Ссылки для упрощенного доступа

Умида Салих: У моей мамы был единственный путь – к Единственному


Айдын (справа) и Умида Салих, супруга и дочь узбекского оппозиционного политика Мухаммада Салиха. Фото из семейного архива.

Недавно в Бишкеке вышла книга доктора Айдын Салих «Истинное врачевание. В поисках утраченного целительства» на русском языке. Отец Айдын Салих был поляком, а мать – украинкой. Она родилась в 1943 году в Луганске. Выйдя замуж за Мухаммада Салиха – узбекского поэта и оппозиционного политика, который считался основным оппонентом ныне покойного президента Узбекистана Ислама Каримова – приняла Ислам.

Айдын Салих являлась ученым-биологом, высококвалифицированным доктором. Много лет она посвятила исследованиям в области альтернативной медицины. Ее книга «Истинное врачевание. В поисках утраченного целительства» впервые была издана в Стамбуле на турецком языке. За короткий период книга стала бестселлером, переиздается и переводится на другие языки мира. Среди пациентов Айдын Салих были известные политики и общественные деятели разных стран мира.

В чем оригинальность этой книги?

Если охарактеризовать кратко, книга Айдын Салих – это синтез трех направлений учения о здоровья человека:

1. «Тибби набави» (Медицина пророков)
2. Народная медицина
3. Медицина Ибн Сина (Авиценны)

Автор книги открыто и бескомпромиссно связывает медицину, как науку с религией, с законами Всевышнего. И находит точки соприкосновения с Ибн Сина и народной медициной только в тех пределах если они соответсвуют с постулатами священного Корана и хадисов Пророка (с.а.в.).

Углубления в чтении Корана приводят автора к серьезным открытиям.

В своей книге «Истинное врачевание» Айдын Салих пишет: «На фоне сегодняшних изобретений сказанное Всевышним Аллахом 14 веков назад в Священном Коране потрясает человека. Если бы я была далека от биологии, возможно, не смогла бы понять, что каждая строка этой Священной книги является чудом. Мне посчастливилось увидеть одно из этих чудес, описанное в 119-120 аятах суры «Ан-Ниса» («Женщины»).

Прочитав это, я потеряла дар речи, словно капитан Кусто, который в ходе своих исследований открыл, что в местах слияния двух масс воды водный занавес не дает им смешаться, но еще большее удивление испытал, когда узнал, что об этом написано в Священном Коране еще 1400 лет назад, и преклонился перед Всевышним: «(Шайтан): Я непременно введу их в заблуждение, возбужу в них надежды, прикажу им разрезать уши у скотины и прикажу им искажать творение Аллаха». Кто сделал дьявола своим покровителем и помощником вместо Аллаха, тот уже потерпел очевидный убыток». «Он (шайтан) дает им обещания и возбуждает в них надежды. Но дьявол не обещает им ничего, кроме обольщения». (Сура «Ан-Ниса» («Женщины»), 119-120 аяты).

В этих аятах приведены обстоятельные и точные сведения о GMO, генной инженерии и данных обещаниях. Сегодня мы явно видим истинный смысл следующего в аяте «прикажу им рaзрезать уши у скотины»: для проведения необходимых генетических исследований и наблюдения мутаций, материал тканей отбирается из ушей животных путем отреза или путем высасывания с помощью игл, поскольку все тело животных покрыто шерстью или ворсом. И только внутренняя часть ушей у них гладкая и удобная для забора материала.

Поистине, согласно Священному Корану, трансгенные технологии обладают сатанинскими свойствами».

«Я не применяла на практике изобретение, пока не находила подтверждающий его аят или хадис», говорила Айдын Салих в одном из своих интервью Би-Би-Си.

В 1993 семья Салих была вынуждена покинуть Узбекистан из-за преследований властей.

Айдын Салих скончалась 9 ноября в Стамбуле в возрасте 71 лет.

В интервью «Озодлику» Умида Салих, единственная дочь Мухаммада и Айдын Салих, рассказывает о своей матери, об идее появления книги «Истинное врачевание. В поисках утраченного целительства», а также о годах проведенных Айдын Салих в Ташкенте и эмиграции.

История создания книги

«Озодлик»: Умида, недавно вышла книга Айдын Салих «Истинное врачевание. В поисках утраченного целительства» на русском языке. В начале книги Ваша мама выражает благодарность людям, которые непосредственно участвовали в ее составлении. В их числе она приводит и Ваше имя. Каково было Ваше участие в появлении этой книги?

Умида Салих: Первоначально я помогала маме как переводчик. Мама писала на русском языке, у нее был разговорный турецкий, но писать на этом языке она не могла. Поэтому я переводила все ее статьи, материалы на турецкий язык. То есть, изначально я начинала как переводчик, а потом мы с ней вместе переводили тексты, собирали информацию, обсуждали факты, выписывали все итоги. Но в основном моя роль была как переводчика.

Книга Айдын Салих «Истинное врачевание. В поисках утраченного целительства» на русском языке.
Книга Айдын Салих «Истинное врачевание. В поисках утраченного целительства» на русском языке.

«Озодлик»: Откуда возникла идея создания этой книги? Я слышала, что Айдын Салих лечила людей, но в один из дней кто-то сказал ей: «Айдын-ханум, а почему бы не написать книгу о методе Вашего лечения?»

Умида Салих: У мамы было очень много учеников и пациентов, которые приезжали из всех городов Турции. Естественно, ей приходилось передавать всю свою информацию устно – на собраниях, лекциях. Когда мама что-то рассказывала, ученики и пациенты все это записывали. Со временем они начали делать копии всех этих записей, раздавать друг другу, передавать тем, кому это было надо. У мамы давно была идея написать книгу. Но эта идея созрела именно тогда, когда люди в Турции начали продавать эти записи. Тогда мама решила написать книгу.

«Озодлик»: Первая книга Айдын-ханум вышла на турецком языке. Правильно?

Умида Салих: Да. Это был где-то 2005-2006 год, когда она жила в Турции. Именно тогда она начала работать над книгой на турецком языке.

Основная черта характера: никогда ни на что не жаловаться

«Озодлик»: Большую часть жизни Ваша семья была вынуждена жить в эмиграции в связи с политической деятельностью Вашего отца – оппозиционера Мухаммада Салиха. Эта книга была написана на чужбине. Естественно, что в таких условиях человек сталкивается с большими трудностями в своей жизни. Как в такой ситуации вела себя Ваша мама? Она жаловалась на свою судьбу?

Умида Салих: Знаете, это больше всего, что я вспоминаю в своей маме – за всю свою жизнь я не помню, чтобы она когда-нибудь жаловалась. Она была согласна с каждой секундой своей жизни. Хотя Вы знаете, у нее жизнь была тяжкая. Но, как ее дочь, я не помню, чтобы она когда-нибудь жаловалась на свою жизнь. Я вспоминаю только один случай, это было весной 2004 года. Мама с отцом жили в Германии, я – в Турции. Как-то я поехала навестить их. Я приехала и очень удивилась. Они жили в старом немецком доме, половина которого было снесено. Жили они на втором этаже этого дома. Там было две комнатки, но внутри было очень тепло и уютно. Куда бы не приезжала моя мама, она везде старалась создать уют, чтобы там было тепло и приятно. Но не могу забыть один момент – я зашла на кухню, открыла шкаф и увидела там всего четыре тарелки, четыре стакана, по четыре вилок и ложек. Я удивилась и спрашиваю: «Мам, а почему у вас всего четыре тарелки?» Мама называла меня «Биби» («Bibi»). Я помню ее лицо, как она ласково посмотрела на меня и сказала: «Биби, ты знаешь, я очень устала. Устала постоянно переезжать. Приехать, только ужиться, только все расставить, только привыкнуть, и оставив все, снова уезжать, поэтому я уже ничего не покупаю, ожидая очередной отъезд». Это единственный случай, который я помню, когда она не то что пожаловалась, а просто сказала, что устала. За год до ее смерти, когда у нее уже было все: ее дом, ее прекрасный сад полон роз, которые она обожала и сажала своими руками, ее семья, ее внуки, и когда она уже лежала, я про себя думала: «Наконец-то у мамы есть все, о чем она всегда мечтала и теперь ей приходится уходить». И даже тогда она ни разу не пожаловалась на судьбу. Она лежала, сияла и мечтала, как было бы прекрасно, если бы она умерла истинной мусульманкой.

Айдын Салих.
Айдын Салих.

«Озодлик»: А сколько лет Ваша мама была вынуждена жить в эмиграции после того, как семья была вынуждена покинуть Узбекистан?

Умида Салих: Мы уехали в 1993 году. 21 год она жила в эмиграции.

«Озодлик»: А сколько лет Ваша мама смогла пожить спокойно именно в Турции?

Умида Салих: Родители приехали в Турцию в 2005 году, по сей день папа живет в этой стране. Спокойно мама смогла прожить всего 10 лет.

Главная миссия жизни

«Озодлик»: Умида, Вы сейчас рассказали про пол дома в Германии, где жили Ваши родители. Иногда люди говорили, что у политика Мухаммада Салиха много денег. Видя фотографии Ваших родителей в Турции, многие думали, что Айдын Салих всегда жила в роскоши. Разве не так?

Умида Салих: Последние десять лет в Турции мама интенсивно работала. Под конец своей жизни она зарабатывала деньги. И наконец, она смогла жить так, как она этого хотела. Но даже тогда, когда у мамы были деньги для роскошной жизни, она никогда не жила роскошно. И все ученики вспоминают ее такой, какой она была. Она одевала одну и ту же одежду, у нее никогда не было пять нарядов. Могло быть два, максимум – три. У нее была одна сумочка от известного бренда, маленькая коричневого цвета, которую я купила себе в 1997 году и потом подарила маме. До конца своих дней мама носила эту сумочку, которая уже к концу ее жизни была сильно изношена. Однажды ее ученики сказали: «Айдын-ханум, давайте мы ее починим». Они взяли ее сумку и отнесли на ремонт. Она носила эту сумку долгие годы и не покупала другую. И уже под конец ее жизни у нее было достаточно денег, и я сказала ей: «Мама, давайте пойдем и купим Вам точно такую же сумку, только новую». Тогда она уже была слаба, она посмотрела на меня и сказала: «Бибиша, зачем? Мне этой хватит». Так она и умерла. Она была таким человеком, что ее не пересказать.

«Озодлик»: Ваша мама была такой и тогда, когда жила в Ташкенте?

Умида Салих: Да, она была такой всегда. Мама всегда была очень скромным человеком. Но в Ташкенте у нее были другие заботы. Она всегда была глубоким человеком, но здесь у нее была другая миссия. Мы никогда не жили в роскоши. Может быть, в старости родители начали жить спокойно и хорошо, но, а так, наша семья никогда не жила в роскоши, как это описывают некоторые люди. Нужно еще сказать, что мама очень много работала. Последние десять лет она выходила из дома в 8 часов утра и возвращалась в 7 часов вечера. Ей было уже 70 лет. И папа иногда жаловался: «Oна работает, бегает туда-сюда, сколько уже можно, ведь она устает». Как-то она приехала ко мне на кофе, и я ей сказала: «Мама, ну почему Вы так много работаете, Вы ведь уже пожилой человек? Вам же надо немного отдохнуть». Уже тогда она была слабая, ей нужно было отдыхать. Тогда мама сказала мне: «Мне хорошо, когда я работаю. Я чувствую себя полноценным человеком, когда я помогаю людям. То, что я делаю, это – миссия моей жизни». Мама работала до последнего.

Айдын Салих с дочерью Умидой и внуками.
Айдын Салих с дочерью Умидой и внуками.

«Озодлик»: Умида, позже книга «Истинное врачевание. В поисках утраченного целительства» была переведена на узбекский язык. Большинство узбекистанцев заинтересовались этой книгой, многие познакомились с ней за пределами страны, но большинство боялись ввезти ее в Узбекистан, некоторые ввозили ее тайком. Причина – политическая деятельность Вашего отца. Скажите, как это переживала Айдын-ханум? Ей было больно из-за того, что из-за политического режима в Узбекистане люди не могут ознакомиться с книгой, в которой вообще не говорится о политике?

Умида Салих: Мама была очень глубоко верующим человеком. На такие ситуации она относилась с полным спокойствием. Она очень верила в судьбу и волю Аллаха. Она была уверена в том, что книга попадет в нашу страну именно тогда, когда это будет угодно Всевышнему. То есть, она об этом никогда не горевала. Ей никогда в голову не приходило на что-то обидеться или о чем-то сильно горевать. Как дочь я думаю, что она больше всего переживала за своих детей – за меня и моего брата Тимура.

Выступившие против книги

«Озодлик»: А как встретили выход этой книги в Турции?

Умида Салих: До выхода книги у мамы уже была очень большая аудитория. Мама уже была популярна как доктор. Естественно, что ее аудитория была просто в восхищении от этой книги. Но знаете, ведь много и скептиков относительно исламской медицины, да и вообще скептиков насчет Ислама. Ведь эта книга почти про Ислам, то есть про стиль жизни мусульманина. В своей книге она описывает, как должен жить истинный мусульманин. Но вместе с тем, эта книга про здоровье. Книга о том, как надо жить и быть здоровым, и насколько это важно для мусульманина и насколько он ответственен за свое здоровье. Но в Турции было много людей, которые выступали против этой книги. В первую очередь, потому что она была основана на Исламе, во-вторых, потому что она была против модернизованной медицины.

«Озодлик»: Врачи в Турции выступали против этой книги?

Умида Салих: Такого, чтобы врачи сильно выступали против – не было. На тот момент это не было так сильно распространено. А сейчас уже в Турции альтернативная медицина не в такой глухоте, как это было раньше. Такого сильного протеста в отношении этой книги, я не помню. Но естественно написанное в книге полностью противоречило современной медицине.

Приход в Ислам

Озодлик: В книге «Истинное врачевание. В поисках утраченного целительства» Айдын Салих рассказывает, что о методах лечения некоторых болезней она узнала в те годы, когда жила в Ташкенте. Например, о пользе ростков пшеницы при лечении некоторых заболеваний. Ваша мама часто вспоминала про Узбекистан? Что она рассказывала, когда вспоминала про эту страну? Узбекистан был для нее родиной или страной, где она прожила какой-то период своей жизни?

Умида Салих: Вам известно, какая жизнь у нас была в Узбекистане, особенно в последние годы. Во-первых, она очень любила Узбекистан. Мы часто вспоминали родину, вспоминали наши походы в горы. Мама обожала ходить в горы, собирать травы. И вообще, она всегда с теплотой вспоминала Узбекистан. Но самое незабываемое для мамы – это первые мусульмане, с которыми она познакомилась именно там. Это была узбекская семья. Как-то летом папа отправил к ним меня и моего брата Тимура, чтобы мы изучили Коран. Мы жили у них где-то 2-3 месяца. Вначале для меня это была настоящая трагедия. Мне тогда было лет 9-10, а брат был еще младше. Для меня было трудно ехать в чужую семью и жить там. Знаете, тогда это было очень скрытно, запрещено. Но через некоторое время я не хотела возвращаться домой. Настолько я полюбила этих людей. Это были очень уникальные люди. Это были такие мусульмане, на которых смотришь, и хочется стать мусульманином. Они были не просто мусульмане, которые молятся пять раз в день. Вы смотрите на них и любуетесь, как они живут, как они общаются, как они любят друг друга, как они любят детей, какая у них вера. Мы с мамой очень часто их вспоминали. Я до сих пор помню этих чистейших людей. Я думаю, что они сыграли большую роль в понятии изучения Ислама в жизни моей мамы.

Председатель оппозиционной партии «Эрк» («Воля») Мухаммад Салих и его супруга Айдын Салих с внуками. Фото из семейного архива.
Председатель оппозиционной партии «Эрк» («Воля») Мухаммад Салих и его супруга Айдын Салих с внуками. Фото из семейного архива.

Озодлик: А у Вас самой какие воспоминания связаны с Узбекистаном?

Умида Салих: Первое время, когда мы приехали в Турцию, мне было очень мучительно и трудно. Так как мне было всего лишь 17 лет. Естественно, что все мое детство прошло в Узбекистане. Первые два года были очень трудными. Было трудно, потому что я никак не могла поддержать контакт со своей страной. Когда я звонила кому-то из своих подруг, знакомых, они не разговаривали со мной и просто бросали трубку телефона, услышав мой голос. Знаете, это было дикой травмой для меня. И первые два года я просто проплакала. А уже на третий год мне пришлось учить турецкий язык, поступать в университет. И когда я уже поступила в университет, я уже переросла все это. Сейчас я вспоминаю какие-то отрывки, связанные с моей жизнью в Узбекистане. Говорят же, земля тянет. Мне очень хочется, чтобы когда-нибудь мои дети поехали и увидели мою страну, как живет мой народ, кто такие узбеки и какая страна Узбекистан. Иншааллах, я верю в то, что в какой-то день, я, мой муж и мои дети поедим в Ташкент. Мы очень этого хотим. Но у меня самой воспоминания, связанные с Узбекистаном, очень тяжкие. Потому что я была очень привязана к Ташкенту, очень любила этот город. Я считаю, что была сильно травмирована, когда я уехала из родины. K сожалению, у меня не очень приятные воспоминания, связанные с Ташкентом.

Но я восхищаюсь тем, что, мой папа очень любит Узбекистан, несмотря на то, сколько плохого говорили и писали, и до сих пор говорят и пишут о нем. Я считаю себя узбечкой и люблю Узбекистан. И я даже надеюсь, что скоро нам разрешат въехать в страну. Но чувствуя и зная, что я узбечка, я уже привыкла к Турции.

Жизнь в Турции и тоска по Родине

«Озодлик»: А как Вас встретили в Турции? Там знали, что Ваш папа политик, который вынужденно покинул страну? Люди не боялись общаться с Вами, с остальными членами семьи?

Умида Салих: В Турции я была шокирована тем, насколько турки лояльно относятся к людям. Я приехала в Турцию и вдруг я стала для них своя. Я не сразу здесь прижилась, много плакала, а потом вижу, здесь меня все любят. А моего отца здесь приняли как героя. И здесь я себя никогда не чувствовала иностранкой.

«Озодлик»: Умида, сколько у Вас детей? Вы им рассказываете про Узбекистан, почему они не могут поехать в эту страну?

Умида Салих: У меня трое детей. Пока они не знают, почему не могут поехать в Узбекистан. Они еще маленькие. Но они знают, что мама у них и дедушка – узбеки. Знают, что у нас есть своя культура, знают, что у них дедушка выдающийся поэт Узбекистана. В этом году они узнали, что мы готовим сумаляк (праздничное блюдо народов Центральной Азии – Ред.) В этом году мы собрались с семьей и сделали сумаляк, помянули маму. Иногда они слышат узбекскую речь.

Сумаляк, приготовленный членами семьи политика Мухаммада Салиха в Стамбуле.
Сумаляк, приготовленный членами семьи политика Мухаммада Салиха в Стамбуле.

«Озодлик»: Известно, что в Стамбуле у Вашей мамы были ученики, медицинский центр. Насколько успешно продолжается дело Айдын Салих после нее?

Умида Салих: Мамины близкие ученики продолжают обучать и лечить людей. Ее дело продолжается так, как это было при ее жизни. Мы сейчас работаем над основанием фонда имени Айдын Салих. Потеря мамы был шок для всех. Потому что такой как она – нет. Почему мама писала книгу и все передавала людям? Она всегда говорила: «Вы не нуждаетесь во мне. Я научу вас всему и вы учите других. Рассказывайте остальным, чтобы все могли лечить себя и свои семья». И так все получилось. Мама всегда говорила: «Человеку не нужен доктор. Человек сам может быть своим доктором». И все что она задумала, она все это осуществила. Все продолжается так, как она этого хотела.

«Озодлик»: Вы сами практикуете дело Вашей мамы?

Умида Салих: Конечно, хотя моя практика проходит пока исключительно дома, в семье. Например, ни один из моих сыновей не привит, они никогда в жизни не принимали антибиотики. Как нас мама учила, так мы и стараемся жить.

«Озодлик»: Говорят, что Ваша мама помогла многим людям излечиться от тяжелых болезней. Книга «Истинное врачевание. В поисках утраченного целительства» основано на исламской медицине. Скажите, в поисках исцеления к Вашей маме приезжали исключительно из мусульманских стран?

Умида Салих: Такого исключения не было. Но, так как книга была основана на Исламе, большинство из них были мусульмане. Для них это было намного интереснее, чем для светских людей. К маме в поисках исцеления приезжали из разных стран мира. У нее было очень много пациентов, представителей разных вероисповеданий.

«Озодлик»: В наше время есть немало людей, которые скептически относятся к медицине пророков. Когда она сталкивалась с таким людьми, она падала духом или это еще более укрепляло ее веру в правильности избранного пути?

Умида Салих: У нее была очень сильная вера. Я очень волновалась и практически никогда не ходила на ее конференции, чтобы не услышать каких-нибудь страшных вопросов, на которые маме придется ответить. Но она всегда со спокойным тоном и с улыбкой на лице отвечала на эти вопросы. Но знаете, что интересно, самыми ее ярыми противниками были именно религиозные деятели. Она прямо им в лицо говорила об истинном Исламе. Напоминала им сунну, которую они не исполняли, как это было велено в исламе. Они были самыми большими ненавистниками моей мамы. Потому что она сильно их критиковала и не боялась сказать им в лицо: «То, что ты делаешь – это не ислам». Мама никогда не боялась поспорить и доказать то, что они не правы. Для нее был единственный путь – к Единственному. То есть, это был путь к Аллаху, и для нее не было больше никакого авторитета. Ее никто не смог смутить, обидеть или сделать так, чтобы она пала духом.

Последняя фотография Айдын Салих. Через четыре месяца ее не стало. Фото из семейного архива.
Последняя фотография Айдын Салих. Через четыре месяца ее не стало. Фото из семейного архива.

Последние дни Айдын Салих

«Озодлик»: Прошло около 2,5 лет, как Айдын ханум ушла из жизни…

Умида Салих: Вы знаете, нам до сих пор трудно. Особенно папа, он до сих пор никак не может это пережить. Ее уход был очень трудным для отца. Первый год мы никак не могли прийти в себя, мы целыми днями звонили друг другу и плакали. Я до сих пор не могу осознать, что ее нет с нами. Когда она мне говорила: «Бибиша, сделай это вот так», я сначала всегда все делала по-своему, и в конце все равно приходилось делать все так, как говорила мама, но пройдя уже свой путь. А теперь я прохожу свой путь и хотела бы сказать маме: «Знаете, а вот это именно так как Вы мне говорили». А ее нет. Вот это очень трудно. Тимур как-то в себе это переживает, а мы с папой до сих пор отправляем друг другу фотографии, иногда можем поплакать. Это конечно нелегко. Я помню последние дни моей мамы. Она была очень задумчива и почти не разговаривала. Ей уже не была интересна жизнь. Как-то я спросила: «Мам, вы боитесь смерти?» Она посмотрела на меня с тревожной улыбкой и сказала: «Нет кызым, ты что. Я не боюсь смерти, я боюсь, что останусь вот так лежачей». Вы знаете, она умерла так, как она описывала это в своей книге. Она умерла, как истинная мусульманка. Она умерла, когда ей читали суру «Ясин», в совершенной тишине, в очень спокойной обстановке. Для меня была уникальна ее смерть. Я никогда в жизни такого не видела. И когда ее обмывали я была с ней, никогда не могла себе представить, что умерший человек может быть таким красивым. Что умерший человек может быть с таким спокойным и красивым лицом. И впервые жизни я поняла, насколько важно приготовиться к смерти. Насколько важно продумать все. Я помню последние недели, когда мама лежала. У нее все было готово. То есть, у нее был готов ее кяфан (одежда (саван) для умерших, согласно исламу – Ред.), уксус, которым нужно было обмыть ее гроб, и даже стол для обмывания был готов и стоял в углу коридора. Это все было приготовлено, вычищено и выглажено. Она даже отправила моего брата Тимура за ведрами для обмывания, сказав: «Чтобы никто не был озабочен этими предметами, никуда не бегал, когда меня будут обмывать. Чтобы никому никакой тягости не было после моей смерти». Это все стояло на столе, и она лежала вся беленькая и сияющая. Я пришла и говорю ей: «Мам, я вижу что у вас все готово». Она ответила с улыбкой: «Все готово, а я еще все живу». Она об этом рассказывала так, как будто так и должно быть, как будто она соберет свою сумочку и уйдет куда-то отдыхать или уйдет в какой-то другой мир, в который у нас нет доступа. Рядом с ней я осознала очень многое. Теперь я знаю, какая может быть смерть, какая большая разница между людьми. Теперь я точно знаю, что именно смерть показывает, какой человек был при жизни.Когда мы ее обмыли и обернули в кяфан, она выглядела как «Элиф» (Elif – первая буква в арабском алфавите – Ред.) стройная и красивая. В ту ночь она осталась дома. Я легла рядом на ее кровати, в которой она спала до смерти. Мама лежала рядом на столике, на котором ее обмыли. Я уснула и вижу во сне, насколько у мамы была прекрасная смерть. Именно такой, о которой она мечтала. Мы очень много с ней говорили о жизни и смерти. И я всегда рассказывала ей свои сны. Я открыла глаза, чтобы рассказать ей об этом. Чтобы сказать: «Мама в моем сне Вы умерли так, как этого хотели. Слушая «Ясин» и приводя Калима-и Шахадат (провозглашение свидетельства веры – Ред.)». Открыв глаза, я увидела ее, она лежала в кяфане. Это для меня незабываемый момент. И тогда я заплакала, поняв, что ее уже нет...

«Озодлик»: Умида, спасибо за интервью.

Беседовала Гуля Хаджаева, журналист Радио «​Озодлик»​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG