Ссылки для упрощенного доступа

Юлий Юсупов: Либерализация валютного рынка, если ее проводить грамотно, не должна оказаться шоком для населения


Директор Центра содействия экономическому развитию, независимый эксперт из Узбекистана Юлий Юсупов. Фото с веб-сайта Kun.uz.

Директор Центра содействия экономическому развитию, независимый эксперт из Узбекистана Юлий Юсупов в интервью «Озодлику» (Узбекской редакции Радио «Свобода») говорит, что страхи, связанные с введением свободной конвертации валюты в стране, не имеют под собой серьезных оснований. Эксперт предполагает, что в случае, если узбекское правительство откроет конвертацию валюты, то курс американского доллара не превысит уровень «биржевого», но скорее всего он будет близок к «черному».

Юлий Юсупов – один из независимых экономистов, который поддерживает проведение экономических реформ в Узбекистане, в частности, либерализацию валютной политики, веденной в правительственную программу стратегии развития страны.

Экономист, завоевавший авторитет среди специалистов, в беседе с «Озодликом» сказал, что без введения свободной конвертации валюты, невозможно решить остальные проблемы в экономике Узбекистана.

Юсупов, говоря о наличии ряда проверенных методов решения данной проблемы, приводит свои предложения, которые можно применить в условиях Узбекистана:

– Если говорить о либерализации валютного рынка и введении конвертации, то, на самом деле, есть много разных вариантов, как это сделать. Самое главное – добиться результата. Результат заключается в том, что должны быть устранены множественные обменные курсы. Их в Узбекистане достаточно много – и официальный, и черный и так называемый биржевой (клиринговый) по безналичным сделкам. Главная задача – уровнять эти курсы, унифицировать, чтобы был один обменный курс, как и в большинстве других стран мира. Это можно делать разными путями. Можно постепенно девальвировать официальный курс до того момента, когда спрос и предложение на валютном рынке сравняются. Можно просто разрешить свободную продажу валюты без всяких ограничений, и Центральный банк будет просто подстраиваться под рыночный курс.

«Озодлик»: Господин Юсупов, какой бы путь предложили Вы, который мог бы быть самым оптимальным в сегодняшней ситуации?

Юсупов: Самое оптимальное и достаточно простое – это быстро девальвировать официальный обменный курс а не по пятьдесят сумов в неделю. Просто нащупать, где есть точка равновесия, которая обеспечит равенство спроса и предложения на валютном рынке. Я не думаю, что при равновесномкурсе доллар будет очень дорогим, скорее всего в районе 7-8 тысяч сумов за один доллар США.

«Озодлик»: Ведь «черный рынок» валют в Узбекистане уже находится в этой точке…

Юсупов: Да, это так. Но тут нужно помнить и про биржевой курс, который выше. Кроме того, что надо отпускать официальный курс, нужно также устранять административные барьеры на пути наличного денежного обращения. И тогда начнутся сближаться официальный курс и так называемый биржевой курс по безналичным расчетам. Я думаю, что они сблизятся. Невозможно сказать, где они сблизятся. Во-первых, на спрос и предложение действует огромное количество факторов, которых вы просто не можете учесть. Во-вторых, мы не знаем, какие на самом деле существуют обороты на всех этих трех сегментах: наличное обращение, безналичное обращение и по официальному курсу. Поэтому, где точно они сблизятся – неизвестно. Но, по моим ощущениям, где-то в районе 7-8 тысяч сумов за один доллар США. Биржевой курс составляет сейчас около 10 тысяч сумов за один доллар, официальный курс – в районе 3,5 тысяч сумов за один доллар. Эти два курса должны где-то встретиться. Думаю, что, скорее всего, встретятся они на уровне сегодняшнего «черного» курса.

«Озодлик»: Господин Юсупов, получается, это не так сильно повлияет на положение многих узбекистанцев, которые и так ведут все свои расчеты по курсу «черного» рынка?

Юсупов: Совершенно верно. У нас практически вся экономика работает именно по этим двум неофициальным курсам – по биржевому и «черному». То есть, импортные товары, которые продаются на потребительских рынках и которые покупают большинство узбекистанцев, они ориентированы либо на «черный» курс – сейчас это ближе к восьми тысячам сумам, либо на биржевой курс – это в районе десяти тысячи сумов. Товары у нас сейчас продаются по этим курсам. Больше чем биржевой курс на свободном рынке не может. Он будет, скорее всего, на уровне «черного» курса. Поэтому некоторые цены могут даже упасть. Товары, которые сейчас продаются по биржевому курсу, будут продаваться по курсу «черного» рынка. То есть, цена соответственно на 10-20 процентов снизится.

«Озодлик»: Если, как Вы говорите, большинство населения Узбекистана не пострадает при данном обстоятельстве дел, то откуда взялся такой страх от введения конвертации валюты?

Юсупов: Меня тоже все время удивляет страх наших людей. Этот страх связан с тем, что люди все время боятся, как бы хуже не было. Это вполне нормально. Люди привыкли, что если, как правило, что-то происходит, то это ударяет по их карману. В реальности же пострадают, во-первых, импортеры, которые конвертируют валюту по официальному курсу.

«Озодлик»: Вы сейчас говорите о небольшой группе людей, которые пользуются большими привилегиями из-за отсутствия конвертации валюты?

Юсупов: Это – государственные компании, которые входят в какие-то государственные структуры или в ассоциации. А также частные компании, которые имеют такие льготы. Опять же официальных данных нет. Информация олюдях и компаниях, которые пользуются этими льготами – это страшная тайна. Но я не думаю, что их очень много. И самое главное, даже если импортеры покупают импортные товары по официальному курсу, все равно на внутреннем рынке они продают эти товары по рыночным («черному» и «биржевому») курсам. Поэтому на внутреннем рынке это сильно не должно сказаться. Плюс, проиграют те, кто взял валютные займы. К примеру, я – предприятие и покупаю иностранное оборудование и для этого взял кредит в долларах. Если я имел возможность выплачивать кредит по официальному курсу, то есть государство мне конвертировало по официальному курсу, то теперь этот официальный курс девальвируется. И тогда мне придется сумов тратить гораздо больше, чтобы возвращать долг. Поэтому такие компании тоже могут пострадать. Но, насколько мне известно, у нас таких долгов не так уж много.

«Озодлик»: Господин Юсупов, а можно ли ожидать каких-то социальных потрясений от быстрого введения конвертации в данный момент? То есть, могут ли подскочить цены на основные импортируемые продовольственные продукты, как например, пшеница, картофель, или такие стратегические товары, как нефть и газ?

Юсупов: Даже если сейчас они импортируются по официальному курсу, то все равно продаются по рыночному курсу. Поэтому даже если избранных импортеров лишат доступа к официальному обменному курсу и они будут вынуждены импортировать по рыночному курсу, цена не должна измениться. Они и так продаются на внутреннем рынке по рыночному курсу.

«Озодлик»: По словам независимых экспертов, группа людей, которая привыкла к специальным льготам со стороны правительства, настолько могущественна, что она может блокировать в своих интересах любые попытки реформ в стране. Вы согласны с таким мнением?

Юсупов: Я думаю, что они действительно могущественны, чтобы препятствовать проведению реформ. Но я не думаю, что их могущество безгранично. Я считаю, что при наличии достаточной политической воли – все эти вопросы решаемы. Тем более, что Узбекистан уже имеет по историческим меркам совсем недавний опыт проведения девальвации официального курса и выравнивания обменных курсов. У нас с 2004-го по 2008 год был единый обменный курс. То есть, между официальным и «черным» курсом практически не было разницы.

«Озодлик»: Господин Юсупов, сейчас президент Узбекистана Шавкат Мирзияев пытается привлечь в страну иностранные инвестиции. Но пока никто из иностранных инвесторов не спешит приехать в Узбекистан. Ни Турция, куда была отправлена большая делегация из Ташкента, ни российские компании, за исключением крупных государственных компаний, не собираются инвестировать свои деньги в узбекскую экономику. Не кажется ли Вам, что это напрямую связано с отсутствием конвертации?

Юсупов: Это – в первую очередь, но не только. Действительно, первый вопрос, который задаст инвестор – это есть ли у вас конвертация? Потому что все знают, что в Узбекистане нет конвертации. А если нет конвертации, то, как они будут получать свои прибыли, которые заработают? Что они будут делать с узбекскими сумами, если они не смогут вернуть их в свою страну и превратить их в свою валюту?

«Озодлик»: Как может повлиять открытие конвертации на прямые инвестиции в экономику Узбекистана?

Юсупов: Это будет прекрасно. Сказать точно, насколько увеличатся инвестиции, в принципе невозможно. Но то, что они увеличатся – это однозначно. Другое дело – кроме введения конвертации, нужно сделать еще много другого. Я имею ввиду улучшение инвестиционного климата. Одной конвертации недостаточно. Это, безусловно, приведет к росту иностранных инвестиций. Но для того, чтобы в страну пришли большие инвестиции, я имею ввиду не только иностранных инвесторов, потому что инвестиционный климат рассчитан и для внутренних инвесторов, нужно провести достаточно глубокие реформы. Мы должны понимать, что без реальных инвестиций, новых технологий невозможно создать конкурентоспособную экономику. Поэтому нужно провести глубокие реформы, одной конвертации – да, это важно, но недостаточно.

«Озодлик»: Но, наверное, открытие конвертации уже можно назвать началом реформ?

Юсупов: Конечно, это будет началом реформ. Потому что, на конвертации завязаны почти все проблемы нашей экономики. Почему это так важно? Потому что, без решения вопросов конвертации почти ни одну другую проблему невозможно решить. Но если вы решили проблему конвертации, это не значит, что вы автоматически решили все проблемы. Это значит, что вы просто создали предпосылки для их решения.

«Озодлик»: Господин Юсупов, сколько времени может занять открытие конвертации по Вашему оптимистическому прогнозу? И каков Ваш пессимистический прогноз относительно принятия решения по конвертации?

Юсупов: Мой оптимистический прогноз – в ближайшие 2-3 месяца будет введена конвертация. Негативный прогноз – честно говоря, думать о нем я не хочу. Потому что, при желании можно и дальше продолжать жить без конвертации, как мы жили уже много лет. Что касается реформ – серьезных, системных реформ, которые позволят сменить всю систему экономических отношений, создать другую модель экономического развития – то на это потребуется несколько лет. И это притом, что будет сильная политическая воля, и эти реформы будут проводиться достаточно интенсивно. На это уйдет, как минимум, несколько лет.

«Озодлик»: Господин Юсупов, спасибо за интервью.

Беседовала журналист «Озодлика» (Узбекской редакции радио «Свобода») в Праге Замира Эшанова.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG