Ссылки для упрощенного доступа

25 Август 2019, Ташкентское время: 04:13

Активисты требуют не допустить, чтобы Гульнара Каримова превратилась из лица, вымогающего взятку, на лицо, дающую взятку


Женская колония в Зангиатинском районе Ташкентской области, в которой отбывает наказание Гульнара Каримова.

Группа активистов гражданского общества Узбекистана обратилась к Министерствам юстиции, прокуратурам и правительствам Швейцарии, Франции, США, Гибралтара и Узбекистана, требуя правосудия в деле Гульнары Каримовой и решении судьбы ее незаконных активов.

Авторы обращения считают, что возвращение активов Гульнары Каримовой требует пересмотра дела Каримовой и ее сообщников в Узбекистане, которая отвечала бы стандартам надлежащей правовой процедуры и справедливого судебного разбирательства.

«Правительства Швейцарии, Франции и других стран, в которых заморожены активы Каримовой, должны руководствоваться не только антикоррупционным законодательством, но и правами человека при возвращении этих активов. Передача активов правительству Узбекистана возможна только после осуществления на практике комплекса антикоррупционных реформ и установления верховенства закона, как предварительное условие передачи активов», – отмечают они.

По мнению активистов, Министерство юстиции США должно блокировать любые попытки вернуть Гульнаре Каримовой и ее сотрудникам любую часть ее незаконно полученных активов.

«Речь идет об активах Гульнары Каримовой, источником которых являются многомиллионные взятки, полученные ею от телекоммуникационных компаний, обеспечивающих мобильную связь в Узбекистане. Это компании МТС, Телиа (бывшая Телиасонера), Вымпелком. Факт взятки подтвержден признанием самих этих компаний и их согласием выплатить штрафы общим размером 2,6 миллиарда долларов. Банковские активы Каримовой находятся преимущественно в ряде стран Европы, а именно в Швейцарии, Ирландии, Бельгии, Люксембурге, Швеции, а активы в виде недвижимости – во Франции, Великобритании. Во Франции были арестованы три объекта недвижимости Гульнары, купленные в свое время за 50 миллионов евро. Общий размер замороженных активов на территории Европы составляет более миллиарда долларов», – говорится в обращении узбекских гражданских активистов.

В настоящее время решается судьба активов, замороженных в Швейцарии, общий размер которых составлял еще в 2012 году 800 миллионов швейцарских франков. 130 миллионов франков из этой суммы оформлены на одного из сообщников Гульнары Каримовой Рустама Мадумарова, а 555 миллионов – на имя другого сообщника Гаяне Авакян. Кроме того, имеется несколько депозитных ящиков арестованных в швейцарском банке, в которых находятся драгоценности на значительную сумму.

«Наша главная проблема заключается в том, что в Узбекистане проходят секретные переговоры между двумя сторонами: Гульнарой Каримовой в лице ее швейцарского адвоката и дочери и узбекскими властями. Насколько мы понимаем, Каримова была помещена под домашний арест в феврале 2014 года, а затем переведена в женскую колонию № 21 в Зангиате (Ташкентская область) в 2017 году. В конце июня 2018 года ее снова перевели в квартиру ее дочери в Ташкенте. Её вернули в колонию Зангиата в начале марта 2019 года. Насколько мы понимаем, в обмен на согласие Каримовой на возврат активов из Швейцарии в Узбекистан ее представители требуют ее освобождения из тюрьмы и свободно покинуть Узбекистан, предположительно для лечения. Те, кто представляет Гульнару, также рассчитывают получить часть замороженных активов, по-видимому, для обеспечения того, чтобы она поддерживала комфортное будущее после освобождения, и, возможно, щедро компенсировать им их работу», – говорится в обращении активистов.

В последнем заявлении, сделанном от имени Гульнары Каримовой, 23 июня 2019 года, она утверждает, что согласилась на возврат из Швейцарии 131 миллион швейцарских франков, и готова сделать то же самое в отношении 555 миллионов швейцарских франков. В заявлении указывается, что она готова предпринять эти шаги в обмен на ее освобождение из тюрьмы и право покинуть Узбекистан.

«Мы пока не знаем, примет ли правительство Узбекистана эти условия, но мы ожидаем, что Каримова снова будет содержаться под домашним арестом, что значительно более комфортно, чем в колонии Зангиаты. Любая такая сделка должна быть признана крупной взяткой правительству Узбекистана, а Каримова просто переходит от стороны, которая вымогает взятки, к стороне, предлагающей взятки. Более того, такой исход никоим образом не будет отражать международные нормы и стандарты справедливости или интересы жертв первоначальной коррупции – народа Узбекистана», – сказано в заключении обращения узбекских активистов.

Старшая дочь покойного первого президента Узбекистана Гульнара Каримова является фигурантом нескольких уголовных дел о коррупции и отмывании средств, которые были заведены в отношении в США, Узбекистане и нескольких странах Европы.

Следствие утверждает, что Каримова получила около $1 млрд взяток от телекоммуникационных и других компаний (в основном иностранных) в обмен на гарантированное получение лицензий на мобильную связь в Узбекистане. После она вывела эти деньги за рубеж через офшорные компании и купила на них более десятка вилл и других объектов недвижимости в разных регионах мира.

Часть выведенных денег, около $555 млн, была найдена на счетах в Швейцарии. Еще около $200 млн – на счетах в других странах. Сейчас власти Узбекистана пытаются вернуть эти деньги на родину.

После приговора Каримова некоторое время жила под домашним арестом, но в марте 2019 года ее отправили в колонию в Ташкентской области, обвинив в «злостном» нарушении условий нахождения под стражей. Сама Каримова и ее дочь Иман утверждали, что условий ареста она не нарушала. Несколько дней назад адвокат Каримовой Грегуар Манже сообщил, что состояние его подзащитной резко ухудшилось и что ее вывезли из колонии на «скорой». Официально власти Узбекистана это пока не подтвердили.

XS
SM
MD
LG