Ссылки для упрощенного доступа

В Казахстане массово гибнет скот. Какую эпидемию скрывают власти?


В Нуринском районе Карагандинской области массово гибнет скот. Местные ветеринары говорят о вспышке пастереллеза, но после того, как власти решили не пускать в эти аулы посторонних, в том числе и журналистов, жители решили, что болезнь – гораздо более серьезный ящур.

Села имени Мынбаева, Тассуат и Заречное находятся в Нуринском районе Карагандинской области Казахстана, всего в ста километрах от Астаны, где сейчас проходит международная выставка ЭКСПО-2017. И в них массово болеет и гибнет скот.

Для жительницы села Тассуат Татьяны Серовой животноводство – единственный источник дохода. С подворья кормится вся ее семья, остатки продукции сбывают на рынке. Корова Серовой пока здорова, но в скором времени все может измениться.

«Хорошо, если нормально все будет. Но что мне потом с ней делать? – показывает на свою корову Татьяна Серова. – Я ни молоко, ни мясо не смогу сдать. Что мне делать, куда ее деть? Людей травить, сдавать втихаря?»

Ветеринарные врачи утверждают, что скот в Мынбаева, Тассуате и Заречном болеет инфекционным заболеванием пастереллез.

«В общей сложности пастерелез обнаружен у 319 голов крупного рогатого скота. Падеж составил 96 голов, из них 63 – это молодняк», – перечисляет Турсын Кабдулданов, зампредседателя комитета ветеринарного контроля и надзора Минсельхоза Казахстана.

По утверждению чиновников, карантин при пастереллезе не объявляют, лишь ограничивают въезд и выезд из населенных пунктов. На дорогах Карагандинской области сейчас расставлены полицейские посты: силовики следят, чтобы из сел не вывозилось молоко, мясо и другая продукция животноводства.

Но сельчане считают, что «пастеррелез» – диагноз для отвода глаз, а на самом деле власти скрывают эпидемию более страшной болезни.

«Три дня скот только болеет пастереллезом. Понос кровяной бывает. Но это не пастереллез. Это ящур. Зачем они нас обманывают?» – возмущается Людмила Чемирисова, жительница села Тассуат.

«Бумагу принесли, что это пастереллез. Но симптомы и течение болезни другие получаются, – говорит Людмила Роот, жительница села имени Мынбаева. – Они объясняют это тем, что у пастереллеза есть несколько подвидов, и один подходит под этот. Но тогда зачем нам во время подворового обхода медики советовали обращаться к ним, если какие-то высыпания или водянистые пузырьки на руках появятся?»

Первые симптомы болезни в Нуринском районе были зафиксированы еще в конце мая. Но до настоящего времени представители власти не давали никаких официальных комментариев по этому поводу. Зато, чтобы не допустить огласки, решили не пускать в эти аулы посторонних, в том числе и журналистов.

«Это обязательное условие. Мы несем ответственность за безопасность граждан, въезжающих на территорию этих населенных пунктов, в том числе и журналистов, – объясняет Турсын Кабдулданов. – Поэтому при любых подозрительных ситуациях предпринимаются такие меры, пока не устанавливается точный диагноз. Тогда либо продолжается ограничение на передвижение, либо вводится карантин».

Пастерелез, в отличие от ящура, крайне редко передается от животных человеку. Но жителей поселков предупредили: им необходимо внимательно следить и за собственным состоянием здоровья. Никаких других предупреждений сделано не было. В результате, чтобы обезопасить своих животных, некоторые сельчане сами проводят дезинфекцию в частных хозяйствах. Но в это время соседский зараженный скот продолжает беспрепятственно разгуливать по селу: больных животных никто не изолирует.

На сегодняшний день, по заверению властей, падеж домашних животных в Нуринском районе прекратился. Но на окраинах села Тассуат продолжают сжигать трупы умерших животных, а наспех сооруженные для них скотомогильники даже не ограждены. Ветеринары вакцинировали 3,5 тысяч голов крупного рогатого скота, но по-прежнему не спешат вводить в Карагандинской области карантин. А это значит, что компенсацию за погибший скот крестьяне, скорее всего, не получат.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG