главный санитарный врач Узбекистана Нурмат Отабеков высказал свое мнение относительно условий в санатории «Назарбек», появившихся в СМИ и соцсетях.

‒ Люди обижаются на то, что мы помещаем их на повторный карантин. Пишут, что они заразились инфекцией во время нахождения на первом карантине. Если человек вдруг оказался в группе риска и заразился вирусом, то в этом он должен винить себя. Он смог бы защитить себя, если бы следовал мерам безопасности и не контактировал с другими лицами, находившимися на карантине, ‒ заявил главный санитарный врач Узбекистана.

‒ А разве нам позволили самим выбрать место, где можно было бы поесть?! Нас кормили, загнав словно скотов в общую столовую. И только попробуй им возразить, ‒ злится Азиз.

‒ Власти думают, что кормят нас и этого достаточно для того, чтобы не высказывать претензий. Очень трудно с моральной точки зрения, когда к тебе относятся как к заложнику, ‒ добавляет Дильмурад.

«Казарменный карантин»

Воинская часть в городе Шават Хорезмской области превращена в карантинную зону.

Граждане, доставленные из России в Узбекистан чартерными рейсами, содержатся на карантине в казармах и санаториях Хорезмской области.
Граждане, доставленные из России в Узбекистан чартерными рейсами, содержатся на карантине в казармах и санаториях Хорезмской области.

Граждан, прибывших из-за рубежа, поместили в казарменные здания. В комнатах поставлены двухъярусные кровати.

‒ Людям приходится спать в близком друг от друга расстоянии. Питаются все в общей столовой. При входе в туалет выстраиваются очереди. В одной душевой купаются в среднем около 20 человек. Канализация работает очень плохо. Сотрудники, которые смотрят за карантинными гражданами, не носят никаких масок и перчаток, ‒ говорит «Озодлику» собеседник, представившийся Азатом.

По его словам, спустя неделю после помещения на карантин в одном из зданий началась паника.

‒ Выяснилось, что находившиеся там два человека заразились коронавирусом. Всех остальных людей, проживавших в этом здании, перевели в другое место. А мы остались. Но ничего не изменилось. Мы до сих пор питаемся в общей столовой, ходим в общий туалет, ‒ говорит Азат.

В Сурхандарьинской области прибывших из-за рубежа граждан поместили в основном в санатории и гостиницы.

‒ В городе Байсуне людей помещают в санаторий «Омонхона», а в кургане «Учкызыл» ‒ в санаторий имени Семашко. В инфекционной больнице в городе Термезе лечат людей с коронавирусом, ‒ говорит жительница Термеза Мадина.

‒ В Сурхандарье, находящиеся на карантине граждане питаются в общей столовой. В одно и тоже время там собирается около 200 человек. Посуда, ванная комната и туалет – общие. Карантинные объекты там вообще не дезинфицируются. Сотрудников не хватает, – говорит собеседница по имени Айдын, работающая уборщицей в одном из карантинных объектов в Сурхандарье.

‒ Теперь, приехавших в Узбекистан помещают только в контейнеры, казармы и санатории. Попробуйте только возразить. Теперь безопасность страны не только в руках медиков, но и военных, ‒ говорит с сарказмом Азат.

Смотреть комментарии (6)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG