Ссылки для упрощенного доступа

25 Сентябрь 2018, Ташкентское время: 06:20

Против Асада. Военные ССА, этнический туркмен и боевик ИГИЛ рассказывают, за что сражались в Сирии


В новой серии «За кадром событий» Шахида Якуб говорит с людьми, которые воевали и воюют в Сирии против правительственных сил.

В рамках своего проекта «За кадром событий» специальный корреспондент Настоящего Времени Шахида Якуб встретилась с людьми, которые воевали и продолжают воевать с Башаром Асадом. Они не считают его легитимным президентом Сирии и не считают, что их война закончена.

Почему они взяли в руки оружие и почему считают, что нынешний президент Сирии Башар Асад должен уйти? Свои истории рассказывают генерал и полковник Сирийской свободной армии, этнический туркмен и бывший боевик ИГИЛ.

*****

Туркмен: воевал с ИГИЛом, курдами и Асадом

Штаб оппозиционного режима Башара Асада батальона «Султан Мурад» находится в турецком Килисе, на границе Турции и Сирии. «Султан Мурад» в основном состоит из сирийских этнических туркменов (туркоманов). Помимо сирийских правительственных войск им пришлось также воевать с боевиками ИГИЛ, которые захватили часть земель туркоманов.

Хусейн Иса – этнический туркоман.

Хусейн Иса
Хусейн Иса

«У нас в Сирии живет около 2 миллионов туркменов. Я сам из города Алеппо, – рассказывает он. – Мы – потомки турков-сельджуков, которые пришли на территорию Сирии более тысячи лет назад. Все туркоманы Сирии выступают против Асада, потому что мы свободный народ. Сначала мы мирно протестовали, но потом в нас стали стрелять. Мы не хотели брать оружие в руки, мы хотели мирно протестовать, но у нас не было другого выхода».

Хусейн рассказывает, что до войны его семья, все восемь братьев занимались бизнесом. Сам Хусейн четыре года жил в Москве, торговал обувью. Когда начались боевые действия, брат Хуссейна, Фахим Иса, организовал отряд самообороны «Султан Мурад». Сначала они воевали против армии Асада, а потом открыли еще два фронта – против ИГИЛ и против военизированных курдских формирований.

«Мы воевали простым оружием. Мы освободили многие земли, нам в этом Бог помогает. Потом началась операция «​Щит Евфрата»​ (операция Турции по освобождению северных территорий Сирии, граничащих с Турцией, от ИГИЛ, в которой Турции помогала российская авиация – НВ). Мы освободили много территорий от ИГИЛ, от курдов и немного от армии Асада», – вспоминает он.

«Мы уважаем мирных русских людей. Мы раньше считали, что это наша вторая любимая страна, – говорит Хусейн. – Но российская власть помогла диктатору. Асад безумен. Он и его отец за сорок лет украли наше богатство, нашу страну. Они сорок лет держали нашу любимую Сирию в железных рукавицах. Мы хозяева этой земли, и никому ее не отдадим. Вы думаете, что мы не устали от этой войны? Мы устали. Но я хочу, чтобы все поняли: эта война не закончится, пока есть Асад».

Боевик ИГИЛ: воевал с Асадом и свободной Сирийской Армией

Рейханлы – другой город на границе Турции и Сирии. Здесь в доме одного из сирийских командиров находится 27-летний выходец из Туниса Абдалла, бывший боевик ИГИЛ. В результате авиаударов он потерял обе ноги.

«Я воевал в Ираке и Сирии. Поехал навестить друга в соседнюю страну, он мне предложил съездить в Сирию, посмотреть что там происходит, а заодно денег отвезти. Мне, честно говоря, и самому было интересно посмотреть, что и как, – рассказывает мужчина. – Но, когда мы приехали в Сирию, у нас отобрали паспорта, телефоны и сказали, что мы не можем уехать и должны воевать. Они были непреклонны».

Абдалла, бывший боевик ИГИЛ
Абдалла, бывший боевик ИГИЛ

По словам Абдаллы, до того, как он попал в ИГИЛ, он занимался торговлей топливом у себя в Тунисе и был далек от религии.

«Структура ИГИЛ такова. На верхушке пирамиды стоит амир, или главнокомандующий, – рассказывает бывший боевик. – Под ним –военная разведка ИГИЛ. Командирам разведки платят больше всех, у них самое лучшее оружие. Они – элита. После них идут командиры армии – это третья ступень по старшинству. Потом простые солдаты, которые воюют. После них идет полиция нравов, которая смотрит за соблюдением исламских порядков среди населения».

«Сначала нам платили 100 долларов, но потом когда начались экономические проблемы, нам стали платить 50 долларов», – вспоминает бывший боевик.

Положение в Сирии на конец 2017 года
Положение в Сирии на конец 2017 года

«Первые 6-7 месяцев моя семья вообще не знала, где я нахожусь. Потом я позвонил маме и сказал, что я в Сирии. Она стала плакать и просить, чтобы я вернулся. И я обещал это сделать, – вспоминает мужчина. –Ради этого я делал все, чтобы не погибнуть. Делал все, чтобы уйти из этой организации и вернуться живым к своей прошлой нормальной жизни».

После одной из бомбежек бывший боевик потерял обе ноги, и его отправили лечиться в провинцию Идлиб. Там он сговорился с товарищем. Они нашли телефон командира свободной сирийской армии и сдались наступающим войскам.

Боевики из стран бывшего СССР

Абдалла рассказывает, что в ИГИЛ встречал многих выходцев из стран бывшего СССР.

«Много! Из Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Азербайджана, – перечисляет он. – Но они держатся отдельно. У них свои батальоны, они не смешиваются с другими. Те, кто приехал из Азербайджана, – они очень радикальные, намного больше, чем другие», – замечает он.

Полковник ССА: воевал с ИГИЛ

Полковник Муатаз Рослан до войны был пилотом сирийской правительственной армии, но потом перешел на сторону оппозиции. Он и сегодня командует одним из батальонов к северу от Алеппо.

«Когда началась операция по освобождению территории от ИГИЛ, мы объявили амнистию всем, кто хочет сдаться. Только одной нашей группе сдались более 200 человек», – рассказывает он. По его словам, только его отряду сдалось около 50 боевиков ИГИЛ из Центральной Азии: один из Афганистана, один из Таджикистана, остальные из Дагестана.

Полковник Муатаз Рослан
Полковник Муатаз Рослан

«Мы их разместили в домах, даем им еду, медикаменты, пытаемся изменить их менталитет, как можем. Пытаемся объяснить, что такое правильный ислам, а не террористический ислам», – рассказывает полковник. Но, по его словам, денег на содержание пленных командирам ССА никто не выдает, поэтому солдатам полковника приходится делиться с пленными, среди которых есть женщины и дети, практически всем, в том числе едой и водой.

«Мы готовы отправить их домой, но это долгая процедура. Для этого, прежде всего, нужно разрешение из стран, гражданами которых они являются. Если есть разрешение, то мы передаем их Турции, и Турция, соответственно, передает их посольствам, – описывает полковник процедуру. – Но проблема заключается в том, что их собственные страны часто не хотят брать бывших боевиков».

В Грозный прилетели эвакуированные из Мосула дети и женщины
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:39 0:00

«Наша честь не позволяет нам их просто выбросить или позволить, чтобы что-то с ними случилось. Поэтому мы их держим, кормим, смотрим за их детьми – до тех пор, пока их собственные страны их не заберут. Или пока международное сообщество не решит, что с ними делать», – признается полковник.

Но, по его словам, это не выход:

«Дети должны ходить в школу, жить нормальной жизнью. Ведь не все они были в ИГИЛ. Многих затащили туда обманным путем. Надо разбираться в каждом случае, и если вины нет, они должны ехать домой», – считает он.

Генерал ССА, воюет с Асадом

Совещание офицеров Свободной сирийской армии также проходит в Рейханлы. Все, кто в нем участвуют, – бывшие кадровые военные, которые до начала революции в 2011 году служили в армии Асада. Но они не захотели подчиниться приказу стрелять в мирных протестующих, ушли в оппозицию и создали Свободную Сирийскую Армию (ССА).

Генерал Хайсам аль Фейси – один из главнокомандующих ССА.

генерал Свободной Сирийской армии Хайсам аль Фейси
генерал Свободной Сирийской армии Хайсам аль Фейси

«Когда мы решили поддержать революцию, мы не ушли из армии. Мы пошли защищать свой народ, который требовал свободы. Когда первые офицеры Сирийской правительственной армии начали уходить из войск режима, они все говорили: мы это делаем, чтобы защитить свой народ. Именно поэтому мы продолжаем бороться, рискуем жизнью и будем продолжать защищать свой народ до смерти», – говорит он.

«Как военный человек, как генерал и как гражданин Сирии, я скажу: мы хотим видеть Сирию свободной, демократической и единой, а не раздробленной на куски, говорит военный. – Поэтому Асад должен уйти. Все политзаключенные должны быть освобождены. Нападения на деревни и города, которые находятся под нашим контролем, должны прекратиться. Блокада таких районов как Восточная Гута, которые сегодня осаждают военные Асада, должны прекратиться, – перечисляет он. – Только в случае выполнения этих условий мы готовы сесть и вести переговоры».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG